Зачем голове тело без мозга

Планы итальянского нейрохирурга по пересадке головы человека спровоцировали волну «цунами» в СМИ

Профессор, светило нейрохирургии Арнольд Смеянович высмеял сумасбродную идею итальянского коллеги. С ним согласились не все...

Итальянский нейрохирург Серджио Канаверо замахнулся на «эверест» мировой медицины. Его планы по пересадке в 2017 году головы человека спровоцировали волну «цунами» в СМИ. Скептикам он обещает благополучный исход операции, остальным — поставить это дело практически на поток. Но все-таки сомневающихся, которые называют задумку доктора «аферой века», пока больше. Их понять можно, ведь нейрохирург собирает на пересадку головы немалые деньги — 10 миллионов долларов…


Шарлатан или гений?

Уж не начитался ли доктор фантастических произведений? Но одно дело — выдумки писателей, другое — эксперименты на живых людях. Операцию точно проведут, поскольку нашелся «донор», который готов поплатиться своей самой важной частью тела. 30-летний программист из российского Владимира Валерий Спиридонов первым готов в буквальном смысле возложить свою голову на алтарь науки. Это не прихоть. Свое решение молодой человек объясняет так: с тяжелым заболеванием – синдромом Верднига-Гоффмана, парализовавшим его тело, он долго не проживет. А ведь при этом его мозг и сознание в полном порядке. Поэтому когда услышал об идее доктора Серджио Канаверо, тут же с ним связался по интернету.


30-летний программист из российского Владимира Валерий Спиридонов первым готов в буквальном смысле возложить свою голову на алтарь науки

Похоже, сеньор Канаверо серьезно взялся за дело. Для этого даже оставил работу в Туринском госпитале и переехал в США, где и разрабатывает операцию. Нейрохирург считает: кто не верит в его успех, завидуют или… боятся бессмертия. Ведь именно благодаря его эксперименту рано или поздно будет возможна пересадка головного мозга. Состарилось тело? Измучили болезни? К делу над телом подключаются генетики, и создается клон, в который «переносят»… старый мозг.

Но пока Серджио может предложить именно такой вариант. Итак, как будет проходить операция? Донор тела должен быть здоровым человеком, у которого наступит внезапная смерть мозга. Команда из 130 врачей будет посменно работать в операционной в течение 36 часов. Для начала температуру мозга снизят до 15 градусов, что позволит замедлить ток крови, основные процессы. В сосуды введут кровоостанавливающий гель. Врачи приступят к ювелирной работе — соединению множества артерий, нервных волокон. Позвоночник скрепят специальными металлическими скобами, сошьют мыщцы и кожу. Но главное, за полтора часа успеть пройти этот этап, иначе все усилия в прямом смысле пойдут прахом!

Однако произвести все манипуляции — это даже не полдела. Головной мозг соединен с телом нервными «проводниками», которые проходят через спинной… Все должно «воссоединиться» суперфантастическим, идеальным образом. Поэтому пациента после операции погрузят в кому на месяц. Доктор еще не знает, как ввести вещества, которые помогут нервным волокнам восстановиться. Затем возникают вопросы. Как поведут себя ткани при совместимости? Что делать и какие препараты вводить, если тело, грубо говоря, откажется принимать пересаженную голову? Одна ошибка — и в лучшем случае человек снова окажется парализованным. Работай, Серджио, думай! Пока, похоже, даже у тебя вопросов к этому делу больше, чем у простых наблюдателей.

Дамки, Жучки, Шарики

Можно ли назвать нейрохирурга Серджио Канаверо первопроходцем? С одной стороны, да. А с другой? Опыты по отделению головы от туловища проводили многие ученые, правда, на животных, а не на людях. Еще советский физиолог-хирург Сергей Брюхоненко в 1928 году отделил голову собаки. Жизнь ее несколько часов поддерживала специальная система. Еще один всемирно известный советский хирург Владимир Демихов пошел дальше. В 50-е годы прошлого века он «создал» двухголовую собаку, пришив к туловищу одного животного половину другого. Кличка ее была Дамка. И таких опытов на его счету не менее двух десятков. Одна из собак прожила почти месяц после операции. Чего добивался Владимир Демихов? Хотел проверить, можно ли, хотя бы на время, «подключить» тяжелобольного человека к кровеносной системе здорового.

В 1973 году американский нейрохирург Роберт Уайт в течение двух суток смог сохранить мозг обезьяны живым. Он пересаживал головы крыс и обезьян на туловища других животных. Правда, жили такие научные «монстры» по нескольку дней. Так и не смог доктор соединить ствол головного мозга и спинного.

