Минск
+5 oC
USD: 2.59
EUR: 2.83

«Я трижды писал рапорт об отправке в Афган»: необъявленная война глазами генерала Ивана Гордейчика

Прошел 31 год со дня вывода советских войск из Афганистана. Землю, на которой наши военные выполняли интернациональный долг, со своим 1-м парашютно-десантным батальоном 345-го отдельного парашютно-десантного полка одним из последних покидал Иван Гордейчик, ныне генерал-майор, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси. Его батальон перешел единственный мост, ведущий в Узбекистан, 11 февраля 1989 года, на следующий день за ним вышел 350-й парашютно-десантный полк 103-й воздушно-десантной дивизии. 

Командир Иван Гордейчик (в центре первой шеренги) с офицерами 1-го парашютно-десантного батальона.

— Иван Аркадьевич, вы помните декабрь 1979 года, когда Ограниченный контингент советских войск ввели в Афганистан? Как вы об этом узнали и где служили в то время?

Недавно Иван Аркадьевич стал депутатом Палаты представителей Национального собрания Беларуси.
— В декабре 1979 года я был курсантом 3-го курса Рязанского воздушно-десантного командного училища имени Ленинского комсомола. В то время информации о действиях в Афганистане было очень мало. Мы знали, что туда вошли советские войска, в том числе 103-я воздушно-десантная дивизия и 345-й отдельный парашютно-десантный полк и там идет война. Только к маю 1980 года, когда начали возвращаться в Союз выпускники нашего училища после ранений, болезней, появилась правдивая информация о происходящих там событиях.

— Вы прибыли в Афганистан весной 1987-го?

— Да, я прилетел служить в 345-й полк, в Баграм. Этим полком в свое время командовал Павел Грачев. Когда я был командиром дивизионной разведроты, он являлся начальником штаба дивизии. А 1-м батальоном командовал до меня Александр Иванович Лебедь — в Рязани он у меня был командиром роты, четыре года готовил нас, курсантов…

Я трижды писал рапорт об отправке в Демократическую Республику Афганистан. Два первых отклонили, ну а с третьего я улетел. Прибыл туда капитаном. Воинское звание мне присвоили в 1986-м досрочно. 

Акклиматизироваться фактически не пришлось. Только на пару дней задержался в Ташкенте: сделали прививку, а мне было противопоказано, — и сразу температура под сорок… Вообще, я был физически развитым, крепким. В Афганистане 30—40 килограммов брал и нес на себе без особого труда, даже в непривычных климатических условиях…

— И как быстро после прибытия в часть приняли участие в военной операции? 

— Полк уже участвовал в боевых действиях, выполнял поставленную задачу. К нам прибыл офицер управления полка Франц Клинцевич (сегодня он возглавляет Российский союз ветеранов войны в Афганистане), который занимался спецпропагандой, а заодно и разведкой. Офицер он был смелый, решительный и инициативный. Практически в одиночку, с двумя таджиками-переводчиками, ходил в банды, вел переговоры с мятежниками. Одновременно с этим собирал разведывательные сведения. 

Он довел нам свежие данные по выдвижению каравана, который необходимо было перехватить. Получив сведения, мы немедленно вышли на их реализацию, и с батальоном пришлось знакомиться уже по ходу выполнения боевой задачи…

— А каким вы запомнили вывод войск в феврале 1989 года?

— Возвращаться домой всегда приятно. Наш 345-й отдельный парашютно-десантный полк (командир полка Герой Советского Союза полковник Валерий Александрович Востротин) пересек границу 11 февраля по мосту в городе Термез и вышел на территорию Советского Союза. Но до 15 февраля в Афганистане оставались подразделения охраны и прикрытия, ведь нужно было вывезти боеприпасы и материальные средства, сосредоточенные в 10—15 километрах от границы. Утром 15 февраля вместе с командующим 40-й армией генерал-лейтенантом Борисом Громовым выходили остававшиеся за речкой части и подразделения. Вывод войск закончился.

— Что было после этого?

— Вывели нас в район сосредоточения в 20 километрах севернее Термеза. В первый же день подготовили и уволили в запас военнослужащих, у которых закончились установленные сроки службы, передали всю технику, вооружение довольствующему органу. А уже утром 12 февраля самолеты ВТА перебросили нас к новому месту дислокации, в город Кировабад: к началу 1989 года появилось много проблем в Закавказье, в некоторых районах шла необъявленная война.

Беседовал Александр КРИВОНОС.

Фото из архива Ивана ГОРДЕЙЧИКА и sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...