Юлия Нестеренко: Счастлива, что бегу

Олимпийская чемпионка Афин Юлия Нестеренко снова на беговой дорожке

Со времени исторической победы Юлии Нестеренко на стометровке Олимпиады в Афинах прошло более 10 лет. Они вместили в себя многое — взлет, забвение, попытки вернуться в большой спорт... Казалось, что «Белая молния», сверкнув яркой вспышкой, навсегда стала историей. Но — нет! Она снова в строю, снова бежит, снова сверкает. На недавнем чемпионате страны по легкой атлетике Юлия была в числе участниц. Корреспондент «СБ» встретилась с олимпийской чемпионкой, чтобы узнать о планах на будущее. Это интервью не совсем о спорте — нагрузках, забегах, дистанциях, — а скорее о человеке, который не может без него жить. О сильной и смелой личности, несмотря на кажущуюся хрупкость.

Я ждала ее в гостиничном фойе. На пару минут отвлеклась и боковым зрением успела заметить — тоненькая тень в спортивном костюме промелькнула через холл и скрылась за дверью. Спустя минуту уже неслась обратно. Огляделась по сторонам. Я махнула рукой:

— А злые языки утверждали, будто вы уже закончили бегать... А вы вон в какой прекрасной форме!

— Говорили многое. Это было самое тяжелое испытание. Ни трудности, ни нагрузки, ни поражения, ни травмы, а то, что едва не каждый считал своим долгом обсуждать, давать советы. Самое трудное было не слушать, стараться не отвечать на едкости и грубости, а идти дальше своей дорогой.

— На этой дороге длиной в 10 лет наверняка многое было...

— Всего хватало. Прошла, как говорится, огонь, воду и медные трубы. Друзья за это время семьи создали, детишек нарожали. А у меня — чемпионаты, тренировки... Травмы все чаще о себе напоминали. У профессиональных спортсменов их много. Я из–за травмы стопы на Игры в Лондон не попала. До этого на соревнованиях на обезболивающих пробегала и усугубила положение, надорвалась еще больше. Опять же нагрузки, эксперименты на себе — разные методики перепробовала, так хотелось поскорее восстановиться, прийти в форму. А получалось наоборот. После таких нагрузок порой из–за боли не могла встать с дивана. Конечно, после этого и психологические проблемы начались.

— Сильная женщина плакала у окна?

— И у окна, и в подушку, и у мужа на плече... Последние два года оказались самыми сложными, я была словно в какой–то яме. Мысли всякие в голову лезли: уходить — не уходить. Но куда я без спорта? Это моя жизнь.

— Долгие годы вы жили, как солдат. Режим, рамки, нагрузки. А организм наверняка кричал: «Юля! Остановись, мне больно».

— Он–то кричал, только я к нему не прислушивалась. Только теперь в свои 35 лет начинаю себя жалеть. По крайней мере, пытаюсь хоть иногда.


— 35 лет для спринта — серьезные годы. Тренироваться наверняка тяжелее...

— Конечно, не сравнить с тем, что было в 25. Тогда у меня был один выходной в неделю, сейчас позволяю себе отдохнуть два дня. Раньше мой тренер говорил мне: «Юля, отдохни, не надо столько штанги», — а я упорно продолжала заниматься. Теперь иногда уже после разминки могу сказать, что чувствую сильную усталость, и — сворачиваю тренировку. Это не лень, у меня по–прежнему серьезные нагрузки: прыжки, кросс, штанга. Просто с годами понимаешь, что не надо жить эмоциями, не надо себя загонять.

— Какие планы на этот год?

— Не люблю загадывать. Но они есть, конечно. Вот на чемпионате в Могилеве заняла второе место, и для меня это уже счастье. Я на зимний сезон вообще не рассчитывала. Только начинаю набирать форму. Готовлюсь к чемпионату мира, который состоится в конце лета в Пекине. Я счастлива уже оттого, что снова бегаю!

— А молодежь, наверное, уже на пятки наступает. На ваш взгляд, подросла за это время достойная смена?

— В Могилеве первое место в барьерном и гладком беге на 60 метров взяла Алина Талай. Ей 25 всего, она в прекрасной форме. А вообще, молодежи в легкой атлетике мало. Раньше на чемпионатах Беларуси в спринте было шесть забегов. Сейчас едва полтора–два набирается. И результаты раньше были куда выше. Но те девочки, которые со мной бегали, ушли. А новые не появились. И это — проблема.

— А у самой никогда не возникало мысли стать тренером, найти юную талантливую девчушку, воспитать?

— Если честно — нет. Потому что я сама еще хочу соревноваться.

— Ваш тренер — ваш супруг. И с Дмитрием вместе вы уже много лет. И дома, и на работе, и на выездах всегда рядом. Даже хобби у вас одно на двоих — рыбалка...

— Мы вместе, и до сих пор счастливы потому, что у нас одна цель, одна любовь — спорт. Дима меня понимает, чувствует, жалеет. Я вот обожаю котов. Всех бездомных в детстве домой тащила. Потом собирала «кошачьи» открытки, теперь — статуэтки. Только живую кошечку завести не могла. Мы ведь должны быть в ответе за тех, кого приручили. А кто будет за ней присматривать, когда мы с Димой на соревнованиях? И вот однажды — я тогда была в жуткой депрессии — муж отправился в гости один. А вернулся с котенком. Успокоил, мол, я со своей мамой уже договорился — в наше отсутствие она будет заботиться. Дусе уже 8 лет. Это такая отдушина —– знать, что тебя кто–то ждет дома, любит. Кошки вообще прекрасно снимают стресс. Порой мне кажется, что и во мне самой есть что–то кошачье. У меня и спринт ассоциируется с бегом гепарда. А рыбалка — хобби супруга. Хотя и я рыбачу с удовольствием. Личный рекорд — 13–килограммовый карп, пойманный на соревнованиях.


— Что из него приготовили? Чем вообще супруга балуете или при таком ритме жизни некогда и подойти к плите?

— Карп тот жив остался. На соревнованиях такие правила: поймал, взвесил — отпусти. А готовить — готовлю. Как любая нормальная жена. Наше фирменное блюдо — судак под маринадом.

— И все–таки трудно, наверное, сохранить романтику, когда все время вместе... Есть у вас какой–то свой мирок, свое место, уголок, где вы можете уединяться, приводить в порядок мысли и чувства, отдыхать друг от друга.

— В свободное время я, чаще в одиночку, чем с мужем, путешествую по святым местам. С вами на встречу знаете откуда пришла? Из монастыря в Подниколье. Такое место удивительное, намоленное, благодатное. В Бресте, кстати, посещаю Свято–Николаевский храм. Но самое мое любимое место — Почаевская лавра в Украине. Там я была перед Олимпиадой 2004–го. И Бог мне помог — сотворил чудо.

— О каком чуде просите его сейчас?

— Все у Бога что–то просят. А я прихожу, чтобы помолиться, отрешиться от мирской суеты и сказать спасибо. Потому что чудо он нам дарит ежедневно. Чудо — уже то, что мы живем, можем радоваться каждому дню. Для себя я давно решила, что не надо ждать каких–то сверхъестественных чудес. Надо верить — все лучшее еще впереди.

olgak53@mail.ru

Советская Белоруссия № 36 (24666). Среда, 25 февраля 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости