«За 2010 год нас посетили 3,5 миллиона читателей»

К СОЖАЛЕНИЮ, с Романом МОТУЛЬСКИМ я раньше не встречался. И представлял директора Национальной библиотеки Беларуси седовласым человеком, солидным, с очками на переносице, строгим и малоразговорчивым. Но все оказалось наоборот. Мне поднялся навстречу высокий и стройный мужчина, с густой шевелюрой, с открытой улыбкой. А начал говорить — речь его пересыпалась шутками, образными сравнениями. Одним словом, Роман Степанович сразу расположил меня к себе.

Директор Национальной библиотеки Роман МОТУЛЬСКИЙ — о родном украинском селе, феноменальной стройке «алмаза», доступности для белорусов Оксфорда и Кембриджа и возможности мониторинга из Минска финансовой системы планеты.

К СОЖАЛЕНИЮ, с Романом МОТУЛЬСКИМ я раньше не встречался. И представлял директора Национальной библиотеки Беларуси седовласым человеком, солидным, с очками на переносице, строгим и малоразговорчивым. Но все оказалось наоборот. Мне поднялся навстречу высокий и стройный мужчина, с густой шевелюрой, с открытой улыбкой. А начал говорить — речь его пересыпалась шутками, образными сравнениями. Одним словом, Роман Степанович сразу расположил меня к себе.

Я потом понял, откуда у Матульского такой темперамент, такая энергия и завораживающий свет глаз. Их ему родина дала, Западная Украина, деревня Новосельцы. А еще ему передались гены отца, который был, как говорится, и жнец, и швец, и на дуде игрец. Хоть Степан имел бухгалтерское образование, хоть и работал некоторое время по своей специальности, но затем ушел в культуру. И стал бывший бухгалтер заведующим клубом, библиотекой. Роман часто бывал у отца. Сегодня он шутит: «Я вырос за кулисами клуба, под песни самодеятельных артистов и среди книжных полок поселковой библиотеки». Шутка шуткой, но в ней большая доля правды. Детские встречи, детское окружение сыграли главную роль в выборе дороги в самостоятельную жизнь. Сейчас Роман Степанович подтрунивает над собой:

— Представляете, я, сельский парубок, а выбрал профессию библиотекаря? Стать библиотекарем, мне говорили, стремятся одни женщины. Собственно, так оно и было. Когда я учился в культпросветучилище, то на всю группу был одним мужчиной. Однако это обстоятельство не помешало занятиям и не повлияло на мои оценки. Как поется в одной песне: первым делом самолеты, ну а девушки — потом. Так и поступал. Окончил училище с красным дипломом. Учиться понравилось, и я решил поступать в вуз. Выбрал Минский институт культуры, потому что узнал: в белорусской столице открылся новый вуз, набирает много студентов. Да и отзывы наших ребят, служивших в вашей республике, были хорошие. Взял билет на поезд и поехал. Город мне понравился, понравился институт. А самое главное, я понравился приемной комиссии: набрал нужное количество баллов и поступил. И студенческая жизнь потекла по своим законам.

Окончив институт, распределился в Государственную библиотеку имени Ленина. Начинал свою карьеру с самых низов, в прямом смысле этого слова, с подвалов книгохранилища. Сюда и вернулся после службы в армии. Но вернулся со страстным желанием учиться дальше. Однако в то время такие были условия, что из библиотеки не мог поступать в аспирантуру. Только из учебного заведения. Поэтому пошел туда, где учился, в институт культуры. В библиотеку. Работал, немного преподавал. Затем поступил в аспирантуру Московского института культуры. Успешно сдал экзамены, выдержал конкурс. Писал диссертацию под руководством ученого с мировым именем — Юрия Николаевича Столярова.

— На какую тему?

— Диссертация была посвящена библиотечной статистике. Я всегда был склонен к технике, к цифрам.

— Понятно, отец — бухгалтер!

— Может быть. А вообще, признаюсь, я тянулся к моделированию, в частности, к авиационному, техническая душа «сидит» во мне до сих пор. А тогда она нашла выход в диссертации, которая была единственной в Советском Союзе. Даже ставился вопрос, чтобы она защищалась закрыто. Потому что цифры, которые приводил, нигде не обнародовались. Их не опубликуешь на страницах газеты «Правда». Я смотрел на статистику с позиций международных требований и стандартов. Но к тому времени, когда я закончил писать свой труд, свершилась перестройка. Появилась возможность, не опасаясь, публиковать, говорить, выступать. Поэтому защита прошла успешно.

Снова вернулся в Институт культуры. Был преподавателем, старшим преподавателем, доцентом. Стал даже деканом факультета библиотечных информационных систем.

Параллельно изучал отечественный опыт, зарубежный. В то время это было очень интересно и актуально.

