Минск
+8 oC
USD: 2.58
EUR: 2.79

Зачем предки толкли воду в ступе?

Как вы думаете, для чего в музее пожарного дела хранится кувшин? Думаете, с его помощью пожары тушили? Нет, им от огня "защищались".
Как вы думаете, для чего в музее пожарного дела хранится кувшин? Думаете, с его помощью пожары тушили? Нет, им от огня "защищались". Кувшин с молоком ставили на подоконник во время грозы, чтобы в дом не попала молния: она представлялась нашим предкам змеей. В кувшине ставили для нее любимое лакомство. Между прочим, такой обряд соблюдала и бабушка начальника Музея пожарного и аварийно-спасательного дела МЧС Республики Беларусь Андрея Готина. А еще, защищаясь от молнии, крестьяне выбрасывали на улицу деревянную лопату для выпечки хлеба.

У предков было множество способов "предотвращать" пожары. Например, толочь воду в ступе или носить ее в решете. Не смейтесь - таким образом при долгой засухе дождь вызывали. Так что если у вас в семье сохранились бабушкино лыковое сито или ступка, в музее будут очень рады. Здесь ведь собирают не только историю тушения пожаров, но и историю их "предупреждения".

- Еще в Статуте Великого княжества Литовского 1588 года было записано, что человек отвечал за угрозу поджога и сам поджог, - рассказывает Андрей Александрович.

В ХVI - ХVII веках при городских магистратах трудились стражники от огня - несколько человек, которые следили, чтобы не возникало пожаров. В городах существовало такое понятие, как "исполнение пожарной повинности" - тушить пламя сбегались все. Будь ты богатый или бедный.

Днем город обходил кликун, который выкрикивал: "Берегись огня!". Между прочим, ночная пожарная стража действовала в Минске вплоть до 20-х годов прошлого века. Когда такой стражник обнаруживал во вверенном ему квартале дымок, крутил, что есть мочи, специальной колотушкой, которая могла разбудить весь район.

В средние века на городской ратуше круглые сутки стоял в дозоре караульный. И если видел пламя, бил в пожарный набат. Этот звук невозможно было спутать ни с каким другим. Гасили пламя не бог весть чем: заливали водой из деревянных ведер, в ход шли обыкновенные метлы и вилы. В 1812 году на смену ратушам пришли пожарные депо, и дежурный на каланче в случае надобности поднимал тревогу звоном 17-пудового колокола. Его звон вселял ужас в душу горожан, ведь в те годы города горели часто. Судите сами: в наши дни массовым считается пожар, если сгорело 3 здания, а в XIX веке - тот, в котором погибло до 50 домов. Например, в позапрошлом веке основная часть Минска выгорала не менее 16 раз. А до начала ХХ столетия в минской пожарной команде служили лишь 38 человек. Нередко они приезжали лишь на дымящиеся головешки - застройка-то была деревянной, дом сгорал за несколько минут. Брандмейстер мчался к горящему дому на деревянном, похожем на бричку выезде, запряженном парой лошадей. Прибыв на место первым, он оценивал ситуацию и решал, как надо действовать пожарной команде. Кстати, такой выезд хранится сейчас в музее. Команда огнеборцев тоже ехала на пожар на лошадке. И потому в пути с ними случалось всякое: то лошадь чего-то пугалась, то ломалось деревянное колесо повозки. Так что, бывало, к пожару приходили пешком...

Между прочим, в ХIX веке огнеборец тушил пламя в белоснежных перчатках и рейтузах. Последних ему выдавали только две пары в год. Нетрудно себе представить, как он выглядел, заканчивая работу. А вот как он выкручивался, стирая форму, история умалчивает...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...