За двадцать лет написано немало…

На что надеялись и чему огорчались все эти годы наши читатели

О чем думали, мечтали, на что надеялись и чему огорчались все эти годы наши читатели

В начале этой недели «Рэспубліка» отпраздновала юбилей, разменяв третий десяток своей жизни. Все 20 лет газета освещала и анализировала события как в стране, так и за рубежом, формировала взгляды и жизненную позицию наших соотечественников, рассказывала не только об известных людях, но и о простых труженниках. И во многом благодаря своим читателям. За это время редакция получила десятки тысяч читательских писем, в которых — надежды, опасения, боль, радость и тревоги… О чем все эти годы вы, наши уважаемые читатели, писали, думали, мечтали, на что надеялись и чему огорчались?

Сто метров за четыре тысячи

«Обращаемся к правительству с просьбой пересмотреть льготы участникам войны, — читаю письмо из далекого 1992 года. — Обратите внимание и на ветеранов труда. В законодательном порядке нужно предусмотреть оказание посильной материальной помощи ветеранам: люди, отдавшие работе свое здоровье, должны на склоне лет жить по-человечески». Под посланием подписались 19 ветеранов труда из города Глубокого.

«Пишу о моем крайнем возмущении по поводу чрезмерно высоких цен, — это еще один привет из 1992-го от семидесятилетнего гомельчанина Ивана Савельевича. — Судите сами. В начале прошлого года погонный метр полиэтиленовой пленки для парников стоил 70 копеек, а теперь она (ходят слухи) повысилась аж в четыре раза. То есть за 100 метров, а это один рулон, придется платить 4 тысячи. Чем же теперь укрыть грядки? Как решать продовольственную проблему? Очень прошу на страницах газеты поднять этот вопрос».

Соблазнительные возможности

Всегда вечны проблемы взаимоотношений людей и нравственности. Так, например, широкий резонанс в 1992-м вызвало письмо-исповедь молодой женщины по имени Тамара, в котором та рассказала о своей безвыходной ситуации. Женщина написала о том, как ей пришлось сделать выбор — либо принять ухаживания своего начальника, либо остаться без работы. Она выбрала первое, о чем позже очень пожалела. «Раздавлена, унижена, — пишет она. — И мужу сказать не могу, жду, когда шеф на пенсию пойдет или умрет».

«В наше благополучное время у молодежи много возможностей для развития, но еще больше соблазнов, на которые нужны деньги, — рассуждала спустя 18 лет Нина Поршнева из г.п. Зельва. — А вот работать там, где нужны рабочие руки, подрастающее поколение хочет все меньше и меньше. От безделья такая молодежь озлобляется, ведет аморальный образ жизни. Причину я вижу, как бы странно это ни звучало, в излишней любви родителей, которые стремятся оградить своих чад от жизненных неприятностей и невзгод. И многие, излишне опекая ребенка, не видят, как тот становится эгоистом, вечно недовольным, уверенным в том, что весь мир ему должен».

Багатая любоўю да людзей

«У пашане і згодзе жыла Малання Мікітаўна Карась са сваім Міхалам Рыгоравічам, — даслаў ліст у 1999-м Васіль Маркевіч. — Працавалі абое ў калгасе «Савецкая Беларусь», будавалі хату, гадавалі сямёра дзяцей. Гаспадар, праўда, рана памёр: адбіліся палон и ваеннае ліхалецце. Нялёгка стала ўдаве. Але малыя не галадалі.

...А яшчэ яна ласкава называе лю­дзей, якіх любіць і паважае. Словам, багатая наша Малання Мікітаўна сваім жыццёвым вопытам, павагай і любоўю лю­дзей. А галоўнае — сваім родам: 24 унукі ў яе і 14 праўнукаў. Пакуль…»

Глоток очень чистого воздуха

«Неожиданно с января я стала получать «Рэспубліку», — строки из письма 19-летней давности минчанки Нины Вдовиченко. — Газета в наше трудное время оказалась большим и очень приятным сюрпризом. Раньше я выписывала много изданий. Привыкла к этому, как к воздуху, а теперь… Словом, спасибо за глоток чистого свежего воздуха».

Вярнуцца да каранёў

«… І калі зараз дзесяцігадовы пляменнік кажа бабулі, што ў гэтым душным горадзе жыць не будзе, я пачынаю верыць, што ажывуць карані, вернуцца людзі не толькі да свят, але і да ладу жыцця, да сябе», — спа­дзявалася ў пачатку 90-х Валянціна Пісарэнка з вёскі Забудзькі Асіповіцкага раёна.

Мне достался сухогруз «Краснокамск»

Многие наши читатели с удовольствием рассказывают о знакомых, родственниках, друзьях, делятся личными впечатлениями и переживаниями. «В мае 1973 года моего мужа майора Советской армии направили служить в Республику Куба, — рассказала историю из жизни своей семьи минчанка Людмила Пригор. — Сначала мы уехали без детей, за которыми я собралась в начале августа. На борту корабля «Балтика» собралось много молодежи из стран Латинской Америки, возвращавшейся с каникул на учебу в СССР. Погода стояла безветренная, что в дальнейшем спасло наш корабль и нас. В первые дни плавания океан встретил нас полным штилем, тропическое солнце щедро освещало водную гладь. Так продолжалось четверо суток. А на пятые корабль сел на коралловый риф. Несколько дней мы ожидали помощи: небольшой танкер под флагом США откачал часть топлива, советские сухогрузы постепенно забирали пассажиров. Наконец дошла очередь и до меня: мне достался сухогруз «Краснокамск». Через четыре дня я вернулась в Гавану».

Со штампом другого государства

Часто на почтовом конверте стоит штамп другого государства. География таких посланий широка: от стран СНГ до Нового Света. Наших соотечественников, живущих за границей, интересует все: политика, экономика, культура, образование и воспитание подрастающего поколения.

«Все чаще обращаю внимание на людей, желающих сделать мир лучше, пусть даже и в бытовом плане, — строки из письма жительницы Санкт-Петербурга Людмилы Чумак. — Заметила, если человек не сорит вокруг себя, он аккуратен и в остальном. Однажды я отдыхала у знакомых в белорусской деревне. Первое, что бросилось в глаза, — практически идеальная чистота на улицах, во дворах и огородах. Каждый день я наблюдала, как жители деревни наводили порядок. Многие дети помогали своим бабушкам и дедушкам. И это правильно. Чем раньше родители будут приучать ребенка к чистоте и аккуратности, тем прочнее в его характере сформируются эти черты».

Про войну написано много…

Но особая тема во все времена — тема Великой Отечественной войны и Победы в ней. Поток писем на эту тему не иссякает. С каждым годом участников и свидетелей тех страшных событий все меньше, и тем ценнее их рассказы о войне. «Пра вайну напісана многа, я дадам яшчэ, — дзеліцца ўспамінамі Людміла Тарасава з Баранавічаў. — Калектыўная памяць гаворыць пра гераічную эпапею, там абавязкова баі, танкі, гарматы, самалёты... Нашы ўяўленні пра вайну — дарослыя. Дзеці адчувалі і пераносілі вайну інакш. Іх перажыванні і пакуты для мяне блізкія і зразумелыя».

«Александр Василевский часто вспоминал жестокий бой, когда наши войска, перейдя в наступление, брали в кольцо дивизии Паулюса, — читаю письмо Валерия Василевского, жителя городского поселка Глуск. — На правом фланге в атаку шел его взвод. Атака развивалась успешно и стремительно. …Очнулся лейтенант Василевский только на третий день в госпитале с простреленным легким. Но назло всем смертям ему удалось выжить и вернуться в строй.

После первого ранения, а их было четыре, Александр воевал в составе 1-го Украинского фронта. Сначала освобождал нашу территорию, потом была Польша, Чехословакия, Германия. Награжден орденами Александра Невского, Красной Звезды, Отечественной войны и девятью медалями. Не меньшей по значимости наградой для него был чехословацкий журнал, на обложке которого была размещена его фотография: он, в чине старшего лейтенанта, и двое детей, сидящих в коляске его боевого мотоцикла. Так солдат из малоизвестной белорусской деревушки стал для братьев-словаков одним из символов советских воинов-освободителей».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...