Проще отправить космонавта на Солнце


Арнольд СмеяноичА что по поводу возможной мировой сенсации думают белорусские хирурги? На счету у акадекмика, доктора медицинских наук, профессора, руководителя нейрохирургического отдела Республиканского научно-практического центра неврологии и нейрохирургии Арнольда СМЕЯНОВИЧА тысячи спасенных жизней, ультрасложных операций на головном и спинном мозге. Пересадить-то голову можно, но… Арнольд Федорович задается логичным вопросом:

— От кого? От мужчины женщине? Или это будет выращенная голова? Подобрать-то органы, найти доноров можно. Но когда пересаженная голова может жить и можно подключить сосуды, самое главное — пересеченный спинной мозг даже у конкретного человека с такой травмой никогда не срастается! Еще не было таких случаев. А раз спиной мозг не срастается, то для чего тогда голова? Она будет только открывать рот, а пациент, по всей вероятности, погибнет. Думаю, что в ближайшие 100 лет вопрос с пересадкой головы не решится… И все рассуждения я бы сравнил с тем, что кто-то собрался лететь на Солнце.

Профессор полагает, что вся шумиха вокруг будущего эксперимента итальянца — пиар и «нечего людям делать». Даже пересадку органов и тканей могут себе позволить не во всех странах. А средства надо вкладывать туда, где они быстрее окажутся полезными.

Кроме медицинского аспекта, скальпель Серджио Канаверо затрагивает и моральный, гуманный. Это ведь даже не опыты над животными. Если допустить, что свершится чудо и Валерий Спиридонов станет здоровым полноценным человеком, как его сознание воспримет чужое тело? Фактор морального отторжения может оказаться не менее глобальным, чем физического. Душа есть у каждого из нас, и где она окажется после такой пересадки? Как относится церковь к таким операциям?

Сергий ЛЕПИНПротоиерей Сергий ЛЕПИН, председатель Синодального информационного отдела Белорусской православной церкви, понимает, что трансплантология — большая возможность и действенная помощь для многих тяжелобольных:

— Церковь считает возможной и допустимой пересадку органов и тканей при соблюдении нескольких принципов. В частности, должны быть исключены: торговля органами и тканями, принуждение к донорству, сокрытие рисков, забор органов, предполагающий убийство или тяжелую инвалидность донора, сокращение жизни одного человека ради спасения другого, ошибки в констатации смерти потенциального донора. Что касается посмертного забора органов, то Церковь настаивает на необходимости соблюдать волю как самого усопшего, так и воли законных его наследников. В Основах социальной концепции РПЦ сказано также, что «Донорские органы и ткани усвояются воспринимающему их человеку (реципиенту), включаясь в сферу его личностного душевно-телесного единства. Поэтому ни при каких обстоятельствах не может быть нравственно оправдана такая трансплантация, которая способна повлечь за собой угрозу для идентичности реципиента, затрагивая его уникальность как личности и как представителя рода. Об этом условии особенно важно помнить при решении вопросов, связанных с пересадкой тканей и органов животного происхождения». Это значит, что в результате трансплантации человек должен остаться не просто человеком, а именно собой. В обсуждаемом нами случае с пересадкой головы имеем следующие проблемы. Во-первых, усугубление рисков для реципиента. Судя по всему, у него шансов выжить в прежнем состоянии больше, чем после такой операции. Тогда как это соотносится с принципом «не навреди»? Во-вторых, обостряется вопрос об идентичности: голове пересаживают новое тело или новую голову к старому телу?

Заведующий хирургическим отделением Дрибинской ЦРБ Владимир Барбасов полагает, что с уровнем современной медицины такая операция выполнима и не особо сложна. Но вот сумеет ли головной мозг совладать с чужим телом? В этом медик сомневается: «Пяти минут без крови хватит, чтобы голова умерла, есть еще фактор отторжения чужеродных тканей, а инфекции? И потом — сегодня молодой человек практически парализован, а завтра в другом теле ему может быть еще хуже».

Любопытно было узнать и мнение обычных людей.

Пенсионерка из деревни Перебродье Миорского района Галина Павловская говорит: голова не помидор с грядки. Пересаживать ее с одного тела на другое кощунственно: «Непривычно это, даже страшно. Такого, насколько я знаю, никогда с людьми еще не делали! Допустим, операция пройдет успешно, и что потом? Двоих «слепили» в одного, а получается что-то третье? И кто его знает, как это существо уживется в обществе людей таких, какими их задумала природа?»

Директор ОАО «Восход-Каменец» Каменецкого района Виктор Мазько, похоже, в успехе Серджио Канаверо не особо сомневается: «Если все приживется, почему бы и не сделать такую операцию? Человек продлил себе жизнь. Вопрос здесь в другом: смогут ли существовать в одном теле две личности?»

Поинтересовались, а если такой кандидат придет устраиваться к Виктору Мазько на работу? Говорит, «смотреть будем, что из себя сотрудник представляет, ведь если руки «золотые» и голова на плечах есть, то кто же от него откажется».

...Любопытная легенда об «оторванной голове» бытует на Витебщине. Мол, давным-давно в здании Полоцкого иезуитского коллегиума высоко в стене была встроена большая голова старца с седыми волосами. Она двигалась, принимала разные выражения и разговаривала на многих языках. На любой вопрос давала немедленный ответ. Что это было на самом деле, сказать трудно. Наверняка, кукла, которой управлял один или даже несколько местных иезуитов…

Игорь МАТЕЛЕНОК, «СГ»

Анна КОРЕНЕВСКАЯ, «СГ»

korenevskaja@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?