За нескольких лет в Израиль из Советского Союза прибыл 1 миллион евреев

Это изменило страну и весь регион

Хайфа — Один миллион иммигрантов из бывшего Советского Союза политически сдвинул Израиль вправо.

© flickr.com, Yaffa Phillips

Язык, на котором говорят посетители ресторана в центре Хайфы на севере Израиля, где мы сидим, — это не идиш. Это русский. На улицах города мы находим магазины с русскими названиями, написанными кириллицей.

Владелец магазина «Москва» Константин Хованов жалуется, что продажа сувениров идет плохо. В частности потому, что российский рубль слаб. По этой причине туристы из России мало покупают.

Он — один из миллиона русскоговорящих иммигрантов, приехавших в Израиль после распада Советского Союза.

Один миллион иммигрантов за несколько лет

Падение Стены в 1989 году означало не только окончание холодной войны. Оно было как выстрел стартового пистолета для большого переселения народов нашего времени. Спустя 25 лет более 1 миллиона русскоговорящих воспользовались возможностью алии (репатриации в Израиль — прим. ред.) для евреев или лиц из еврейских семей, то есть переселения в Израиль.

Многие из нынешних евреев являются потомками еврейских иммигрантов прошлого из бывшего Советского Союза и России. Последняя волна миграции оттуда за короткий период времени оставила после себя глубокие следы.

«В мире нет примеров столь успешной интеграции», — заявил бывший советский диссидент Натан Щаранский в беседе с Haaretz.

Советский диссидент Анатолий Щаранский в Тель-Авиве после его освобождения советскими властями
© AP Photo, Anat Givon

Миграция из бывшего Советского Союза после падения Стены был совершенно особым явлением, считает журналистка Haaretz и писательница Лили Галили. Она — соавтор книги «Миллион, изменивший Ближний Восток».
 
«Они перепрыгнули интеграцию на целый шаг и сразу перешли к лидерству», — сказала она своей газете Haaretz.

Человек, ведущий «русских» за собой

Русскоговорящие очень широко представлены среди политиков страны, врачей, инженеров, программистов, учителей математики и естественных наук и участников Олимпийских игр. У многих уже было высшее образование, когда они приехали в Израиль, и они быстро начали оказывать влияние на экономику, культуру и, не в последнюю очередь, политику Израиля.

Левые Израиля были убеждены в том, что эти светские и высокообразованные иммигранты перейдут в лагерь левых на позиции мира. Правые считали, что опыт жизни этих людей в Советском Союзе даст правому крылу Израиля «естественное человеческое подкрепление», пишет Haaretz.

Результатом, во всяком случае в вопросах безопасности, стало то, что иммигранты сильно сдвинули вправо политический ландшафт. Их упоминают в первую очередь, когда объясняют, почему израильтяне в настоящее время очень неохотно идут на уступки палестинцам.

Один из этих иммигрантов — не кто иной, как министр обороны Авигдор Либерман (Avigdor Lieberman). Он вырос в нынешней Молдавии с большой любовью к русской литературе и приехал в Израиль в 1978 году, когда ему было 20 лет. Политическая карьера началась в тени Биньямина Нетаньяху, но больших успехов он добился благодаря своей собственной партии, в основном при поддержке русскоговорящих избирателей. И не в последнюю очередь благодаря жесткой позиции по отношению к палестинцам.

Он предложил передвинуть арабо-израильские города в потенциальное будущее палестинское государство в обмен на палестинские территории для израильтян. Он утверждал, что только тот, кто принесет присягу на верность Израилю, сможет сохранить свое гражданство.

Они не отдадут то, что завоевали

«Русские приезжают из большой страны. Уменьшить величину крошечного Израиля — немыслимо», — говорит иммигрант из бывшей советской республики Узбекистан Давид Айдельман (David Aidelman) о взглядах русскоговорящих.

Русские приезжают из системы, основанной на применении власти и насилия, считает Лили Галили. «Их позиция заключается в том, чтобы добровольно не отдавать завоеванного. Россия ведь до сих пор удерживает несколько островов, отнятых у японцев во время Второй мировой войны».

Поэтому для русскоговорящих нет оснований чувствовать какую-либо вину за то, что они удерживают территории, завоеванные в 1967 году. Они не рассматривают себя как оккупантов Западного берега или Иудеи (или Самарии, как ее называют израильтяне). Они считают, что это их земля.

