Я нашла могилу деда!

МОЙ ДЕД Никодим Яковлевич СЧАСТЛИВЕНКО никогда не носил меня на руках. Я никогда не слышала от него историй о своих предках, поскольку он погиб на фронте 23 декабря 1944 года. С такой удачной фамилией за четыре месяца до окончания Второй мировой войны. В похоронке было написано: «Красноармеец Счастливенко Никодим Яковлевич в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, ранен и умер от ран. Похоронен с отданием воинских почестей в Чехословакии, г. Черлене».

От белорусской деревеньки Скепня до словацкого города Гуменне пролег земной путь красноармейца Никодима Счастливенко.

МОЙ ДЕД Никодим Яковлевич СЧАСТЛИВЕНКО никогда не носил меня на руках. Я никогда не слышала от него историй о своих предках, поскольку он погиб на фронте 23 декабря 1944 года. С такой удачной фамилией за четыре месяца до окончания Второй мировой войны. В похоронке было написано: «Красноармеец Счастливенко Никодим Яковлевич в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, ранен и умер от ран. Похоронен с отданием воинских почестей в Чехословакии, г. Черлене».

НА РУКАХ у бабушки в белорусской деревне Скепня Гомельской области остались пятеро ребятишек. Папа был старшим. Он прожил свою жизнь, помогая остальным во всем. Военного лихолетья наша семья познала сполна.

Бабушка и папа всю жизнь искали могилу деда, писали в военные архивы, все безрезультатно — нет такого города на карте Чехословакии — Черлене. Ошибся, видимо, писавший похоронку человек. А я нашла могилу деда!

Извещение лежало в документах много лет, и я время от времени обращалась в архивы Подольска и Москвы. Писала о деде в стихах, воспоминаниях о белорусской деревне Скепня, где родился мой папа. Мы с сестрой часто слушали рассказы отца о дедушке и любили его всей душой. А двоюродная сестра Оксана назвала сына Никодимом.

На своем стовековом юбилее, а бабушка прожила сто один год и семь месяцев, она передала мне, старшей внучке, нехитрые реликвии рода — свадебную рубашку деда и рушник, вышитые руками. Это был самый дорогой подарок для меня, дочери белорусского героя Ивана Счастливенко.

К 65-й годовщине Великой Победы в 2010 году на сайте ОБД (объединенный банк данных) «Мемориал» были представлены отсканированные рукописные медицинские журналы госпиталей и медсанбатов Великой Отечественной войны. Там я и обнаружила страничку с записями о последних днях жизни дедушки:

«Поступил 16 декабря 1944 года с осколочным ранением в правое плечо. Раздроблена головка плеча. Скончался 23 декабря. Причина — анаэробная инфекция (газовая гангрена). Похоронен на городском кладбище города Гуменне. Чехословакия. Могила № 4».

Мгновенно настрочила в Посольство Чехии с просьбой уточнить название города, очень волновалась, что опять неправильно прочитаю. На следующий день пришел ответ: «Уважаемая Людмила! Ваш дедушка похоронен в городе Гуменне, который теперь находится на территории Словакии. Военный атташе Чехии Давид Пастыржик».

С ЭТОГО сообщения началась цепочка поступков добрых людей, без которых мне не удалось бы осуществить свою мечту.

Я написала в Посольство Словакии в Москве. Моим вопросом занялся Иван Слиепка, сотрудник МВД Словакии. Он приложил немало усилий, чтобы помочь мне, советовал, как выйти на власти Гуменне. Сделал запрос о деде в Братиславу.

В Посольстве Республики Беларусь в Словакии мне очень помог советник Владимир Чехлов. «Советую обратиться к Ивану Хопте, депутату Словакии, он очень известный человек, живет в Гуменне».

После звонка Ивану Хопте я уже была уверена, что все получится. Серьезный человек, политик, прекрасно владеет русским языком (родители работали учителями), он изучил наши документы, сопоставил исторические факты, обратился в комитет борцов против фашизма города Гуменне, которые и прислали нашей семье приглашение приехать на праздник Национального восстания Словакии в качестве гостей.

