Забить всем

Футбол Анатолия Байдачного

Последний гол Анатолий Байдачный забил в августе 1979 года. Не кому–нибудь, а московскому «Спартаку» в «Лужниках». Получил классную передачу на ход, перебросил мяч через рванувшего навстречу Рината Дасаева и уже почти повернулся, чтобы бежать праздновать взятие ворот, как получил сокрушительный удар в колено — Дасаев не стал убирать опасно выставленных вперед ног. С поля Байдачного унесли, а врачи вскоре констатировали страшный для тех времен диагноз: разрыв крестообразных связок. Он долго лечился, мыкался по больницам, но после месячного обследования в московском ЦИТО у знаменитой Зои Мироновой услышал слова, прозвучавшие приговором: вернуться на поле, в принципе, возможно, но большим футболистом с таким коленом уже не быть. На следующий день Анатолию Байдачному должно было исполниться 27 лет.

В 19 карьера этого удивительно шустрого и техничного паренька стояла в зените: в составе московского «Динамо» он сыграл в финале Кубка УЕФА, а в футболке сборной СССР провел чемпионат Европы–1972. В том числе и финальный матч против немцев со знаменитым Гердом Мюллером на острие атаки. Байдачный был молод, успешен и популярен. Его обожали болельщики. Но со всем этим вдруг пришлось расстаться и начинать жить заново.

ФОТО АЛЕКСАНДРА КУЛЕВСКОГО.

Главный тренер минского «Динамо» Эдуард Малофеев, видя удрученное состояние прервавшего полет полузащитника, решил вмешаться. Вызвал к себе на разговор и начал без предисловий:

— Толя, не хочешь тренером попробовать?

У Байдачного от неожиданности даже глаза округлись. Тренером? В 27 лет?

— Да бросьте вы, Эдуард Васильевич, какой из меня тренер. Я в свисток даже свистнуть боюсь.

— А ты попробуй. В могилевском «Днепре» сейчас как раз вакансия есть. Принимай команду.

Уговорили. Сегодня о тех днях Анатолий Николаевич, отметивший 1 октября свое 65–летие, вспоминает с доброй улыбкой:

— Помню, приехал в Могилев на представление команде. Зима. Февраль. Я молоденький, худенький, выбеганный, стройный. И тут заходят игроки — многие старше меня, дородные, в шубах, румяные с мороза, как бояре с картин русских художников. Мой помощник, увидев их, прошептал на ухо: «Н–да, Толя, придется повозиться: их нужно сначала на футболистов похожими сделать».

— Кто из той команды вспоминается вам в первую очередь?

— Саша Щербаков. Пришел к нам молодым парнем, отслужив в киевском СКА, и сразу стал ключевым игроком: быстрый, техничный, забивной. Настоящий лидер атаки. В первой лиге нам его очень не хватало, но удержать парня не могли: сперва его одесский «Черноморец» переманил, а потом и киевское «Динамо» глаз положило. Саша Василевский много забивал. Линия атаки в «Днепре» хорошая была.

— С кем–нибудь из ребят связь поддерживаете?

— С Колей Насташевским раньше созванивались, а сейчас пропал куда–то.

— Классные были времена?

— Молодость — это всегда классно.


— Вы долго, как это говорят, убивали в себе футболиста?

— Я бы сказал, мучительно долго — почти всю жизнь. Часто потом сон видел, что нога не болит и я снова могу играть. Это был кошмар. Трагедия.

— Спас вас, выходит, Малофеев, предложив роль тренера в Могилеве.

