Источник: Знамя юности
Знамя юности

Юэн Макгрегор украл Винни Пуха

Он был Рентоном в фильме «На игле» и Оби-Ван Кеноби в «Звездных войнах». Теперь же его партнеры на съемочной площадке – ослик, поросенок, тигр и плюшевый медвежонок. В прокат вышел фильм «Кристофер Робин».



В фильме Юэн Макгрегор как раз и играет Кристофера Робина, героя сказки Алана Александра Милна, – того самого мальчика, который вместе с Винни Пухом и своими игрушечными друзьями-животными пережил много приключений. Но Кристофер Робин вырос и больше не верит в сказки. Тем не менее Винни Пуху и его друзьям предстоит вернуться в жизнь Кристофера.

Исполнитель главной роли объяснил нашему корреспонденту, что послужило тому причиной, а попутно вспомнил свое детство и признался, что никогда не мечтал о карьере звезды боевиков.

– Винни Пух и Кристофер Робин были друзьями, но потом, скажем так, жизнь их разлучила, – рассказывает Юэн Макгрегор. – Кристофер Робин вырос и забыл о детстве. У него теперь своя семья и взрослые заботы. Но кто еще поможет вырваться из рутины и вернуться в детство, если не старый друг? Все помнят Кристофера Робина семилетним мальчиком из книжек и диснеевского мультфильма. А кем он стал в 47 лет? Готового ответа не существует, все во многом зависит от меня. И это дает неимоверную свободу действий. Для меня сложнее играть в театре: там у тебя всегда роль персонажа, которую прежде примеряли на себя сотни актеров. Кроме того, мне уже приходилось играть героя в ином периоде его жизни: в «Звездных войнах» я исполнил роль молодого Оби-Ван Кеноби. Поэтому здесь просто представил, каким мог бы вырасти тот самый мальчик.

Хоррор с медведями

– Когда состоялось ваше знакомство с Винни Пухом?

– В раннем детстве, книги о нем читали мне родители. Ведь когда я был маленьким, кино об этом медвежонке еще не сняли. И вот теперь я сам играю в фильме о Винни Пухе. С режиссером Марком Форстером, поставившим эту картину, мы познакомились году в 2002-м, когда работали над лентой «Останься» с Наоми Уоттс и Райаном Гослингом. И все эти годы поддерживали общение, обсуждали новые совместные проекты, но они по тем или иным причинам не складывались. В этот раз все случилось. Бен рассказал, что собирается снимать «Кристофера Робина», но не как ремейк в классическом диснеевском стиле. И меня это невероятно привлекло. В нашей работе действительно было много творчества. И даже некоторая мрачность.

Взгляните на постер фильма: я на нем получился гораздо выше, чем в жизни. Это так приятно! И не говорите, будто все дело в том, что моими партнерами по съемкам оказались люди небольшого роста.

– У вас же богатый опыт общения с виртуальными персонажами в «Звездных войнах». Каково было на этот раз работать с «актерами», которых в реальности не существует?

– Действительно, я словно вернулся в ту далекую-далекую Галактику.



– Как там говорили: «Да пребудет с вами сила»? Ощущали ее во время съемок фильма о Винни Пухе?

– О да! Наш режиссер сделал прекрасный ход: за каждого игрушечного персонажа отвечал молодой актер. Этим ребятам предстояло анимировать персонажей – кто-то носил свою плюшевую игрушку в руках, кому-то ее прицепляли. Винни Пухом стал парень по имени Дэвид, во время съемок он прикреплял игрушечного медвежонка к себе с помощью хитрой системы ремней, напоминающей упряжь. В этой амуниции он ходил так медленно, что я поначалу поторапливал его. На что Дэвид отвечал, что физически не может ускориться – ремни не дают. Так было задумано: ведь у Винни Пуха лапки маленькие, он не может двигаться так же быстро, как человек.

