«Я же говорила – не включать...»

ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев» по итогам работы в первом десятилетии нового века вошло в число самых успешных на Брестчине. Ежегодно там увеличивали объемы производства продукции, разрабатывали новые ее виды и внедряли новейшие технологии. Повсеместно в республике открывались фирменные торговые точки предприятия. «Пинскдрев» активно поддерживал отечественных спортсменов, участвовал в реализации многих социальных программ, причем не только в своем регионе.

Удастся ли выездной коллегии Брестского областного суда разгадать тайну фразы погибшей в результате взрыва мастера-бригадира «Пинскдрева» Екатерины Сакович.

ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев» по итогам работы в первом десятилетии нового века вошло в число самых успешных на Брестчине. Ежегодно там увеличивали объемы производства продукции, разрабатывали новые ее виды и внедряли новейшие технологии. Повсеместно в республике открывались фирменные торговые точки предприятия. «Пинскдрев» активно поддерживал отечественных спортсменов, участвовал в реализации многих социальных программ, причем не только в своем регионе.

Казалось, на успешном гиганте все отлажено. Но 25 октября 2010 года на его дочернем предприятии — СООО «Пинскдрев-ДСП» — прогремели взрывы. Два человека погибли на месте, двенадцать от полученных телесных повреждений скончались в больницах Пинска, Бреста и Минска. Пятеро пострадавших стали инвалидами. Материальный ущерб, нанесенный холдингу, составил почти четыре миллиарда рублей.

К сожалению, иногда так бывает, когда в гонке за высокими производственными показателями, высоким объемом производства и денежной прибылью администрация предприятий забывает о самом главном — безопасности работающих в цехах людей. Расследование уголовного дела, возбужденного прокуратурой Пинска по факту взрыва на СООО «Пинскдрев-ДСП» и переданного в Генеральную прокуратуру, показало, что именно халатность ответственных лиц привела к трагедии. Расследование длилось около года. Материалов дела набралось на 56 томов.

В декабре прошлого года начался судебный процесс. На скамье подсудимых оказались бывший главный инженер ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев» Владимир Шестаков, директор СООО «Пинскдрев-ДСП» Леонид Логвин и главный инженер этого предприятия Игорь Логвин. Главный фигурант уголовного дела — бывший генеральный директор «Пинскдрева» Лоран Аринич — сбежал от правосудия и сейчас находится в розыске.

Выездная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда провела в Пинске уже несколько заседаний, последнее из которых состоялось на прошлой неделе. На них прозвучали ответы на многие вопросы, в том числе: почему случилась трагедия и кто за нее в ответе? Владимир Шестаков и Игорь Логвин обвиняются по части 3 статьи 304 УК РБ «Нарушение правил пожарной безопасности», санкция которой предусматривает до семи лет лишения свободы. Леониду Логвину инкриминирована часть 2 статьи 428 «Служебная халатность», максимальное наказание — лишение свободы сроком до пяти лет.

В ходе судебного разбирательства были допрошены обвиняемые, свидетели, эксперты, а также более восьмидесяти потерпевших. Взрыв на участке по производству древесных топливных гранул привел не только к большим жертвам, но и разделил на «до» и «после» жизнь многих людей. Некоторые до сих пор не могут без слез вспоминать о произошедшем.

Популярные у потребителей Западной Европы пеллеты — топливные гранулы, изготавливаемые из опилок, щепы и других отходов деревообработки, — приносили предприятию немалую прибыль. Стоимость одной тонны этого экологического и эффективного вида топлива доходила до 140 долларов США, и на СООО «Пинскдрев-ДСП» смонтировали несколько новых линий по его производству. Жаль, что к их установке и эксплуатации отнеслись безответственно. Первая линия мощностью до двух тысяч тонн пеллет в месяц заработала еще в 2007 году. Уже позже, когда на предприятии случится трагедия, проверка покажет, что не вся проектно-сметная документация была должным образом подготовлена. При установке второй линии нарушений было еще больше. До ума ее доводили собственными силами, причем акт приемки и ввода оборудования в эксплуатацию представители санитарной службы и государственного пожарного надзора не подписали, то есть работало оно незаконно. И, естественно, периодически возникали сбои, грозившие обернуться катастрофой.

Вот выдержка из прокурорской проверки: «На данном предприятии неоднократно (в январе, феврале, марте, мае, июне и июле 2010 года) отмечались возгорания и искрение на одной из мельниц участка по производству древесно-топливных гранул, постоянно наблюдался повышенный уровень пыли».

Руководство ЗАО  внимания на эти «мелочи» не обращало. Оно лишь доводило работникам дочернего предприятия планы и постоянно требовало увеличивать объемы производства пеллет. Погибшие работники не раз говорили, что сидят на пороховой бочке. Но должных мер никто не принял.

Пожалуй, самыми главными вопросами, которые звучали на судебном заседании, были: кто виноват во всем, и могли ли обвиняемые Владимир Шестаков, Леонид и Игорь Логвины предотвратить незаконное использование производственных линий?

«Могли!» — такова позиция государственного обвинителя. Использование оборудования при отсутствии проектной документации уже является нарушением. Руководство холдинга и СООО «Пинскдрев-ДСП» знало об этом, однако поправлять положение не торопилось. Дальше: если ЗАО «Пинскдрев» само не в состоянии разработать проектно-сметную документацию, о чем говорили обвиняемые, то оно могло бы воспользоваться услугами других организаций. Но никто этого не сделал, и без подготовки проектов были установлены обе линии.

По мнению защиты, орган следствия не представил суду совокупности доказательств, которые позволили бы вынести правосудный, законный и мотивированный приговор. Адвокат бывшего директора СООО «Пинскдрев-ДСП» Леонида Логвина считает, что подзащитный никак не мог влиять на авторитарные решения, принимаемые Лораном Ариничем. Леонид Логвин указывал на необходимость разработки проектной документации, но его предложение руководство холдинга не услышало. По мнению адвоката, директорская должность на дочернем предприятии была лишь номинальной. То есть никаких важных, ответственных решений Леонид Логвин принимать не мог. Ведь даже рядовые дела — премирование работников, приобретение сырья и материалов — осуществлялись только с согласия руководства ЗАО.

В качестве примера адвокат привела факт, взятый из материалов дела. Когда создавалось производство пеллет, Леонид Логвин направил специалистов своего предприятия в украинский Луцк, чтобы те изучили там работу аналогичных линий. За что был уволен приказом Аринича. Все это, по мнению стороны защиты, указывает на отсутствие реальных полномочий у директора СООО «Пинскдрев-ДСП».

Во время последнего судебного заседания адвокаты обвиняемых не впервые подвергли сомнению результаты экспертизы относительно места и причины первого взрыва, за которым в результате детонации и воспламенения скопившейся пыли последовал второй, более мощный, взрыв и возник пожар. Белорусские эксперты, детально исследовавшие характер повреждений оборудования на месте аварии, пришли к заключению, что первый взрыв произошел на участке по производству древесных топливных гранул в системе аспирации второй производственной линии, а источником огня стала искра механического происхождения. В качестве альтернативы этим выводам адвокаты обвиняемых представили заключение Центрального научно-исследовательского института фанеры из Санкт-Петербурга. По мнению российских специалистов, первый взрыв случился в молотковой мельнице, а среди причин они указывают неграмотные действия рабочих, неверный порядок включения оборудования, нарушение правил пожарной безопасности и просто стечение трагических случайностей. Кстати, суд отказался приобщить данное заключение к материалам уголовного дела на том основании, что оно получено непроцессуальным путем. В то же время устные доводы российских специалистов судом были выслушаны и приняты к сведению.

Прокурор считает вину обвиняемых доказанной и попросила приговорить Леонида Логвина к пяти годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа; Игоря Логвина — к лишению свободы на три года; Владимира Шестакова — на пять лет с направлением в исправительную колонию в условиях поселения. С ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев» гособвинитель предложила взыскать по 300 миллионов рублей — в пользу потерпевших и потерявших близких, по 100 миллионов рублей — в пользу частично потерявших трудоспособность.

Присутствовавший в зале суда представитель ЗАО сказал, что компания с таким иском не согласна, так как «Пинскдрев-ДСП» является отдельным юридическим лицом. К тому же холдинг выплатил по 100 миллионов рублей семьям погибших и по 60 миллионов рублей — пострадавшим.

Потерпевшие поддержали ранее заявленные гражданские иски к «Пинскдреву» о возмещении морального ущерба. Некоторые называли суммы в один миллиард рублей. Хотя понятно, что никакие деньги не вернут погибших родственников. Об этом говорили те, кто потерял родных или стал инвалидом. Одни предлагали строго не наказывать подсудимых, поскольку главного виновника трагедии в зале суда нет. Другие поражались цинизму, с которым кое-кто пытался найти виновных среди погибших. Третьи подчеркивали, что руководители предприятия, прельстившись деньгами, прибылью, забыли о людях. Четвертые призывали принять все меры по розыску и задержанию Лорана Аринича, который «никого не видел и не слышал, а создал обстановку, когда все ему поклонялись, как Богу». Пятые поверили в искреннее раскаяние некоторых обвиняемых. Те в последнем слове были краткими, высказывали соболезнования семьям погибших и пострадавших и сожалели о случившемся. А ведь ничего бы не произошло, если бы о людях руководство «Пинскдрева» проявляло должную заботу.

Судья Андрей Курисюк объявил перерыв в работе выездной коллегии Брестского областного суда до 23 марта. В этот день подсудимым должны вынести приговор.

…Сразу после трагедии, случившейся на «Пинскдреве», мастер-бригадир Екатерина Сакович произнесла фразу, которую, теряясь в домыслах, защита приводила не раз: «Я же говорила — не включать…» Удастся ли суду разгадать, что стоит за этой фразой, и воздать каждому по заслугам. Катя же умерла в больнице от ожогов и тайну этих слов унесла с собой.

Александр КУРЕЦ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?