И вот началось строительство Национальной библиотеки. От предложения ее возглавить нельзя было отказаться.

— И вы взвалили на свои плечи такую ношу, особенно в тяжелый период строительства?

— Хозяйство мое непростое, большое, наукоемкое. Однако это не было для меня новостью. Я с пристрастием изучал опыт работы зарубежных библиотек, что, наверное, и повлияло на выбор моей кандидатуры. К тому времени у меня уже была монография о деятельности библиотек в странах Европы, защитил докторскую диссертацию: зачем библиотека существует на белом свете и какой она должна быть?

— Дали ответ на волнующий вопрос?

— Если коротко, то такой, как наша Национальная библиотека. И все идеи, которые были в теории, в диссертации, я попытался внедрить. Здесь я работаю с апреля 2003 года, тогда еще рылся котлован. Когда строишь с первого гвоздя, с первого кирпича, тогда все понятно, всегда знаешь, где и что находится.

— Как дом строишь собственными руками?

— Да — знаешь, где какая балка, где плохо прибил, где надо переделать. На этапе строительства пришлось осваивать ряд профессий: и строителя, и инженера, и техника...

— А как формировался коллектив библиотеки?

— Коллектив библиотеки — это живой и сложный организм, основу его составили бывшие сотрудники «Ленинки». Те традиции, которые были заложены раньше, перешли сюда. Конечно, в новой библиотеке появилось много людей с новыми профессиями: целые службы эксплуатации инженерных, компьютерных систем. Вот почему наш коллектив особенный: с одной стороны — люди, проработавшие 30-40 лет, с другой стороны — молодежь. Здесь много молодежи. Они стремятся сюда. Им приятно работать в красивом удобном месте.

— Работать там, где бурлит культурная жизнь, где проводятся значимые мероприятия?

— Когда мы строили библиотеку, то мы не отошли от классических канонов, на которых зиждутся библиотеки тысячи лет, но расширили ее возможности с учетом современной специфики, технологий. Старались собрать воедино все книги, которые были разбросаны по городу, и дать возможность познакомиться с ними читателям. Кроме того, во время строительства пришли к выводу, что это должно быть самое современное информационное учреждение. И оно является таким сегодня. Наша библиотека — самая мощная в информационном плане на постсоветском пространстве, она успешно конкурирует с крупнейшими европейскими библиотеками. Мы ничуть не уступаем им по своим возможностям. Это подтверждают коллеги из-за рубежа, которые приезжают к нам.

Мы «вплетаем» в свою работу и культурную составляющую. У нас в здании размещаются пять галерей выставочных, музей, две смотровые площадки, конференц-зал. Чувство красоты, желание видеть красоту, жить с ней — вот что стремимся формировать у наших посетителей. И в библиотеке даже самый отпетый хулиган не сделает гадость.

— Роман Степанович, скоро новому зданию библиотеки исполнится пять лет...

— И мы подводим итоги своей работы: что сделали для страны, чем были полезны. Прежде всего, очевидно, что принятие решения о строительстве Национальной библиотеки было правильным, политически верным. Национальная библиотека стала истинным символом Беларуси. Она нужна, востребована обществом, в первую очередь молодежью, специалистами. И то, что за прошлый год нас посетило реально и виртуально три с половиной миллиона человек, говорит о многом. Мы востребованы на образовательном рынке, наукой и производством. А главное — людьми разного возраста. У нас проходят многочисленные международные и республиканские мероприятия: встречи на высшем уровне, конференции, форумы, семинары, конкурсы и даже заседания коллегий разных министерств. Такой популярности надо только радоваться!

Но сейчас мы думаем о будущем. Итоги прошлой работы и планы на перспективу нашли отражение в Государственной программе «Культура Беларуси» на следующее пятилетие, на 2011—2015 годы. Суть заключается в том, что, создав национальный информационный электронный ресурс, который обобщил и объединил лучшие творения белорусского народа на протяжении многих веков, нельзя останавливаться на достигнутом. Необходимо иметь национальную электронную библиотеку для того, чтобы ею могли пользоваться все. Потому что проблема информационного неравенства — одна из главных. И мы должны создать равные условия и для ученика, который ходит в сельскую школу на Полесье, и для его сверстника из минской престижной гимназии. Они должны иметь одинаковый доступ к информации. Тогда на экзаменах в вузы будут конкурировать сильные с сильными. И в разных областях народного хозяйства или в частном бизнесе станут работать высокообразованные специалисты, за которых не придется краснеть. Одним словом, электронная библиотека — это для нас глобальный национальный проект, который должен объединить многие учреждения и обеспечить доступ не только к печатной продукции, но и ко всей информации, которая была создана, создается и будет создана в Республике Беларусь. И не только для нас. А для жителей всех стран, тех, кто интересуется нашей страной, для того, чтобы была возможность получать информацию не через посредников, а из первых уст, из оригиналов. Чтобы, например, наши земляки, которые живут в Соединенных Штатах и Канаде, могли читать вашу газету «Белорусская нива» в оригинале. А мы — их газеты и журналы. И чтобы руководители предприятий, бизнесмены могли получить оперативную качественную информацию.