Ну а после того, как съемки закончились, мне достался настоящий Винни Пух. И я отнес его домой. Помните, как у Милна: «Кристофер Робин глубоко вздохнул, взял медвежонка за заднюю лапу и поплелся к двери, волоча его за собой». Моя экранная дочка Бронте Кармайкл получила Пятачка-Хрюню, а Хейли Этвелл, сыгравшая жену, – граммофон. Что забрал себе режиссер Марк Форстер? Он взял по кукле каждого из персонажей – правда, его потом заставили за них заплатить! А я-то своего практически украл. Но это большой секрет, никому не говорите.

– Хорошо-хорошо, не скажу!

– А некоторые сцены мы снимали с частями фигур игрушек. Например, была у нас и такая версия Винни Пуха – только туловище, ни головы, ни лап. Самая настоящая расчлененка, Винни из фильма ужасов. Кстати, вы видели то видео, в котором трейлер нашей картины превратили в хоррор? Клас­сно у них получилось!

В лесу веселее, чем на диване

– Как известно, прототипом Кристофера Робина был сын писателя Алана А. Милна, реальный Винни Пух – его игрушкой, остальные же «все-все-все» – воображаемыми друзьями мальчика. У вас в детстве были такие друзья?

– Воображаемых не было, только настоящий – бигль по кличке Джуно. Кстати, с моим нынешним псом Сидом у нас сложились отношения вроде тех, что были у моего героя с Винни Пухом. Винни Пух – он же как домашний питомец. По сюжету фильма в некоторые моменты мой персонаж не выдерживает и вымещает свое плохое настроение на бедном медвежонке. А Винни терпит несправедливое отношение и продолжает любить своего друга. Стыдно признаться, но порой и я теряю терпение с Сидом. Когда он, например, начинает гоняться за белкой. Я повышаю на него голос, а он так смотрит на меня… И его мордочка в этот момент очень напоминает физиономию Винни Пуха.

– Винни Пух преуспел в умении ничего не делать. А как у вас с этим?

– Думаю, что это умение особенно важно сейчас, когда мы крайне редко можем позволить себе провести день, совсем ничего не делая. А если такое и случается, мы не подходим к ничегонеделанию креативно. И лишь тупим на диване перед телевизором. Да и нынешние дети вместо того, чтобы схватить велосипед и помчаться на нем в парк кататься, тратят время на сидение с гаджетами. Да, новые технологии развивают одну часть мозга ребенка, но точно отключают другую.



– Многие зрители узнают в повзрослевшем Кристофере Робине себя – того, кто слишком много работает и почти не знает, как общаться с семьей… А вы?

– Думаю, все зависит от того, что вы ставите во главу угла, как расставляете приоритеты. Тут важен еще один момент: время, в которое происходит действие, – середина 1940-х годов. Важно понимать, что значило быть мужчиной в то послевоенное время, тогда отцы нечасто задавались вопросом: «А достаточно ли близок я со своим ребенком?» Вести себя холодно с собственной дочерью или заявить семье, что из-за работы ты не составишь им компанию в долгожданной поездке за город, – проживать все это по роли было физически трудно. Но того требовал сюжет. Мой Кристофер Робин в итоге осознает, что теряет контакт с дочерью. Но – что прекрасно! – он пытается изменить ситуацию.

– Вам удается соблюдать баланс между работой и личной жизнью? Ведь актерская судьба непредсказуема: сегодня тебя зовут на съемки, а завтра ты не у дел…

– Мне кажется, что я наконец начал в этом преуспевать. В этом году впервые за долгое время отдыхал, пожалуй, больше, чем работал. И мне это понравилось! Знаете, когда вы, постоянно существуя в адском рабочем ритме, вдруг останавливаетесь, то поначалу чувствуете себя очень глупо. Но сходить с этой беговой дорожки, чтобы насладиться жизнью, порой очень полезно. Чтобы понять это, мне потребовалось всего-то 47 лет! У меня никогда не было амбиций возглавить список самых высокооплачиваемых актеров или стать героем супербоевика. Для меня главное – ощущать удовлетворение от работы, во время которой я могу полностью выкладываться. Думаю, зрители, услышав мое имя, никогда не задавались вопросом из серии «Куда этот актер запропастился?».

Жанна ПРИСЯЖНАЯ, Лос-Анджелес, ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально для «ЗН»)

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости