Источник: Союзное вече
Союзное вече

За что графиня Толстая ненавидела толстовцев

Вышел в свет апрельский номер «Союзного государства». Журнал рассказывает о Беларуси и России как о едином целом. В нем пишут о политике, экономике, людях, прекрасных местах, общей истории, культуре. Собирая материалы в номер, мы всякий раз удивляемся, насколько тесно скреплены наши две страны.

Сегодня – находка из семейного архива: наш журнал получил доступ к уникальным письмам и дневникам конца XIX – начала ХХ века.


Редакция журнала «Союзное государство».

Александр Жиркевич – внук витебского губернатора, военный юрист и талантливый поэт конца XIX – начала XX века, был близко знаком и состоял в доверительной переписке с самыми известными людьми своего времени: Львом Толстым, Иваном Айвазовским, Афанасием Фетом, Антоном Чеховым, Василием Верещагиным, Патриархом Тихоном. А с Ильей Репиным его связывала тесная дружба.

Сегодня архив бережно хранит его внучка, Наталья Жиркевич-Подлесских. Его жемчужиной является подробный дневник, который Жиркевич вел более 40 лет. Это почти фотографическое отображение эпохи, детальное описание жизни и быта самого автора и всех его визави. Более точную и беспристрастную летопись представить трудно. Вот, например, как Александр Сергеевич описывает состоявшуюся в 1890 году первую свою встречу в Ясной Поляне с Софьей Андреевной Толстой.

«Подсматривают и подслушивают»


Софья Толстая не разделяла взглядов мужа.

«Графиня С. А. Толстая произвела на меня впечатление очень неглупой, образованной и энергичной женщины. Графиня была со мной очень откровенна и сообщила мне много интересного про мужа: «...Но во всем виновата эта теория его о непротивлении!.. Письма Льва Николаевича издаются без его ведома еще при его жизни, к нему приезжают выспрашивать его взгляды и потом нагло и безнаказанно все искажают в печати. У него даже воруют его неизданные произведения, а потом распространяют в публике. Даже сам Лев Николаевич недавно возмутился... О, эта теория непротивления злу! Сколько она наделала нашей семье бед!

Все эти так называемые толстовцы – я их ненавижу и презираю! Между ними лучший и более умный это Горбунов (Иван Горбунов-Посадов, писатель, друг Толстого. – Ред.)... А все остальные – тунеядцы, дрянь, лентяи... А вы знаете ли, сколько человек их перебывало у нас этим летом?! 260! Все это пило, ело за счет Льва Николаевича и врывалось в нашу жизнь, подсматривая, подслушивая, как живет Лев Николаевич и его семья... Я всегда открыто восставала против них. Но эта теория мужа все разбивает! Вы видели сегодня два экземпляра толстовцев? (Я действительно застал там двух грязных, неряшливых, длинногривых и подозрительных толстовцев.) Вот все такие! Приедут, живут сколько хотят, и вся наша семья ради Льва Николаевича с этим мирится... Здесь они хозяева, а я, мои дети здесь гости!..»

«Буду съедать суп, лишь бы ты не лгала»


«Графиня Софья Андреевна рассказывала мне, что физические страдания Льва Николаевича бывают ужасны (кажется, у него камни в печени) и что он их от нее скрывает, чтобы не беспокоить. Если она его долго не видит, то идет его разыскивать, думая, не притаился ли где-нибудь в припадке. По ее словам, ей стоило огромного труда уговорить Льва Николаевича есть хоть бульон (он из принципа не ест мясо). Сначала она его обманывала, кладя в мясной бульон грибы и уверяя, что ему подается грибной суп. Но он скоро стал замечать и сказал, что готов для нее съедать ежедневно тарелку супа, лишь бы она не лгала...

Лев Толстой подарил Александру Жиркевичу свою фотографию с автографом.

«Я не ем мяса, потому что это труп, и оно теперь производит на меня впечатление трупа», – сказал мне Толстой. «Но ведь мясо здорово, питательно?» – возразил я. «Кто вам это сказал? Не наши ли доктора? – ответил Лев Николаевич. – Посмотрите, как здоровы мужики! А они мясо едят только несколько раз в год, по праздникам...»

Во время общего обеда в столовой на одном конце огромного стола обедала семья Толстого (с нею и я), а на другом Лев Николаевич, Марья Львовна и два толстовца. Нам лакей в белых перчатках подавал изысканные блюда. Толстой же и его сообедники ели из общей чашки какую-то похлебку, и (кажется) у них не было даже скатерти.

Графиня же сообщила мне, что занята теперь перепиской дневника Льва Николаевича, относящегося к бытности его в военной службе. По ее словам, дневник написан крайне неразборчиво, так что даже сам Лев Николаевич не все там может разобрать. Все рукописи, как он мне сказал, на случай его смерти завещаны им Румянцевскому музею. Кстати, о смерти. Толстой твердо убежден, что проживет недолго, и несколько раз говорил мне в течение дня, что сожалеет о том, что жизнь его прошла наполовину бесцельно, что он только недавно уловил смысл жизни».

В апрельском номере журнала «Союзное государство» вы найдете рассказ о самом Александре Жиркевиче и его дневнике. Также публикуются фрагменты, посвященные встречам со Львом Толстым и Ильей Репиным.

В следующих номерах наши читатели вместе с Александром Сергеевичем побывают в витебской усадьбе Репина Здравнево и станут «очевидцами» встреч летописца со многими другими выдающимися литераторами и художниками.

ГДЕ НАЙТИ ЖУРНАЛ

Среди адресатов, которые получают «Союзное государство» по рассылке, – краевые и областные библиотеки в России и в Беларуси и общества российско-белорусской дружбы. Часть тиража

бесплатно распространяется в фирменных магазинах «Комсомольской правды» в Москве и представительствах «Комсомольской правды» в регионах.

Прочитать заинтересовавшую статью не выходя из дома можно на сайте postkomsg.com/soyuznoe_gosudarstvo

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?