— Это была возможность остаться в профессии, в футболе, без которого я себя никогда не мыслил. Однако нужно было опять начинать с нуля. Во–первых, в тренерской профессии. Во–вторых, работать с командой низшего дивизиона. Был, получается, наверху и вдруг упал на самое дно. Сложный момент. И еще один нюанс. Еще недавно я являлся лидером команды, в которой остались все друзья. И они уже без меня сделали то, о чем мы вместе мечтали — стали чемпионами СССР в 1982 году. Юра Курненин, Юра Пудышев, Петя Василевский, Саша Прокопенко... Я понимал, что мое место среди них, я тоже должен был насладиться этим триумфом сполна. И вы себе представить не можете, как было приятно, когда все ребята 1 октября 1982 года, когда им предстояло еще сыграть самые важные, ключевые поединки чемпионского сезона, на 30–летие собрались в одном месте — моей минской квартире. Слегка скрасило переживания и то, что в тот же год с могилевским «Днепром» удалось добиться колоссального прорыва — завоевать путевку в первую лигу. 200 команд играло тогда во втором дивизионе и лишь три получали возможность отобраться рангом выше. Шутили, что легче в космос полететь, чем в первую лигу выйти.

— Много приходилось слышать, что, в бытность свою игроком, вы являлись очень заметной фигурой в Минске, слыли стилягой и модником.

— Ну я ведь из Москвы приехал, нужно было марку держать. Со сборной СССР и московским «Динамо» мы часто выезжали за рубеж, видели другую жизнь — это накладывало отпечаток. К тому же мог позволить себе купить хорошую одежду. Да и футбол в те времена был неразрывно связан с культурой, мы общались с артистами, музыкантами.

— И кто составлял вашу компанию в Минске?

— Главные приятели — Павел Якубович и Миша Катюшенко, два самых крутых журналиста страны. Это именно они заставили меня пойти учиться на журналиста. И я тогда вполне четко представлял себе будущее после футбола: хотел стать спортивным обозревателем. Но жизнь, как видите, распорядилась по–своему.

— А правду говорят, что Анатолий Байдачный в молодые годы мог запросто взять такси и махнуть в Вильнюс за шампанским?

— Ездили. Но не за шампанским, конечно. Просто в Вильнюсе было два ночных клуба, что по меркам СССР делало этот город почти Лас–Вегасом. Обычно после игры, когда следующий день выходной, ехали туда отдыхать, а утром возвращались. Это было и весело, и практично: гораздо меньше шансов, что в Вильнюсе тебя кто–то узнает. Потому что в Минске только в ресторан зайдешь, а уже полгорода знает, что ты заказал.

— В «Динамо» вы потом возвращались дважды: в 1997–м и в 2003–м.

— И оба раза исполнял роль кризисного менеджера, принимал команду в разгар сезона, когда дела шли из рук вон плохо. Один раз шли на 10–м месте, другой — на 11–м. В 1997–м выиграли золото, я хотел остаться, но в команде шел передел, ясности не было никакой, а меня постоянно звали в Россию. На очень хорошие условия. Уехал. А про второй приход даже вспоминать не хочется. Заняли в итоге третье место. Тяжело пришлось. Нужно было менять психологию игроков, чемпионского духа в команде на тот момент уже не осталось.

— С тех пор он выветрился не только из «Динамо», а из всего белорусского футбола.

— В Беларуси осталась одна команда с чемпионским менталитетом. Это БАТЭ. В любом состоянии борисовчане добиваются результата. Вроде бы уставшие, к игре не подведены, но прикладывают ровно столько усилий, сколько нужно для победы в конкретный момент. Пусть игра при этом не очень яркая, но победная. И никогда не сдаются. Я был на матче БАТЭ — «Арсенал». К 25–й минуте — 0:3, все потеряно. А они играли до конца, обострили ситуацию и довели матч до такого состояния, когда люди на трибунах снова поверили в чудо, в то, что их команда может выиграть. Это и есть чемпионский менталитет.

— Когда вы возглавляли сборную Беларуси, а было это в период 2003 — 2005 годов, своей задачей ставили вывести команду на уровень средних европейских команд — Швейцарии, Словении, Словакии. Вам это почти удалось. Ответьте мне на один вопрос: почему сейчас случился такой провал?