Большое участие приняла и работник Посольства Республики Беларусь в Москве Нина Шпак. Она взяла под патронаж продвижение поиска и помогала решать все проблемы при оформлении виз.

Сибиряки тоже не были в стороне! Комитет Победы в Новосибирске помог приобрести билеты на поезд, председатель Совета ветеранов НСО Вячеслав  Журавлев отправлял обращение комитету борьбы против фашизма в Гуменне с просьбой принять потомков советского солдата, погибшего на территории Словакии.

Председатель правления Белорусского культурно-просветительского центра во имя святой Евфросинии Полоцкой Иван Панасюк оказал материальную помощь и расценил этот визит в Словакию не только как частную поездку, но и как миссию поминовения советских солдат, сложивших свою голову на полях сражений за освобождение Европы.

...И ВОТ мы в Гуменне. На семейном совете решили ехать делегацией (нас — десять родных внуков деда Никодима) из двух внучек — меня, старшей, и младшей Натальи, которая работает директором школы в деревне Скепня, где учились и наш дедушка, и наши отцы. На перроне встречает с цветами Иван Хопта. Располагаемся в гостинице и спешим на кладбище. Погода замечательная, город светлый, утопает в зелени. На высоком холме — памятник со звездой погибшим бойцам Красной Армии. «Своим освободителям, доблестным воинам Красной Армии от граждан города Гуменне. 29.6.1945.» написано у его основания. Вот уж поистине — чужая земля чужой земле рознь… Могилы ухожены, чистота, с холма виден весь город. Эта земля теплая, как родная. Низкий поклон вам, братья-словаки!

Находим могилу деда по описанию. На ней значится «Неизвестный красноармеец». Теперь на одного неизвестного будет меньше.

Наш двоюродный брат Толя Мельников сделал в Жлобине табличку с фамилией деда. До праздника Дня национального восстания словаков против немецко-фашистских захватчиков она займет долгожданное место на памятнике.

Дни расписаны по минутам — встреча с ветеранами комитета борьбы против фашизма, встреча с руководством Гуменне, митинг и празднование Дня национального восстания. На митинге мне предоставили слово. «Наш дед был белорусским крестьянином, имел пятерых детей и никогда не думал, что возьмет в руки оружие. Он погиб в 42 года в вашем городе, и отныне Гуменне для нас тоже станет родным…» Мы возложили венок с надписью «От внуков советских солдат…»

Нас встречали повсюду как самых близких людей — обнимали и поздравляли с приездом на могилу деда. На встрече с ветеранами мы пели русские песни, и начинали их словацкие друзья. Многие горожане приглашали к себе в гости, обещали ухаживать за могилой деда. На наше предложение взять деньги на посадку цветов обижались: «Мы что, цветов не найдем?» Сколько добрых людей радовались вместе с нами этой встрече! Какой прием был у мэра Гуменне Яны Валовой! О нас сняли материал два канала Словацкого телевидения, писали газеты.

Мы узнали, что про наш приезд написала газета «Корсар». Подхожу к киоску и спрашиваю: «Есть ли у вас газета «Корсар»?» — «С вашей фотографией, мадам?» Нас узнавали на улице.

В день отъезда утром мы пришли проститься с дедом и положили венок от всех внуков, не нашедших своих дедушек.

ПОЗДНЕЕ в Интернете будет масса сообщений от людей, узнавших о нашей поездке. «Спасибо вам огромное! Какое вы сделали прекрасное дело. Как у своего деда побывала. Только в нашей похоронке написано: «Пропал без вести. 1941 год». Людмила Тверитинова. Иркутск». Мои одноклассники написали: «Мы гордимся Вами, Людмила Ивановна!», от переполнявших чувств перейдя на «Вы»!

Иваны не помнящие родства… Нет, это не про нас!

Людмила СЧАСТЛИВЕНКО, Новосибирск

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Вам будет интересно