Уменьшение доли левых в израильской политике

По ее словам, различия между «русскими» и остальным населением уменьшились, потому что настроения израильтян сдвинулись вправо.

Согласно опросам общественного мнения, лишь 15% израильтян утверждают, что поддерживают левых в политике. 41% заявляют, что находятся в центре, в то время как 43% говорят, что поддерживают правых.

«Они — не единственное, но самое важное объяснение того, что израильский политический ландшафт сдвинулся вправо», — говорит Галили в одном интервью в Тель-Авиве.

Голосовали за закон «формальной дискриминации неевреев»

Иммигранты из бывшего Советского Союза выступают за жесткую политику по отношению к палестинцам, но это не обязательно означает, что они занимают правые позиции в израильской политике.

«Не всегда можно легко разместить партии по оси право-лево в израильской политике. Например, ортодоксальные иудеи выступают за политику самых консервативных ценностей, в то время как так называемые русские выступают за более либеральную политику», — говорит старший советник NOREF (Норвежский центр решения международных конфликтов — прим. перев.) Марте Хейан-Энгдал (Marte Heian-Engdal), которая недавно написала книгу об израильской политике.

Раввинат Израиля даже не признал приблизительно 300 тысяч из них евреями. Одной из проблем, с которыми они столкнулись, является запрет для них сочетаться браком с другими евреями Израиля до тех пор, пока они не будут обращены в иудаизм согласно ортодоксальной практике.

Либерман и его однопартийцы тем не менее проголосовали за очень противоречивый закон о «национальном государстве еврейского народа», когда израильское правительство поставило этот вопрос на голосование в ноябре 2014 года. Меньшинство в количестве шести членов правительства посчитало, что закон будет означать формальную дискриминацию нееврейских граждан государства, и проголосовало против. Этот вопрос способствовал появлению правительственного кризиса.

Все хотят прижать нас

Рожденный в России политик Ликуда Александр Шафран (35 лет) считает, что дискриминация, которой подвергались жившие в Советском Союзе евреи, оставила свои следы.

«„В Советском Союзе нас преследовали все. То же самое происходит и здесь", — так пожилые „русские" размышляют о своей жизни», — объясняет Шафран. Вот один из примеров жизни русскоговорящих в советском государстве: дед Шафрана был убит КГБ.

По словам Шафрана, пожилые мигранты из бывшего Советского Союза имеют тенденцию быть более консервативными в отношении большинства политических вопросов, в то время как более молодые, то есть люди его поколения, более либеральны.

И хотя вокруг Авигдора Либермана постоянно возникают споры, русские избиратели по-прежнему поддерживают его.

«Он сумел убедить их в том, что „все, направленное против меня, делается истеблишментом против нас"», — говорит Лили Галили.

Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман
© AP Photo, Petros Karadjias

Поэтому Либерман и его партия по-прежнему остаются важной партией в израильской политике. Без этой партии трудно обойтись тому, кто хочет создать жизнеспособную правительственную коалицию.

Некоторые «русские» живут в мыльном пузыре

23-летняя Юлия Шерешева, приехавшая в Израиль из Калининграда, когда ей было полтора года, — одна из тех, кто на последних выборах голосовал за «нечто иное, чем Либерман».

Она говорит по-русски, это очень полезно, как она утверждает, но ей не нравится менталитет русской общины Израиля, особенно ее негативное отношение к арабам.

«Некоторые предпочитают находится в „мыльном пузыре", где они говорят только по-русски, как моя бабушка. Мой отец постоянно говорит со мной по-русски, а я всегда отвечаю на идиш», — рассказывает она в кафе в Хайфе.

Она считает, что молодежь больше занята Snapchat, Facebook и Instagram, чем политикой, но она заметила, что в комментариях противостояние между правыми и левыми усилилось.

«Такое впечатление, будто больше нет никого в центре», — говорит Шерешева.

Одной из самых главных причин этого может быть то, что иммигранты из бывшего Советского Союза перетянули на правый фланг многих других израильтян.

Тур Арне Андреассен (Tor Arne Andreassen)


Мнение автора не всегда совпадает с точкой зрения редакции.

Источник: inosmi.ru


Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?