Японский пируэт

Такатоши Мачияма вот уже четвертый год танцует в Национальном академическом Большом театре

Такатоши Мачияма родился в японском городе Осака. Окончил Академию русского балета имени А.Я. Вагановой в Санкт-Петербурге. И вот уже четвертый год танцует в Национальном академическом Большом театре. Недавно стал его ведущим солистом. Теперь не без гордости говорит, что в истории нашего театра он первый иностранец, который получил право исполнять главные партии. Как Такатоши, или просто Така, как называют его здешние друзья, попал в белорусский балет и почему не думает пока возвращаться на родину? Об этом и не только наша беседа с молодым артистом.



— Так какими же судьбами вы оказались в Минске?

— После окончания академии в Петербурге мне предложили в театре только стажировку. Но мои родители не такие богатые, чтобы меня содержать. Мне нужна была работа, и я ее искал. О минском театре я узнал в Японии. Там познакомился с одним танцовщиком-белорусом, и он посоветовал попробоваться сюда. Приехал, показался, сказали, что принимают в труппу. 

— Вы упомянули семью. Она балетная? 

— Родители к балету отношения не имеют. Сестра занималась. Сейчас у нее, кстати, своя маленькая балетная школа в Японии. Вообще, мама всегда хотела, чтобы и я танцевал. Но у меня большого интереса к этому не было. Я занимался вместе с сестрой, потом несколько раз бросал. Увлекся лет в 13—14. До того считал, что балет — это для девушек. Они красивые пачки надевают и танцуют. А парни только их поднимают, крутят. Думал так, пока не увидел записи выступлений потрясающих танцоров Анхеля Корелла, Михаила Барышникова. Именно тогда мне захотелось по-настоящему учиться балету. 

— После десятка лет занятий регби...

— Да. Мой отец и старший брат — регбисты. Но я играть всегда не слишком хотел. Потом была серьезная травма, после которой заниматься больше не смог. Пробовал спринт — бегал на 800, 1500 метров, тарелку метал. Но балет все же победил.

— Родители гордятся вашими успехами?

— Мне никогда не говорили: ты молодец, мы гордимся. Отец говорит: ну что, ведущий солист ты — и что? Не выпендривайся. Смотри вперед — столько еще сделать нужно. Бывает, пожалуюсь, мол, тяжело. А он: ты сам выбрал. Работай. Вообще, мои родители считают, чтобы вырасти, подняться вверх, нужно пройти все ступени и трудности.

— По дому скучаете?

— Конечно, ведь дом — самое лучшее место на земле. У моих родителей очень маленькая квартира в Осаке, там всем нам тесно, я всегда что-то задеваю. Но это — родной дом, и он лучший.

— В Японию не собираетесь возвращаться?

— Пока нет. Если бы не был артистом балета, может, и уехал бы. А так мне еще рано. В Японии совсем другая система работы балетного артиста. Там важно, сколько лет ты танцуешь. Мне пока 23 года, и сольную партию мне там не дадут, даже если танцую очень хорошо.

— Зрители вас узнают?

— Один раз в автобусе ехал, и женщина мне: «Вы — Мачияма?» Я кивнул: да, здравствуйте. Она: «Я  смотрела как-то спектакль. Что это был за пируэт у вас?»  А у меня тогда действительно неважно получилось. Говорю: извините. А обычно, когда узнают, просят фотографию, автограф. Приятно, конечно. Но, по-моему, в Минске намного спокойнее относятся к балетным артистам, чем, например, в Японии. Там вокруг них ажиотаж, зрители ждут после спектакля, устраивают фотосессии и т.д. Может, потому, что это совсем другое искусство, не японское, не традиционное кабуки, и зритель хочет максимально приблизиться к тем, кто его творит. Кроме того, билет стоит больше 100 долларов, а то и все 300. Максимум два раза в год можно позволить себе сходить за такие деньги на спектакль. А здесь, как и в России, классический балет — искусство давно известное и довольно доступное. Сегодня сходил, через неделю еще раз — обычное дело.



— Судя по цене билетов, в Японии вы были бы богатым человеком.

— Да, там хорошо платят. Но пока это не для меня. Почему — я уже говорил. Да и машина, квартира для меня пока не главное. Сейчас я хочу много работать, многому еще научиться, чтобы показать, на что способен, и доказать, что я действительно артист высшей квалификации. Чтобы был свой стиль, чтобы говорили: так, как Такатоши, не танцует никто. Знаю, что этого трудно добиться, но когда-нибудь так и будет. Я очень к этому стремлюсь и стараюсь.

— Слышала, ваше сердце занято белорусской красавицей?

— Не совсем. Она из Украины, но танцует здесь, в Минске. Это солистка нашего театра Яна Штангей, она представляла Беларусь на конкурсе молодых танцоров «Евровидение-2013». Вместе мы уже два с половиной года.

— Может, свадьба скоро? 

— Пока не буду загадывать. Вот сейчас закончится сезон, поедем к ней на родину, потом — снова ко мне, в Японии мы уже с ней были прошлым летом.  

Ну а свадьба… Надеюсь, что скоро.

isvirko@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...