— Это избитая фраза, но скажу: человек ходит на футбол, как в театр. Он желает зрелищ. И если из 90 минут 88 игроки катают мяч поперек поля, то рано или поздно болельщики перестают ходить на стадион. Становится скучно и неинтересно. Чтобы сборная зрелище дарила, необходимо, чтобы игроки верили в себя, в партнеров, в тренера, чтобы у всех было чувство собственного достоинства. Футболисты должны быть раскрепощены на поле. В этом случае можно многого достичь даже с игроками среднего класса. В мое время сборная Беларуси играла красиво, с этим никто не станет спорить. В матче с Шотландией мы нанесли 29 ударов по воротам!

— Нынче за весь отборочный цикл столько не наберется.

— Команда создавала моменты, и стадион ревел, не умолкая! Мы с шотландцами на «Динамо» вничью сыграли, и все восприняли это как трагедию, настолько болельщики в нас верили. А шотландцы как дети радовались завоеванным в Минске очкам.

— И снова окунаемся в реальность: сегодня для нас ничья даже с Люксембургом чудесный повод для праздника.

— Я не стану отрицать, что в то время в сборной подобрались исполнители очень хорошего уровня: Белькевич, Кульчий, Ромащенко, Ковба, Глеб... И в каждом интервью, зная, что ребята будут его читать, я специально говорил, что у меня лучшая полузащита Европы! Она таковой не была, но парни верили! Выходили на поле и никого не боялись! 

— Вас часто приглашают в федерацию прочитать лекции молодым наставникам, провести семинары?

— Один раз был. Тогда еще в числе слушателей оказались Людас Румбутис с Владимиром Курневым.

— Но это давно. А сейчас? Ведь вы кладезь опыта и эксклюзивных знаний. Это же парадокс! Выходит, что ваши знания не нужны белорусскому футболу, который находится в глубочайшем кризисе. Почему?

— Значит, это кому–то выгодно.

— Не понимаю. Кому?

— Для многих руководителей я персона нон грата.

— А не скучно сидеть без дела? Неужели и клубы не зовут на роль главного тренера?

— Лишь бы куда, вы поймите правильно, я работать не пойду. Ради чего гробить здоровье?

— В межсезонье очень много ходило слухов, что вы можете возглавить «Крумкачы».

— Ну что вы! Там хотели меня видеть, но... Это несерьезно. Не потому, что «Крумкачы» и Байдачный — разные полюса. Просто я предполагал, чем здесь все закончится. С годами вырабатывается предвидение.

— Обнищание нашего футбола, бесконечные скандалы и поражения — это хорошо или плохо? В том смысле, что, возможно, через эти неприятности вся скверна выйдет и начнем все с чистого листа?

— Люди очень любят считать деньги. Особенно чужие. В Испании народ тоже живет скромно, я знаю, потому что часто там бываю. И безработица высокая. Но никто при этом не завидует игрокам «Барселоны» или «Реала», которые получают огромные деньги. Эти клубы — гордость всех!

— Да ради бога! А у нас какая гордость? Футбольный клуб «Минск»?

— Деньги, которые игроки получают в нашем чемпионате, — это средства для выживания. Вот вы журналист, у вас профессия, которая позволяет год от года накапливать опыт, становиться лучше, расти карьерно, улучшать материальное состояние и быть задействованным на этом поприще всю жизнь. У спортсменов такой роскоши нет. Я тоже думал, что буду играть в футбол вечно. Но однажды на меня бросился Дасаев... И оказалось, что за душой у меня нет ничего. И ничего не умею. Каждый из нынешних игроков может закончить с футболом в любой момент. И что дальше? Поэтому парни и стремятся заработать сразу и как можно больше. Главная цель — уехать на хороший контракт. Но для этого нужно из себя что–то представлять. А как представлять, если уровень чемпионата опустился ниже плинтуса? Он стал, во–первых, никому не интересен, а во–вторых, в нем просто невозможно прогрессировать. Получается замкнутый круг.

