За 200 долларов – в могилу

ЭТА КРИМИНАЛЬНАЯ история разворачивалась в нескольких километрах от Витебска. Антигероям нашего времени вынесен суровый приговор. Вся четверка, промышлявшая вымогательством денег под угрозой убийства, отправилась в места не столь отдаленные — замаливать грехи...

Рыть для себя яму «заставил» сельчанина невозвращенный вовремя долг.

ЭТА КРИМИНАЛЬНАЯ история разворачивалась в нескольких километрах от Витебска. Антигероям нашего времени вынесен суровый приговор. Вся четверка, промышлявшая вымогательством денег под угрозой убийства, отправилась в места не столь отдаленные — замаливать грехи...

Мог ли учитель сельской школы предполагать, что цивилизованные люди, его земляки, способны перевоплощаться в нелюдей? А началась эта история с того, что Игорь Петрович (имена и фамилии участников истории изменены. — Авт.) попросил в долг у начальника гаража исправительной колонии Леонида Скаркина. Буквально на несколько дней, чтобы погасить кредит, висевший над ним как дамоклов меч. Если бы знал, как будут развиваться события дальше, то лучше бы он задолжал банку!

200 долларов Леонид Скаркин для знакомого нашел, но разыграл эту сцену так, словно ради него сам влез в долги, чтобы только выручить по старой дружбе. На свою беду Игорь Петрович в назначенный день со своим кредитором рассчитаться не смог. Вот тут-то и начался отсчет кругов ада, уготованных для него Скаркиным!

Тот начал звонить с угрозами, что люди, давшие ему нужную сумму, шутить не намерены. И не таких, дескать, ломали и зарывали в землю. Через месяц в школу заявился незнакомец — посланник кредитора — и предложил выйти на улицу для разговора. У крыльца их ждала машина. За рулем — Юрий Антипов, у которого якобы занял «баксы» для педагога Скаркин.

— Знаешь, братан, я за деньгами к тебе ездить не намерен. Сам притащишь, — заявил он. — Только уже не 200, а 350 «зеленых». Счетчик включен. Не уложишься в две недели — накапает сколько и не снилось!

Незнакомцы скрылись, а через полмесяца в школе снова замаячили мрачные фигуры — теперь уже три посланца Леонида Скаркина. Игорь Петрович не на шутку встревожился. Рассчитаться по-прежнему не представлялось возможным, поэтому решил не отвечать на звонки и избегать встреч с этими людьми. Когда угрозы посыпались в адрес жены и дочери, пришлось принимать удар на себя.

— В очередной раз рэкетиры, по-другому их не назову, вынудили меня выйти к ним, а на улице пытались затолкать в багажник. И все на глазах семьи. Дочь умоляла отпустить меня: найдем ваших 200 долларов! Куда там! Ей заявили, что должок округлился до 500, — рассказывает учитель. — Меня отвезли метров за триста от школы, избили, сломали зуб. Затем столкнули в яму и заставили руками рыть себе могилу. Смилостивившись наконец, вытащили из нее и продолжили экзекуцию. Евгений Антипов держал меня за руки, а Виталий Гнутов бил коленом в живот и пах. Даже этого бравым парням показалось мало. Гнутов стал крутить мне уши. Я заметил в его руке нож и тут же почувствовал, как кровь потекла по левому уху. Едва вырвался от бандитов!

— Кому-нибудь вякнешь — уроем! — услышал вдогонку убегающий должник. — Не притащишь «баксы» — отрабатывать будут твои бабы. Сам понимаешь, как!

Игорь Петрович обратился за медпомощью, но где получил травмы, фельдшеру не сказал: было стыдно. После последнего инцидента несчастный учитель решил-таки переодолжить деньги у кого-то другого и навсегда забыть о прежнем кредиторе, рассчитавшись с ним без промедления. Размечтался! Добытые 200 долларов у него не взяли.

— Неси 500 и не забудь, что счетчик опять наматывает проценты! — пригрозил Скаркин.

По требованию Юрия Антипова Игорь Петрович вскоре написал расписку, согласно которой обязуется вернуть 600 долларов и 50 процентов от половины этой суммы за просрочку каждого последующего дня. Потом заставили писать очередную расписку, гарантирующую возврат 1500 долларов. Все эти «упражнения в каллиграфии» сопровождались новыми побоями и угрозами в адрес семьи. Через пару месяцев несчастную жертву в очередной раз загнали в лес, а оттуда на кладбище — рыть могилу и даже ложиться в нее, примеряясь к размеру. Выламывали руки и стращали отламыванием по пальцу за день просрочки (а речь к тому времени шла о долге в 1600 долларов, из которых только 200 были фактически одолженными). Вывозили силой даже из родительского дома, вручали веревку с мылом и принуждали вешаться. Для ублажения лихоимцев потерпевший покупал за свой счет ящик водки и закуску в сельмаге — только бы потерпели, пока наскребет выставленную для расчета с ними сумму. А она выросла о-го-го до каких размеров — 21700 долларов США!

Бедолага-учитель понял-таки, что без милиции из тисков «кредиторов» не вырваться, и обратился в правоохранительные органы. Нападающая сторона об этом не знала и продолжала террор. Травля несчастного педагога закончилась, когда он добровольно пришел в гараж колонии под прикрытием группы задержания. Как ни в чем не бывало, достал Игорь Петрович пакет с 1600 долларами, выложил перед мучителями деньги, но алчным вымогателям мало. «Когда принесешь остаток?» — поинтересовались они тут же. Посыпались привычные угрозы, пообещали даже... казнь через повешение. Но их планам помешали ворвавшиеся в гараж спецназовцы…

— Уникальная для нашего довольно спокойного района история. Поражает не только ее фабула, но и лица, вставшие по ту сторону закона, — говорит старший помощник прокурора Витебского района Сергей Казимиренко. — Инициатор преступных деяний Леонид Скаркин — начальник гаража в исправительной колонии. Его подручные — подчиненные: водитель Юрий Антипов и тракторист Виталий Гнутов. Юрий безрассудно вовлек в преступную группу младшего брата Евгения. И все они надеялись на безнаказанность, принуждая к выполнению обязательств силой, вымогая огромные для рядового гражданина суммы денег. По совокупности преступлений всем им назначено лишение свободы (путем частичного сложения наказаний) с конфискацией имущества. Трое будут отбывать в колонии усиленного режима по семь, а Евгений — шесть лет.

Суд учел как смягчающее обстоятельство добровольное возмещение причиненного Игорю Петровичу ущерба...

Дикий случай ушел в прошлое, но долго еще, пожалуй, не изгладится из памяти не только самого пострадавшего, но и всех тех, кто поневоле стал свидетелем преступления. Да и Игорь Петрович с той поры зарекся брать в долг — жестокая наука пошла впрок...

Светлана ЗАЛЕССКАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?