Юность с глубоким шрамом на сердце

Спайс-наркоман Леня взялся за старое в первый же день после выписки

Выписался и сразу взялся за старое: «СБ» продолжает следить за судьбой спайс-наркомана Лени
Не успели журналисты сообщить, что 17–летнего спайс-наркомана Леню родители все-таки забрали из клиники, как вот новый и, увы, печальный поворот. Напомним, «СБ» в номере за 11 ноября («Над пропастью во лжи») рассказала об экстраординарной ситуации: несовершеннолетнего обкурившегося юношу родители вместе с милицией доставили в Минскую БСМП и наотрез отказались забирать. Общественность, СМИ, а также специалисты различного профиля горячо обсуждали, что делать, спорили, правильно или нет поступили вконец отчаявшиеся отец и мать... Леня тем временем, уже в РНПЦ психического здоровья, ждал решения своей судьбы. Прозреет ли он, повзрослеет ли, решит ли избавиться от пагубного пристрастия? Ответы на все вопросы появились в канун минувших выходных. Леня все–таки оказался дома. А через несколько часов родители снова нашли его... под спайсом.



В редакции и сегодня хранится его письмо, где он публично уверяет, что понял: «В жизни главное не кайф, а доверие и любовь близких». Просит не лишать шанса, забрать домой, обещает, что стыдно за него больше не будет. Во время двухчасового разговора тет–а–тет Леня слезно заверял корреспондента «СБ», что зависимости у него нет вовсе, что к «этой гадости» не притронется больше никогда... Сегодня и письмо, и диктофонная запись — свидетельства лжи. Очевидное доказательство абсолютной неспособности пораженной наркотиком личности отвечать за свои слова и поступки.

— Нам позвонили из РНПЦ психического здоровья в Новинках и сказали, что сегодня Леня будет выписан, — волнуясь, вспоминает мама Лени Ольга. — Не подумайте, что вынуждали забирать, нет. Мы с мужем, в принципе, могли и не ехать. Сейчас не перестаю корить себя за эту слабость. Но тогда подумали, что ведь даже вещей Лене никаких не привозили, все казенное... И поехали. Там был целый консилиум врачей. Доктор, который непосредственно работал с сыном и знал его еще по предыдущим случаям, когда мы привозили Леню в Новинки, высказывался прямо: мозг уже поражен наркотиком, последствия потребления стремительно приобретают зловещий характер... Сказал, что нужен очень строгий режим, ежедневное и очень пристальное внимание специалиста–психолога. Из пропасти, в которую Леня стремительно падал два года, за 10 дней не подняться. В общем, речь шла о реабилитационном центре, куда мы и намеревались отправиться сразу же.

Родители решили везти сына в один из центров реабилитации РОО «Матери против наркотиков». Но когда сели в машину, Леня, рассказывает его мама, сказал, что устал и хочет есть:

— И тут муж предложил заехать на несколько минут домой, перекусить и, может, взять еще какие–то вещи. Поехали. Это была еще более серьезная ошибка.

Едва переступив порог дома, Леня заявил, что сегодня никуда не поедет, потому что ему нужно как следует отдохнуть и подумать о жизни. И, впрочем, не стоит ехать и завтра, и послезавтра, так как врачи, дескать, все выдумывают. У родителей — новая волна отчаяния... Но Леня уже закрылся в своей комнате со словами: «Не мешайте. Мне нужно составить творческие и жизненные планы». Родители решили уступить сыну всего на несколько часов — пусть отдохнет, а потом на свежую голову двинемся в путь... Сами сели обзванивать другие центры.

— Признаться, я уже очень устала от всего этого кошмара — особенно от журналистской осады. Мы с Анатолием решили ничего не скрывать только потому, чтобы люди поняли, насколько это тяжело, когда в семье ребенок–наркоман. В этом случае все ждут от родителей решительных действий, потому что по закону мы — главные опекуны. Но ведь, когда мы приходили к очередному врачу, — а куда только мы Леню не возили за последний год! — то всякий раз слышали о бессмысленности лечения, пока сын не примет решение выздороветь сам. А все ли способны в 15 — 16 лет принимать разумные решения? Тем более когда наркотик уже атаковал и мозг, и волю, попросту превратив ребенка в раба, — слушала я горькие слова матери.

Леня находился в комнате один около пяти часов. За это время родители скорректировали планы на вечер: около 19.30 ждали сотрудника другого реабилитационного центра, который обещал сам отвезти Леню.

— А тут увидели, — рассказывает мама, — что по телевизору показывают сюжет как раз про сына! Я к двери: «Лень, иди посмотри, о тебе передача!» А там глухо. Стучим. Бесполезно. Пытаемся открыть — не получается. Потом поняли, что дверь подперта диваном. Когда вместе с прибывшим сотрудником центра проникли в комнату, оказалось, что Леня нашел заначку. Обкурился так, что был сам на себя не похож...

С большим трудом его все же удалось отправить в центр. Курс лечения в нем рассчитан на полгода и обойдется родителям в 4.500 долларов. Но любой специалист скажет: борьба с наркозависимостью — дело, где никто ничего заранее не гарантирует. Поэтому родители ищут и другие варианты. У них очень мало времени — в августе Лене исполнится 18. Значит, потом по закону они и вовсе не смогут повлиять на ситуацию. Ольга и Анатолий будут признательны всем, кто готов оказать помощь в лечении их сына. Не рассуждениями о том, кто прав или виноват, а конкретным адресом, телефоном того центра, где таких вот падающих в пропасть ставят на ноги. Со своей стороны редакция составила перечень организаций, которые способны помочь и Лениной семье, и всем семьям, попавшим в такую же беду. С ним, а также с советами экспертов можно ознакомиться здесь.

eversman@sb.by

Фото автора.

Советская Белоруссия №220 (24601). Среда, 19 ноября 2014.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,Бобруйск
Я же говорил,в глухомань его,на остров!
Д.Т.П.
А кто сказал, что все будет сразу легко, хорошо и просто? Наркотики изменяют личность на клеточном уровне, наверное… Поэтому родителям нужно запастись терпением (хотя это и очень трудно, понимаю) и не опускать руки, если у сына будут срывы или попытки вернуться к прошлому.
Лиля, Мосты
Пусть сейчас не злорадствуют те, кто «предвидел» такое развитие событий. Только врачи-наркологи и их пациенты знают, насколько труден путь к нормальной жизни. Увы, Лене придется бороться с зависимостью долгие годы. Не исключено, что полностью здоровым он уже не будет никогда. Но это не значит, что жизнь закончена и надо ставить на себе крест. Надо бороться! Чем дольше будет период без наркотика, тем больше шансов предотвратить падение в пропасть.
Андрей
У меня была подружка из Светлогорска. В молодости она «сидела на игле», и поэтому я не понаслышке знаю, что такое наркомания и как отчаянно тяжело бывает с зависимыми… Это уже другой человек, которого нам с вами понять не дано. К счастью… Да это и не нужно. Моя знакомая сумела справиться, каким-то невероятным образом вытащила себя из болота и вернулась к семье, к настоящим друзьям… Выходит, наркомания – беда страшная, но все-таки - не приговор. Поэтому хочется пожелать Леониду мужества в схватке с этим недугом.
Сафонов Анатолий
Теперь понятно, какая участь должна ожидать тех, кто распространяет эту гадость?  Наше государство тоже заняло позицию по спайсу, как американцы по Украине....
Ваня, 21, Минск
Я сам с 16 лет употреблял наркотики и не понаслышке знаю как вам тяжело...прошёл программу реабелитации в р.ц. Жизнь. сейчас живу новой жизнью всё хорошо! посоветовал бы вам туда обратиться.
80447090170-сергей(проводит собеседования)
Беляев Василь, украинец
Есть рассказ Булгакова "Морфий" и фильм-экранизация этого рассказа режиссёра Алексея Балабанова под тем же названием.
Булгаков сам был морфинистом - и сумел выкарабкаться.
Кто не читал рассказа и не видел фильма - сообщаю, что в Сети это возможно - и бесплатно.
Никому ничего не навязываю - а лишь информирую - ценная там информация по указанной теме.
Помощник
Дорогие родители. Вы найдёте помощь по слову "Ибогаин".
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости