Зачем пилить колоду, в которой... мед?

Когда мне было четыре года, мой 80-летний дедушка подарил всем своим внукам по колоде с пчелами. Их привезли осенью. А весной, когда зацвели сады, отец привез дедушку, чтобы тот осмотрел пчел. С необыкновенным любопытством я наблюдал за всем этим через окно. Дедушка был без лицевой сетки, по его рукам и голове ползали пчелы, он же, не обращая на них никакого внимания, проделывал какую-то важную операцию. А в шести метрах от колоды стоял мой отец, в брюках-ватниках, фуфайке, толстых рукавицах и зимней шапке, поверх которой была натянута сетка…<br><br> Через год дедушка умер, пчелы погибли. Отец так и не стал пчеловодом. Сосед сказал, что колоду надо порезать на дрова, чтобы не развести какую-то болезнь. Мать от страха немедленно принялась за работу. Пилила она эту колоду с моим старшим братом с утра до обеда. И все это время я умывался слезами, уговаривая их не пилить. Помню, кричал тогда: «Я вырасту и стану пчеловодом!»

Нектара на нашей земле хватает. В дефиците только компетентность.

Когда мне было четыре года, мой 80-летний дедушка подарил всем своим внукам по колоде с пчелами. Их привезли осенью. А весной, когда зацвели сады, отец привез дедушку, чтобы тот осмотрел пчел. С необыкновенным любопытством я наблюдал за всем этим через окно. Дедушка был без лицевой сетки, по его рукам и голове ползали пчелы, он же, не обращая на них никакого внимания, проделывал какую-то важную операцию. А в шести метрах от колоды стоял мой отец, в брюках-ватниках, фуфайке, толстых рукавицах и зимней шапке, поверх которой была натянута сетка…

Через год дедушка умер, пчелы погибли. Отец так и не стал пчеловодом. Сосед сказал, что колоду надо порезать на дрова, чтобы не развести какую-то болезнь. Мать от страха немедленно принялась за работу. Пилила она эту колоду с моим старшим братом с утра до обеда. И все это время я умывался слезами, уговаривая их не пилить. Помню, кричал тогда: «Я вырасту и стану пчеловодом!»

Закончив восьмилетку, я пошел в школу пчеловодов в Смиловичах. Параллельно учился в техникуме по пчеловодству. С 1976 года преподавал основные предметы по пчеловодству сначала в СПТУ-53, потом в Смиловичском техникуме.

В 1981 году для защиты дипломной работы во ВСХИЗО нам выделяли по 20 минут. Когда я представил только половину своего доклада, где утверждал, что от одной зимовалой пчелосемьи в Беларуси можно получать по 40 кг товарного меда, меня перебил председатель госкомиссии, доктор наук: «Красиво говоришь, это потому, что ты учитель. Поставим «4», но при условии, что ты эту глупость никогда не расскажешь своим ученикам. Получите в Белоруссии по 10 кг товарного меда — и вам обеспечена поездка на ВДНХ. Что-то я там белорусов не встречал».

Через три года я решил использовать материал дипломной на своей пасеке. Результат превзошел все ожидания. От 35 перезимовавших пчелосемей к осени я откатал 60 фляг меда, больше трех тонн.

Весной на районном совещании пчеловодов я вышел к трибуне. Когда сказал, что в наших условиях надо получать по 50 кг товарного меда на семью, меня перебил высокий начальник по пчеловодству. Он попросил, чтобы я покинул трибуну, и вслед бросил реплику: «Вот так и студентов учит!» Многие из сидящих в зале рассмеялись.

Так и довели пчеловодство до ручки, что сегодня не смеяться впору, а плакать. Последние 20 лет я проживаю на территории Червенского района. До 1990 года здесь только в колхозах и совхозах было около 1200 пчелосемей плюс пасеки лесхоза и подсобных хозяйств. Что касается частного сектора, то только по одному Колодежскому сельсовету насчитывалось 417 пчелосемей. Отвечаю за эти цифры, так как лично в группе из трех человек проводил опись. В настоящее время только два-три хозяйства имеют по 30 пчелосемей, около 50 — лесхоз и колледж, да пасека в районе санатория «Волма». В частном секторе многие пчеловоды-любители ушли из жизни. А новых можно пересчитать по пальцам одной руки. Думаю, в большинстве районов ситуация не лучше, что и является главной причиной недостатка отечественного меда.

Обидно, что все это происходит на белорусской земле, каждый клочок которой способен выделять эту божественную жидкость — нектар. А что творит озимый рапс! В 2008 году только за неделю его цветения некоторые пчелосемьи принесли по 50 кг меда. Нам необходимо довести численность пчелосемей из расчета одна семья на один га озимого рапса. Мед этой культуры, как правило, монофлорный, с нежным тонким ароматом, быстро кристаллизирующийся. С такими качествами он обязан быть замечен технологами кондитерских фабрик.

Канада, к примеру, находится в сходных с белорусскими климатических условиях. Там пчеловод с пасекой до 500 семей считается бедным. Хотя и получает в среднем 100 кг товарного меда на пчелосемью. У нас же сегодня на 50 жителей приходится одна пчелосемья. Если от каждой из них будет откачен рекордный советский показатель — 10 кг товарного меда — на каждого белоруса выйдет только по 20 граммов в год.

Личным пчеловодством я занимаюсь уже много лет, применяю отработанную технологию. Число семей в моей пасеке в иные годы доходит до 80. На все годовые работы по уходу за пасекой в 60 зимовалых пчелосемей затрачиваю около 40 человеко-дней. В среднем на семью меньше 35 кг товарного меда не получал. Последние три года стабильно получаю по 50 кг от семьи. Продаю мед по низким ценам, проблем с реализацией пока не вижу.

В 1990 году делал попытку организовать свою школу по подготовке пчеловодов, но не удалось. В настоящее время имею помещение, хорошую практическую базу, где можно серьезно заняться обучением пчеловодов. Уверен, что в Беларуси есть немало желающих освоить это дело. За один летний месяц могу готовить до 15 специалистов хорошего уровня. От учеников потребуется только усердие.

Иван ВРУБЛЕВСКИЙ пчеловод-любитель
Фото БЕЛТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?