«Ёлки новые» — это почти как старые

Об очередной серии франшизы "Елки"

Каждый год с середины декабря в кинопрокатное пространство начинается массовый завоз «Ёлок». За семь лет каких только не было! В первых «Ёлках» в канун Нового года герои выходили из непростой ситуации благодаря чуду, что в режиссерской трактовке означало теорию шести рукопожатий, согласно которой каждый человек на Земле знает другого через шесть знакомых. В «Ёлках 2» героям пришлось руководствоваться уже абстрактной народной мудростью, изреченной дворником–гастарбайтером: «Все мы иголки с одной ёлки». В третьей серии рассматривалась теория под условным названием «Бумеранг добра», согласно которой хорошее дело обязательно принесет удачу тогда, когда совсем ее не ждешь. В «Ёлках 1914» герои отправлялись за своим чудом в прошлое, в «Ёлках лохматых» новогоднее путешествие и свои открытия под слоганом «Все как у людей!» делали маленькие собачки (эту бы серию да к нынешнему году). В пятой части вновь герои творили всякие глупости (то пытались помочь пингвину высидеть яйцо, то сходили с ума от ревности, то ошалело гонялись за новогодней ёлкой), вновь надеялись на чудо и вновь оно происходило. Ну и, наконец, продолжение ставшей за все годы весьма прибыльной франшизы «Ёлки новые».

Тот же почерк одной команды, те же приемы, тот же стиль коллективного автора кинокомпании «Базелевс» во главе с основателем и главным продюсером Тимуром Бекмамбетовым. В Новый год всем героям не до «Оливье» и праздничного застолья. У всех в разных концах огромной страны свои проблемы. В одном городе молодой семьянин заявляется со своей многочисленной семьей на постой в квартиру лучшего друга, устраивает там гостиницу, парикмахерскую, пекарню одновременно, да так, что квартира от пекарских фантазий чуть не сгорела; в другом месте брутальный отчим преподносит суровые уроки мужского воспитания в заснеженной тайге хрупкому пасынку–хипстеру; в третьем городе молодая девушка во что бы то ни стало хочет заполучить в мужья талантливого врача–травматолога; в четвертом густонаселенном центре беременная Снегурочка с Дедом Морозом–таджиком на тракторе спешат на помощь другой беременной феминистке. А самое главное в том, что из Хабаровска мальчик самостоятельно мчится самолетом в Санкт–Петербург в поисках мамы. И у всех, конечно же, все получается. Беспардонное семейство безболезненно переселяется в свою отремонтированную квартиру и приглашает в гости бывших хозяев — нынешних погорельцев. У отчима и пасынка за время таежных приключений наладились по–настоящему родственные отношения; у травматолога и влюбленной барышни за время препирательств случилась настоящая любовь; а беременной девушке в депрессии удалось вернуть незадачливого будущего отца семейства. Мальчик находит ту, которую хочет видеть своей мамой.

Как будто все сложилось, как в искусно подогнанных пазлах. И все равно что–то не то. По всему видно, что фантазия и юмор у новых «Ёлок» иссякает. Может, из–за слишком сладкого сиропчика, которым изобильно подсластили каждый сюжет. Или из–за поднадоевших приемов, которые повторяются из года в год. А может, из–за того, что из всех щелей видны рекламные уши самых разных логотипов: то брендовые супермаркеты, то определенные напитки определенных компаний, то видеохостинги, и даже трактор Деда Мороза как будто взят напрокат с нашего тракторного завода. Что точно работает на всех «Ёлках», так это теория продакт–плейсмента. А значит, последующие ёлочные серии в очередные новогодия нам обеспечены. Но нам ведь в фильмах под Новый год важны не теории, не подогнанные друг к другу сюжеты, а простые истории, которые давали бы надежду, поддержали бы веру и делали бы нас добрее.

lpsm3163@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...