За кулисами пакета акций

Есть вопрос.
Есть вопрос. Когда мы наконец узнаем имена будущих хозяев предприятий, которые сегодня именуются вполне современно - "акционерные общества"? И кто они - тайные магнаты, сидящие сегодня, образно говоря, на денежных мешках, но до поры до времени скромно не заявляющие о себе? Вопрос этот совсем не риторический, поскольку сведущие люди знают, что, несмотря на громко звучащие фразы о "государственном регулировании", в стране сложилась достаточно пикантная ситуация. Кратко ее можно охарактеризовать как наличие "теневых" хозяев, которые практически являются собственниками производств, лидирующих в своих сегментах экономики.

Те, кто анализирует эту тенденцию, иногда говорят о позитивных особенностях рынка. Однако эта универсальная фраза объясняет далеко не все. Когда наши корреспонденты поближе соприкоснулись с проблемой, то выяснилось, что речь идет о достаточно разветвленной, коррупционной цепочке, в которой бизнесмены прочно переплетены с государственными служащими. То есть с людьми, которые, по идее, должны беспокоиться о судьбах предприятий и трудовых коллективов, т.е. блюсти государственный интерес. На практике все обстоит по-иному, и нередко госслужащие вносят весьма ощутимую лепту в создание порочных нравов, все увереннее заявляющих о себе. Надо полагать, что как только будет дана "отмашка" на массовую приватизацию, то эти люди первыми выйдут на заботливо разминированное ими же поле. Пока вынужденные считаться с введенным мораторием "теневые" бизнесмены и их покровители из госучреждений выжидают.

Для того чтобы лучше понять проблему, необходимо вернуться в первую половину 90-х годов, когда на первой волне приватизации влиятельные чиновники, в основном руководители предприятий, инициировали продажу контрольного пакета акций. Понятно, что либо сами, либо через подставных лиц эти люди оставляли за собой не только серьезные командные пункты в разного рода правлениях, но и являлись владельцами значительного количества акций. Мало знакомые с формальной стороной дела рабочие и служащие акционируемых предприятий чаще всего оставались в роли статистов. К тому же обычной была картина, когда прямо у проходной рабочих встречали приветливые люди и за мизерные деньги (зато наличными!) скупали акции, которые многим тогда казались бессмысленными бумажками. Синица в руке выглядела предпочтительнее абстрактных журавлей, абсолютно несовместимых с традиционной советской ментальностью. Так многочисленные акции, доставшиеся рабочим по льготной цене, приобретавшиеся впоследствии за бесценок, вскоре стали очень существенным фактором на рождающемся рынке ценных бумаг. Выгодным промыслом занимались не одиночки-энтузиасты, появились серьезные фирмы, специализирующиеся на скупке и перепродаже акций всех мало-мальски перспективных предприятий. Слабые голоса протеста, которые раздавались тогда, глушились доводами, что "рынок все отрегулирует". Комментаторы дополняли эту формулу "рыночными" рассуждениями, что если, дескать, сами рабочие не могут распорядиться своей собственностью, то пусть это сделают те, кто способнее и предприимчивее. Вообще говоря, в этой логике есть определенный здравый смысл, но к чему привело полное самоустранение государства от процесса хищнической скупки акций? Кто же должен "по уму" распорядиться полученной собственностью? Другими словами, способны ли "акционеры", проявившие в свое время энергию и ловкость рук, эффективно управлять производством? Да и наконец, где они, эти новые собственники?

Поиск ответа на этот вопрос содержался в письме, которое пришло в редакцию из минского ОАО "Коммунарка". К слову говоря, газета не раз обращалась к достаточно драматической истории этого предприятия, в которой как в зеркале отражаются многие экстремальные проблемы. В начале 90-х годов проходная "Коммунарки" также стала местом бессовестной скупки акций у работниц. После этого порядком запутавшийся трудовой коллектив пытались совратить посланцы московского концерна "Бабаевский", запустившие отработанную схему, выглядевшую так: фабрике практически бесплатно поставляется сырье, а затем "филантропия" резко отменяется и поступает немедленное требование погасить долг. Далее следует объявление о банкротстве, в смехотворную сумму оцениваются основные фонды - и фабрика переходит в руки вчерашних "доброхотов". В России этот механизм был неоднократно и с успехом опробован.

В Минске ситуацию спасло вмешательство Президента, оперативное введение "золотой акции", серьезные и порядочные инвесторы, подставившие фабрике плечо в самую тяжелую для нее минуту.

Можно было бы порадоваться, но сегодня, как явствует из письма в редакцию, на "Коммунарке" существует определенная тревога, связанная с тем, что довольно значительный пакет акций - а стало быть, возможность нового передела - сосредоточен в руках тех самых людей, о которых мы говорили, что они только и ждут "отмашки", чтобы предъявить свои права на "Коммунарку".

Вот что рассказал председатель наблюдательного совета ОАО "Коммунарка" Александр Немирович. В 1996 году, проводя акционирование, государство оставило за собой всего лишь 2,6 процента акций. Остальные были переданы трудовому коллективу. "Распыленные" между множеством граждан акции создали запутанную ситуацию. Практически не один из акционеров не обладал реальной возможностью влиять на принятие решений. Вот здесь-то на авансцене и появилась загадочная организация ДП "АстраТрейд", специализирующаяся на договорах купли-продажи акций у физических лиц на вторичном рынке ценных бумаг. Фирма действовала агрессивно. И вскоре приобрела 6.326 акций, что означало весьма большой пакет - 7,65 процента к уставному фонду. Впрочем, "Астра" покупала, как выяснилось впоследствии, акции не для себя, а для еще более загадочной конторы под названием "Комскилл Интерпрайзес", зарегистрированной... на Кипре. Куда смотрел при этом Комитет по ценным бумагам, остается только гадать. Впрочем, можно скромно предположить, что кое-кто в комитете обо всем знал, но отнесся к происходящим безобразиям с определенной симпатией.

Не будем удивлять читателей разного рода подробностями. Что касается специалистов, то им, надеемся, здесь все понятно. В частности, самое главное. Как могло случиться, что "кровные" акции минской фабрики, без всяких кавычек субъекта общенародной собственности, оказались вдруг на солнечном Кипре? Некоторые ревнители нравов очень обижаются, когда Президент в аналогичных случаях употребляет жесткое слово "жулье". Но в контексте истории с "Коммунаркой", как нам представляется, оно весьма уместно. С этим сегодня согласны все. Новое руководство "Коммунарки" делает все, чтобы восторжествовали закон и справедливость. Предпринимаются отчаянные усилия обратить внимание правоохранительных органов, судов, прокуратуры. Ситуация не терпит отлагательств - ведь под "Коммунарку", по сути, заложена мина. Легко себе представить, как поведут себя "киприоты", когда придет время и появится возможность выйти из "тени" и, размахивая увесистым пакетом, навязать решение фабрике. По сути дела, сегодня рабочие "Коммунарки", менеджмент, инвесторы - все являются заложниками невидимок, наблюдающих с Кипра за развитием событий.

Какова же реакция на все это со стороны государственных органов, которые, по идее, должны были бы немедленно принять соответствующие меры по наведению порядка?

Увы, позиция госорганов вызывает откровенное недоумение.

Прокуратура переписывается с судами, суды прикрываются формальными поводами, за которыми скрывается нежелание решить острый вопрос по существу. Еще более возмутительно выглядят действия некоторых работников Комитета по ценным бумагам, которые, по существу, запутывают обстановку и, по сути дела, вместо защиты государственных интересов откровенно лоббируют интересы окопавшейся на Кипре компании "Комскилл Интерпрайзес".

Опять же не будем утомлять читателей техническими и достаточно сложными деталями, поскольку надеемся, что это лучше журналистов сделают специалисты Комитета государственного контроля, которых мы просим дать оценку выявленным нами фактам.

Если их суммировать, то получается, что, воспользовавшись правовой неразберихой, сомнительные фирмы смогли сколотить серьезный пакет акций предприятия. Вопреки государственной политике некоторые чиновники способствовали этому. Несмотря на многочисленные просьбы руководства "Коммунарки", вопрос не решается. Более того - развитие событий указывает на определенную заинтересованность работников Комитета по ценным бумагам в сохранении статус-кво.

По нашему мнению, все это достаточно тревожно, входит в полное противоречие с известными требованиями Президента к приватизационной политике и нуждается в принятии соответствующих мер.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости