Я вышла из «Картонки»

В гостях у «Союза» белорусская актриса и певица Светлана Бень

Светлана Бень: В Беларуси и России залы серьезные, а вот в Польше и Германии все ложились от хохота.
АЛЕКСАНДР РЮМИН / ТАСС
Они играют в барах размером со шкаф и на гигантских опен‑эйрах. Их музыка звучала с высоты Эйфелевой башни и на борту подводной лодки...

Так писали о созданном в 2005 году минском кабаре‑бэнд «Серебряная свадьба». С яркими театрализованными шоу группа успешно гастролировала по Беларуси, России, Украине, Германии, США. Приезжала на «Славянский базар в Витебске». Еще два года назад она давала концерты в Москве и Санкт‑Петербурге и вдруг... пропала из виду. К счастью, не насовсем. Недавно ее фронт‑вумен Светлана Бень на XXX Международном музыкальном фестивале имени Ивана Соллертинского в Витебске представила театрально‑музыкальный проект «Из жизни насекомых», в котором выступила в роли вокалистки и одного из режиссеров. 15 февраля проект «Из жизни насекомых» смогли увидеть в Центре имени Мейерхольда московские зрители.

— Светлана, вы родились в Витебске. Там же в белорусском театре «Лялька» поставили несколько кукольных спектаклей. Приятно выступать в родном городе?

— Славу Витебск во многом приобрел благодаря «Славянскому базару». Но не будем забывать, что в нем есть фестиваль современной хореографии, на котором взросли многие витебские «веселые безумцы». Еще в городе проходили встречи, посвященные Бахтину, которого я очень люблю.

— Ваш новый спектакль — это 14 пронзительных стихотворений ленинградского поэта начала 1930 годов Николая Олейникова, музыка современного белорусского композитора Валерия Воронова, потрясающий мультимедийный ряд, фортепиано, скрипка и космическое звучание терменвокса. Валерий Воронов подчеркивал, что музыкальный цикл написан для певицы и актрисы Светланы Залесской‑Бень. Как возникло ваше творческое содружество?

— Меня всегда интересовала сложная и необычная музыка. Поэтому я была безумно счастлива и польщена, когда такой замечательный композитор, как Воронов, живущий сегодня в Германии и продолжающий сотрудничать с белорусскими театрами и оркестрами, побывав на нашем концерте, предложил сделать совместный проект. Когда я показала ему стихи Николая Олейникова, поэта из круга ОБЭРИУтов — членов объединения реального искусства, репрессированного в 1937‑м, который потряс меня еще в подростковом возрасте, мы посчитали его концепцию «букашечной природы человека» очень интересной. Это аллегория, достойная Крылова или Козьмы Пруткова! Несправедливо, что столь ироничный, точный, сконцентрированный, обладающий потрясающим чувством юмора литератор, как Олейников, остается менее известным, чем его друзья Хармс, Введенский и Заболоцкий. Я буду счастлива, если кто‑то благодаря спектаклю откроет для себя этого поэта.

— Есть в проекте персонажи, которые вам симпатичны, а также к которым вы испытываете неприязнь?

— Мне близки образы таракана, попавшего в стакан, роботического персонажа, который поет о трагедии Чарлза Дарвина, безумного ученого, влюбленного в нолики и высшую математику. Мне, кстати, математика тоже очень нравится, хотя я в ней совершенно не разбираюсь. Но я уверена — это одна из сфер поэзии! Лишь вивисектор меня огорчает. Но... во всем красивом должно быть что‑то страшное. Поэтому приходится брать на сцене большие руки и махать ими.

— «Из жизни насекомых» показывали в разных странах. Как реагировали зрители?

— В Беларуси и России залы традиционно серьезные. В Польше и Германии все ложились от хохота. Выходит на сцену дура в рогах жука! Это же действительно смешно! Но, пожалуй, самая эмоциональная публика — украинская. Во время спектакля там все плачут, а после обязательно приходят обниматься за кулисы.

— С проектом вы уже выступали на фестивалях в Минске, Витебске, Могилеве. Каким вам видится его будущее?

— Я надеюсь, что у спектакля будет богатая фестивальная история. Сцена Витебской областной филармонии, где мы выступали во время фестиваля Соллертинского, просто замечательная! Было бы здорово, если бы мы имели возможность сыграть его на таких же хороших площадках в других белорусских и российских городах.

— Два года назад «Серебряная свадьба» приостановила деятельность. Что с кабаре‑бэндом?

— Да, мы сейчас не играем. Сегодня большую часть моей творческой активности занимает театр. Ведь я — режиссер театра кукол. У меня есть свой волшебный театр «Картонка», существующий в свободном бродячем режиме. А еще происходит огромное количество различных творческих коллабораций. Например, вместе с немецкой художницей Линой Хесиной мы сделали «Театральный автомат» — крошечный театр, похожий на фотобудку, в которой показывают спектакль для одного зрителя. А с Мишей Сафроновым из Санкт‑Петербурга, автором замечательного мультсериала «Летающие звери», мы поставили спектакль «Легкий слон».

golesnik@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...
Новости и статьи