Минск
+19 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Можно ли на вышивках зарабатывать?

За крестиком крестик

Их большая квартира на окраине Ганцевичей похожа на галерею. На каждой стене здесь по несколько работ. Гостей встречают вышитые красочные пейзажи, животные, цветы. Из углов комнат строго смотрят светлые лики святых. Вышивка крестиком — семейная традиция, которую одновременно сохраняют и продолжают три поколения женщин Малафей. Накануне Пасхи корреспондент “НГ” побывал в гостях у семьи и узнал, что нельзя вышить на иконе и почему семья не продала ни одной вышитой работы.



Самая старая вышитая картина в доме семьи Малафей насчитывает несколько десятилетий. Она изображает мальчика и девочку, гуляющих в лесу. Полотно висит у изголовья кровати и напоминает Екатерине Малафей о маме, чьих рук эта работа.

— Мы жили в Черниговской области, в большом украинском селе. Мама на ткацкой фабрике сорок пять лет проработала. Приходила вечером, делала все по дому, а затем начинала вышивать. Я могла часами сидеть возле нее! Следить, как она листик, цветочек вышивает. Потом и сама стала пробовать, — Екатерина Петровна проводит для меня экскурсию по квартире.

Говорит, мама показывала ей, как вышивать наволочку или подзорник, которым в деревнях прикрывали кровать. Рукоделием в свободное время мама Екатерины Малафей была увлечена полностью. Потому и заслужила в селе славу лучшей вышивальщицы, которой особенно удавалась гладь.

Мастерица показывает вышитый рушник, сохранившийся с тех пор. Цветы на нем почти как живые, вышивка плотная, почти идеальная. Сама Екатерина Малафей вышивает похожие, но крестиком. Говорит, в нынешнем году по традиции семья понесет освятить пасхальное угощение именно в них.

На некоторое время увлечение вышивкой Екатерине Петровне пришлось забыть. Но совсем скоро оно стало основной работой. Женщина устроилась надомницей на фабрику художественных изделий в Чернигове. И на протяжении восьми лет вышивала блузки с украинским орнаментом — тогда они хорошо шли на экспорт. Работала с льняными мужскими рубахами, наволочками, пододеяльниками и скатертями. Норму нужно было выполнять строго — хобби стало нелегким трудом.

Почти тридцать лет назад женщина с мужем-военнослужащим перебралась в Беларусь. Работу, говорит Екатерина Малафей, она, может быть, и нашла бы. Но в военном городке не было детского сада, поэтому женщине приходилось оставаться дома с детьми. Тогда она вспомнила про вышивки.

Первую работу мастерица помнит как сейчас. Это была пара лебедей. Ее Екатерина Малафей вышивала с небывалым азартом, “с аппетитом”. И вышила на одном дыхании — просто не могла остановиться

— Двое детей, весь день что-то делаешь. Потом муж с работы приходит. Полная хата игрушек. Поигрались дети — уложила спать. Сажусь на кресло, торшер рядом стоит. И всю ночь шью. Шесть утра, муж встает, а я уже заканчиваю и собираюсь отвозить работу. Потом уже в части стала работать и для себя начала вышивать, — говорит Екатерина Петровна.

Не так давно Екатерина Малафей закончила одну из самых значимых своих работ. На большом полотне вышила Иисуса Христа в образе Доброго Пастыря, окруженного стадом овец, с маленькой овечкой на руках. В преддверии Пасхи икону забрали на выставку в местную детскую библиотеку. Там же до сих пор выставляют несколько образов, вышитых руками Ирины Артемовой — дочери Екатерины Петровны.


Не так давно Екатерина закончила одну из самых значимых работ.
В преддверии Пасхи икону забрали на выставку в детскую библиотеку.


— Мама мне лет с десяти говорила: учись вышивать. А я и вышивка — это вообще два разных направления. Никогда не думала, что начну. С детства так думала. А потом родила дочку. Она спит, все дела сделаешь — чем еще заняться? Дала мне мама элементарную салфеточку, я вышила. Потом вторую, третью. Стала картины крестиком вышивать. И сразу получилось. Гены, что ли? — шутит Ирина.

Однажды, увидев, как подруга вышивает иконы бисером, Ира решила тоже попробовать. И за нынешнюю зиму успела закончить сразу три образа. Икону Божией Матери “Всецарица”, Спасителя и две именные — святых Ирины и Анны. Другую пару вышила и оставила дочери: когда та будет выходить замуж, у нее будут не покупные, а уникальные, изготовленные вручную образа. Матерь Божию Жировичскую Ирина вышивала всего месяц — ее закончит к Пасхе:

— Я все вышиваю, картины тоже. Но иконы — это совсем другое дело. Перед тем как приступать к работе, берешь в церкви благословение. Две иконы освятила. В церковь пока не отдавала, да и не везде их батюшка согласится освятить.

Кроме бисера, Ирина занимается также алмазной вышивкой. Суть ее в том, что на основу клеятся мелкие камешки. Работа эта кропотливая, требует усидчивости и сосредоточенности.

По семейным стопам пошла и 15-летняя Аня Артемова, дочь Ирины. Вышивка у школьницы получилась с первого раза. За вечер она может даже сделать небольшую картинку. Ее работы уже также выставляют в библиотеке вместе с иконами мамы и бабушки.

— Аня с малых лет просила: бабушка, научи, покажи мне, я хочу вышивать. Даже вчера я сидела вышивала до половины первого, она все это время со мной была. Мы с маленького начинали. Вышила цветочки какие-то. И, видно, хотела обрезать — много канвы было. А взяла близко к вышивке, и все, теперь картинку уже не натянешь. А вторая внучка два крестика сделает, и нитки у нее уже не туда, и все путается. Неусидчивая она, не идет пока у нее, — рассказывает Екатерина Петровна.

Она то и дело достает многочисленные вышивки со шкафа. Практически все отделения заполнены готовыми работами и материалами. Одних только ниток — большая клетчатая сумка и несколько пакетов. Мастерица говорит, все это со временем накапливается, но тем лучше. Не нужно тратиться на новые материалы — достаточно покопаться в запасах.

А вот с рамками для работ сложнее. Багет и паспарту стоят денег. Поэтому далеко не все хорошие работы красиво оформлены и просто ждут своего часа в “запасниках”. Хотя и оформленных вышивок не так мало — почти сто сорок. Но покупать их, к сожалению, не торопятся: стоимость большой картины исчисляется миллионами рублей, говорит Екатерина Петровна:

— Как-то врачи у нас были из “скорой”. И всех заинтересовало — по всей же квартире работы висят. И молодой врач сказал: цена большой картины миллионов семь. Кто согласится за такую цену купить? За бесценок возьмут, конечно, а по реальной цене... Так что я пока ничего не продавала. Сейчас вся эта одежда с орнаментом популярная. Но это если бы в Минске где-то жили, то заработали бы. А так... Если бы не было вышивки, не знаю, как бы я жила. Что дома делать? Телевизор смотреть? А так с годами все больше и больше вышивать нравится.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...