Ювелирная работа

В МИРЕ проведено не более двух десятков таких операций. К этому методу прибегают в сложных случаях, когда выполнить обычное вмешательство невозможно. В интервью корреспонденту БЕЛТА профессор Владимир ЖАРКОВ, под чьим руководством проходила эта уникальная операция, рассказал о ее подробностях и преимуществах перед пересадкой донорского органа.

Первую на территории СНГ аутотрансплантацию легкого провела бригада врачей отдела торакальной онкохирургии РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н. Н. Александрова.

В МИРЕ проведено не более двух десятков таких операций. К этому методу прибегают в сложных случаях, когда выполнить обычное вмешательство невозможно. В интервью корреспонденту БЕЛТА профессор Владимир ЖАРКОВ, под чьим руководством проходила эта уникальная операция, рассказал о ее подробностях и преимуществах перед пересадкой донорского органа.

— Владимир Васильевич, сколько длилась операция? Были ли какие-то сложности?

— Мы сделали ее в один прием. Заняла она около пяти часов — немного по меркам онкологии. Самым сложным было собрать новый орган. Сначала удалили пораженные участки, затем сшили все сосуды, бронхи. Кстати, последние имеют хрящевой каркас. А значит, растянуть их не удастся, потому нужно совместить так, чтобы не было сужений, деформаций. Важно еще и качественно наложить швы, если хотя бы один из 32 швов ослабнет, то человек может погибнуть.

— Почему именно этому пациенту вы решили делать аутотрансплантацию легкого?

— Мужчина поступил к нам с хронической болезнью сердца и почек. Больному было показано удаление всего легкого из-за распространения опухоли. Но операция в таком объеме была бы непереносима. Конечно, можно было направить его к химиотерапевту и радиологу, провести несколько курсов химиотерапии, однако противоопухолевые препараты токсичны для легких, сердца и почек, а лучевая терапия опасна для сердца и непораженного легкого. Первая после аутотрансплантации неделя была особенно тяжелой, большая нагрузка легла на сердце, которое  приспосабливалось к новому режиму работы. А в целом аутотрансплантация легкого показана пациентам, у которых поражены верхнедолевой бронх, главный бронх и легочная артерия. Плюс ко всему это должен быть человек, который не сможет дышать после операции одним легким.

— Как готовились к операции?

— Легкое — вообще сложный по структуре орган и очень капризный в трансплантации. При пересадке донорского легкого не избежать осложнений: ведь это единственный орган, который инфицирован от рождения. Как только ребенок сделал первый вдох, в легкие попали микробы, у каждого они свои, присущие только этому конкретному человеку. Потому у аутотрансплантации весомые преимущества перед обычной трансплантацией. Мало того, что во втором случае больному нужно некоторое время находиться в листе ожидания (в то время как опухоль не ждет!), после операции начинается другая головная боль: приживется или нет. Для того чтобы организм принял чужой орган, приходится использовать иммуносупрессию. Плюс еще один аспект, важный для онкологических больных: иммуносупрессия может провоцировать развитие онкозаболевания, поскольку снижает защитные силы организма перед раковыми клетками. Да и стоимость аутотрансплантации легкого «копеечная», около тысячи долларов. В то время как цена обычной трансплантации этого органа доходит до ста тысяч долларов.

— Есть ли смысл ставить такие операции на поток?

— За год в стране регистрируется почти пять тысяч новых случаев рака легкого. Средний возраст больных в Беларуси — 65 лет. Важно, чтобы врачи в регионах знали, что такие операции можно делать, несмотря на преклонный возраст пациентов, слабое сердце, другие сопутствующие заболевания, и направляли их в РНПЦ онкологии и медрадиологии. За год мы в силах провести около 50 аутотрансплантаций легкого.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?