— Сейчас много обсуждается вопросов, какое количество команд оптимально для нашей высшей лиги. Специалисты считают, что 16. Мол, так календарь легче верстать. Но он у нас дырявый и несуразный: в июле чемпионат берет паузу, а потом идет в галоп и заканчивается первенство почти в лютые морозы. Это как понимать?

— В СССР календарь всегда был едва ли не самой обсуждаемой темой. Сезон заканчивался, и тренеры собирались в Москве, где дискутировали, вносили предложения. Разговор шел обо всем, в том числе и о календаре. Каждый отстаивал интересы своего клуба, и в этих жарких спорах рождалась истина. И, конечно, во главу угла всегда ставился учебно–тренировочный процесс, он неразрывно связан с календарем игр. А сейчас после чемпионата, во время межсезонья, перед первенством и в его разгар обсуждается только одна тема: кто кого купил, кто кого продал и за сколько. Если команда не приобрела новых игроков, значит, она не усилилась. О тренировочном процессе при этом речи не ведется вообще! Как будто в нашем футболе это вещь второстепенная и совершенно не нужная. Зачем тогда тренер?

— Во время июльской паузы наша сборная летала на некий загадочный Кубок короля в Таиланд. Игроки выдергивались из тренировочного процесса своих команд ради непонятного турнира, дальнего перелета, смены климатических поясов. К тому же ни до ни после этого многие из вызванных в состав футболистов в сборную больше и близко не вызывались. Зачем и для чего все это было придумано? Неудивительно, что Георгий Кондратьев в сердцах называл ту команду не сборной, а сбродной.

— Но кто–то же это допускает, правильно?

— Даже больше: кто–то это все организовывает.

— Тогда обобщим. Есть организация, которая руководит нашим футболом. Она создает и проводит соревнования, курирует сборные, назначает тренеров. И наряду с этими тренерами обязана нести ответственность за результат. За качество игры. Это ведь их работа. Но у нас почему–то тренеры уходят, а руководство остается. Мне это непонятно.

— Как вы, кстати, оцените молодую тренерскую поросль в стране?

— Выделил бы Александра Ермаковича. БАТЭ играет на высоком уровне, добивается результатов. Хороший тренер.

— Вы всегда были очень эмоциональным наставником. Это вам мешало или помогало?

— Я не считаю себя слишком уж эмоциональным. До Эдуарда Малофеева, во всяком случае, который мог весь матч отбегать вдоль бровки, мне очень далеко.

— А как вы относились к желанию игроков «погудеть»?

— С пониманием, сам был молодой. Когда футболист приезжает домой, у него здесь куча друзей и подруг, которым хочется уделить внимание. И они, конечно, пытаются найти лазейку для самоволки. Но я всегда имел информацию о каждом. Причем доподлинную. Мне звонил Глеб и говорил: «Я в Вене, тут самолет задерживают». Ок, лети тогда обратно в Лондон, говорю. И через пару часов он уже выходил с нами на тренировку: «Николаич, меня на истребителе домчали!»

— Какие чувства вы испытали после того, как наша сборная проиграла Люксембургу и дома была разгромлена шведами?

— Первая мысль: раньше мы радовались, когда нам в подгруппу попадал Люксембург, а теперь уже они считают это большой удачей. Горько и печально. Других слов нет. Понимаете, многие федерации стран, не располагающих большими материальными ресурсами, ищут свои пути развития футбола. Исландия — яркий пример. У Беларуси всегда были великолепные традиции, замечательный футбол, минское «Динамо» играло в четвертьфинале Кубка чемпионов и Кубка УЕФА. Но с тех пор мы не растем, а деградируем. Есть такая мудрость: тренироваться много — не значит тренироваться правильно. А нам нужно тренироваться и много, и правильно.

— Сегодня наша сборная встречается с Голландией. Потом — с Францией. Чего ждете?

— Игры. Хорошего футбола. Никакого давления за результат уже нет. Нужно сыграть ради болельщиков, которые придут на трибуны. Рисковать. Действовать с самоотдачей от первой до последней минуты.

— А потом наступит очередной отборочный цикл и все повторится вновь. Что делать, Анатолий Николаевич?

— Ленин с Чернышевским тоже искали ответы на эти вопросы. Работать надо. Правильно, грамотно, целенаправленно. А не бить себя кулаком в грудь, обвиняя всех вокруг. Тренер никогда не должен говорить, что у него нет футболистов. Ребята же это все слушают, думая: а чего нам тогда из штанов выпрыгивать, если мы ни на что не годны? В них нужно вселять уверенность, искать лучшие качества и раскрывать их. Это кропотливая, каждодневная работа. Тренер сборной должен ездить в клубы, он обязан разговаривать с коллегами, объяснять, в какой манере хочет играть, чтобы обзавестись единомышленниками. Это гораздо больше, чем просто собрать игроков за три дня до матча, выпустить их на поле, уступить 0:5 и сказать на пресс–конференции, что в стране нет достойных футболистов. От этих слов они не вырастут...

s_kanashyts@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Ага,счас пракаментирую,только штаны падтяну-уууууууу. По пунктам и по полочкам разложу-жу-жу-жу,вах,но чуть попоз- жее.
Александр,53,Бобруйск
Двое друзей,самых крутых журналиста нашей  республики того времени,которые и затащили на факультет журналистики.   Никто никого из спортсменов  западного спорта ни куда не тянет,там не принято,но там принято самим заботится о том, чем каждый из них будет заниматься после окончания спортивной карьеры,за редким,редчайшим исключением,ведь не все могут стать тренерами и не все хотят. Потому,все нынешние футболисты и не только, обязаны думать о своём буду- щем,получая параллельно профессию и вкладывая деньги в какое-то дело---это аксиома нынешних времён и на буду- щее.
Александр,53,Бобруйск
Тема зарплат футболистов очень щекотливая,но,она не должна превышать 15-крат от средней по стране,а это=12 000 рэ,  что вполне приемлемо,но ни как не в 200 или 300 раз больше врачей и учителей. А чтобы так было,надо оптимизировать численность  чиновников и руководителей самой АБФФ и управленческого звена клубов и ни какой второй и тем более третьей лиги. Нынешние клубы должны иметь второй состав,среди которых и организовать одну низшую лигу и всё. Остальное,детский и юношеский футбол всех учебных заведений страны,которые и будут пополнять  так называемые фарм-клубы(второй состав).
Александр,53,Бобруйск
Про поездку за шампанским,попытаться увильнуть,как Глеб или прийти к началу сезона с  дородными и представительны- ми ФИ-гурами,знать с лишним,аж до 10-и кг весом---это однозначное нарушение режима и за это на западе штрафуют  нещадно,раз ты профессионал и подписывал контракт и отправляют в фарм-клуб или на скамейку,или вовсе просят вон  на выход. Так и только так и должно быть,контроль и самоконтроль,раз хочешь зарабатывать не те деньги,которые платят колхознику,аль токарю,аль иди на их место и гуляй,когда вздумается и сколько.
Александр,53,Бобруйск
Да,должен констатировать,что во времена Байдачного и моей молодости команды показывали интересный,яркий,азарт- ный,комбинационный,атакующий  всепоглощающий футбол и зритель шёл на него,валом валил,а ныне,ходить и смотреть на бурлаков на,,Волге,,  дураков и интереса нет.......... Проблемы в самой федерации и устаревших тренерских установ- ках,которые преподают на кафедрах игровых видов спорта и,в частности по футболу. А зачем что-то менять,если деньги  президент даёт из года в год..........
Александр,53,Бобруйск
Если мы все граждане одной страны,в том числе и спортсмены,то и должны зарабатывать соответственно возможностям  нашей страны,а не так,что спортсменам платить,как за бугром,а остальным,тем кто реально зарабатывает и платит налоги в бюджет,платить по остаточному принципу. Но тогда этот остаточный не имеет материальной возможности ходить на футбол,потому,как на хлеб насущный мал-мал остаётся.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?