— Роман Степанович, но это глобальная работа.

— Мы не претендуем на роль монополистов в реализации этого проекта. А проводим уже сейчас активные консультации, планируем нашу работу с Национальной академией наук Беларуси, с другими организациями и ведомствами.

Кстати, в прошлые годы коллектив создал необходимую техническую, методическую базы по обеспечении доступа к мировым информационным ресурсам. Коллектив отработал технологию виртуального читального зала. В этом году круг его участников расширяется. Национальная библиотека обеспечивает доступ к 157 зарубежным электронным базам данных, имеет полный информационный ресурс Оксфорда и Кембриджа. Наше учреждение не выдает иностранные дипломы, но всякий желающий может получить в нем тот объем знаний, который получает, скажем, выпускник Кембриджского университета. Все зависит от его желания и усилий. Кроме того, в режиме реального времени можно мониторить финансовую систему всего мира. То есть мы имеем контракт с Международным валютным фондом. Для развития экономики это, согласитесь, немаловажно. И сейчас такой доступ мы обеспечили каждой областной библиотеке, наши виртуальные читальные залы открыты во всех крупных библиотеках, во всех библиотеках высших учебных заведений, в том числе коммерческих. Подключаются к нам и другие организации.

— С коллегами из других стран поддерживаете связи постоянно?

— Обязательно. Во многих странах строятся национальные библиотеки, реконструируются, их руководители звонят, просят о консультациях, советах. Особенно в концептуальных подходах, в технологической организации. Постоянно обращаются к нам работники библиотек Узбекистана, Азербайджана, Таджикистана, Грузии, поддерживаем тесные связи с Арменией, Литвой, Эстонией. Дружим, налаживаем личные контакты. Я всегда говорю, чем больше библиотек будет на земном шаре, в каждой стране, чем больше мы будем обмениваться информацией между собой, тем спокойнее и успешнее станет наша жизнь, тем добрее станут люди.

— А есть ли у вас контакты с сельскими библиотеками страны?

— Они все наши, мы все работаем, как говорится, в одной связке. Но особые контакты у нас с Белорусской сельскохозяйственной библиотекой, что по улице Казинца в Минске.

— А что в личной жизни произошло, Роман Степанович, за пять лет?

— Дети окончили университет, электронщики, пошли на свои хлеба. Я получил звание профессора, стал академиком. Мое старание при строительстве Национальной библиотеки оценено медалью «За трудовые заслуги». А чтобы не скучать, на досуге пишу книгу, заканчиваю ее. Книга о том, что делалось в библиотечном деле в Беларуси на протяжении многих времен. Например, почему у нас появилась книга, первые рукописи, кто их писал и зачем? Кем они собирались? Кто их поддерживал, контролировал? Что разрешали, что запрещали, что жгли, что увозили? Судьба книги — отражение истории страны, отражение судьбы народа. Тема интересная и малоизученная.

— Роман Степанович, а что еще радует человека, у которого, как и у библиотеки, юбилей? Новому зданию библиотеки в этом году пять лет, вам — пятьдесят.

— Прежде всего хочу сказать, что Беларусь стала моей второй Родиной, она меня приютила, выучила, дала прекрасную работу. И жену я нашел здесь. Она — минчанка, с ней мы познакомились очень давно, еще в студенческие годы. Есть свой дом, посажены деревья, выросли дети. Радуюсь, что жива еще мать. Зову к себе, но не едет, не хочет бросать родную деревню. Дай бог ей здоровья!

И что еще меня радует — в Минске появилась новая традиция: к библиотеке приезжают молодые пары и возлагают цветы к подножию памятника Франциску Скорине. Некоторые молодожены даже заказывают экскурсии по библиотеке, поднимаются на смотровую площадку, фотографируются, получают читательские билеты в день свадьбы. К нам даже семьями приезжают из разных стран, в том числе с моей родины. Это прекрасная традиция, это говорит о том, что мы что-то значим в людских судьбах, значим в этом городе. Мне недавно сказали в шутку: в мире сейчас ширится движение «Кто еще не побывал в Национальной библиотеке Республики Беларусь?» Шутка шуткой, а в ней намек. Я его понимаю так: не напрасно стараемся, работаем. Есть гордость в душе за свое дело. А это прекрасно, дает силы!

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА,  «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?