Сельская газета

Юные свидетели войны. История от первого лица

Зачем партизан 75 лет хранил фото полицая

Работая над проектом, жабинковские школьники лучше понимают, что пришлось пережить людям в огненные годы


Участники проекта (учитель Элина ЧЕРНЕЦКАЯ — четвертая слева).

В ИЮНЬСКОМ выпуске нашего проекта мы решили сделать героями публикации тех, кто 76 лет назад оказался на самом переднем крае начавшейся кровавой войны. Сегодня от Бреста до Жабинки всего полчаса езды на поезде или маршрутке, до границы совсем близко. Неудивительно, что именно здесь учителя, сотрудники местного краеведческого музея и школьники придумали уникальный проект — «Юные свидетели войны: история от первого лица». За два года они опросили более 30 живых свидетелей лихолетья, оцифровали редкие фотоснимки, подготовили научную работу и даже получили несколько дипломов на конкурсах различного уровня. Корреспондент «СГ» расспросила выпускников, что особенно запомнилось им в рассказах старожилов и как повлияло на их жизнь.

Старший брат Николай (справа) и односельчане Ивана Алексиевича, 1941 г.

Не успело рассвести, а Жабинка уже горела


МАРГАРИТА Костюкова стала одним из главных энтузиастов этого проекта еще в десятом классе. Начиналось все с идеи собрать свидетельства очевидцев-сельчан о быте военного времени, которую предложила десятиклассникам учитель истории лицея Жабинки Элина Чернецкая. Где встретили войну, что особенно врезалось в память, как сложилась дальнейшая судьба?

Начать решили с бывших преподавателей, детей военного времени. Раиса Маргевич, Вера Войтюк, Зоя Яроцкая и Евгения Сосновская согласились поделиться воспоминаниями на встрече с юными краеведами. В дальнейшем школьники выезжали в экспедиции по деревням, расспрашивали знакомых. Позже в оформленном ими «Альбоме памяти» становилось все больше имен. Специальные стенды и буклеты оформили не только для лицея, но и для районного краеведческого музея. И на это лето у школьников большие планы — побывать в Грицевичах, Кордах и Матиевичах в походах, дополнить новыми фактами историю.

Вера ВОЙТЮК (вторая справа) сжителями деревни Рачки

…Уроженка деревни Рачки Жабинковского района Вера Войтюк вспоминала, что уже к вечеру 22 июня в городок вошли немцы. В это время очень много людей шло с запада, они просили еды. Ее мама за день раздала весь хлеб, корзину яиц, много сала, и так поступали многие.

Раисе Маргевич тогда исполнилось семь лет. Запомнилось, что еще не успело рассвести, а Жабинка уже горела. На месте СШ № 3 располагалась еврейская школа, а на месте сквера — костел и магазины. Все это пылало от сброшенных бомб. Люди бежали к зарослям кустарника на Мухиной Яме. Но немецкие самолеты начали сбрасывать бомбы и туда. Раиса Михайловна на всю жизнь запомнила картину:  маленькая девочка плачет на улице над изувеченной куклой, не зная, что и ее родители уже убиты.

Людей оккупанты обложили разными поборами на нужды армии, в том числе и налогом, который платили молоком. Дети носили бидоны на улицу Комсомольскую. Однажды маленькая Рая с другими детьми несла молоко и увидела виселицу с четырьмя трупами партизан из отряда Чернака.

…После воссоединения Западной и Восточной Беларуси в 1939 году в Жабинку приехало много «восточных» людей. До войны на квартире Маргевичей жила семья Золотовских: муж Федор, жена Полина и три дочери. Отец семейства в 1940 году умер. Полина была родом из поволжских немцев, поэтому в годы оккупации избежала расстрела и работала переводчицей в жандармерии. Она помогала старосельским партизанам медикаментами, передавала информацию, а однажды спасла сельчанку от расстрела. Но в 1944 году, побоявшись ареста за сотрудничество с немцами, уехала с отступавшими войсками, хотя местные жители обещали подтвердить ее связь с партизанами. В начале 1950-х Маргевичам пришло письмо от младшей дочери Алевтины Золотовской, где сообщалось, что они все-таки вернулись в Поволжье, на родину матери. Удивительные повороты судьбы…

Подстрелил румынский солдат, а спас немецкий доктор


Полицай, который спас
Ивана Алексиевича
Для одиннадцатиклассницы Татьяны Неводничиц из деревни Старое Село проект «Юные свидетели войны» стал в какой-то мере судьбоносным. Летом она попробует поступить в Военную академию, выбор пал на авиационный факультет. Берут на бюджет всего четырех девушек — будущих военных летчиков. Комиссию по здоровью сельчанка успешно прошла, дело — за тестами. Тане не страшно: она из многодетной семьи, где подрастает семеро ребят. У средней сестры всегда много забот по дому, при этом Татьяна успевает помогать соседу, ветерану Великой Отечественной войны Ивану Алексиевичу.  Она и записала его рассказ о бытности связным партизанского отряда. 

Был случай, когда парень чудом остался жив: возвращался из леса, а навстречу ему вышли немец и полицай Степан Андросюк. Гитлеровец достал из кобуры ствол и навел на юношу, а полицай своей рукой опустил этот пистолет и показал в сторону стада коров, мол, это пастух. Так и спас односельчанина.

Зинаида БОЯРЧУК с отцом

О похожем случае рассказывала и жительница деревни Корды Евдокия Андросюк. Ее отца подстрелили румыны, охранявшие железную дорогу. К врачу с такой раной было нельзя: могли подумать, что он — партизан. И все же один немецкий доктор поверил рассказу Евдокии и оказал помощь. Но позже, в 1944 году, при отступлении, ей запомнились совсем другие поступки фашистов. В бессильной злобе они везде закладывали взрывчатку, а позже люди калечились, подрывались на минах. 

Тот порядковый номер на руке


НЕКОТОРЫЕ участники проекта приносили уникальные фотографии, ставшие в семье реликвиями, к примеру, единственное фото отца с дочерью, присланное родным из немецкого рабства… Эта история рассказана Зинаидой Боярчук (Лапеченковой). 

Первые детские воспоминания девочки связаны с дорогой в Германию, куда семью отправили на принудительные работы осенью 1943 года. Сначала в Риге их разместили в здании без окон, было очень холодно. Маму, Марию Парфеновну, заставили готовить еду. Она везде брала с собой дочку. Плакать было строго запрещено — иначе неминуемая разлука… До сих пор Зинаида Марковна помнит чувство вечного холода и голода. Девочка все время должна была сидеть на стульчике и ждать маму. А та выносила помои и старалась быстро сунуть дочери кусочек свеклы или четвертинку огурца… Из Риги попали в Лейпциг, на кожевенную фабрику. Выжить помогла семья чехов, таких же рабочих. Им разрешали получать посылки с продуктами, а русским полагалось только одно письмо в год. В такую единственную весточку на родину и попала фотография, на которой маленькая Зина снята вместе с отцом. Малышка одной рукой закрывает другую: на ней выбит номер узника. Номера были и на руках ее родителей.

yasko@sb.by

Фото Павла ЧУЙКО и из архива лицея г. Жабинки

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости