«Я нашел свое счастье в деревне»,

За его работами в Греск, что в семнадцати километрах от Слуцка, приезжают ценители искусства даже из-за границы. Канада, Франция, Германия, Испания, Украина, Россия — страны, куда в частные коллекции уехали его картины. Тридцатилетний Александр САЛТАВЕЦ — художник-самородок. Его талант сравним, пожалуй, с талантом Александра Исачева и Николая Селещука…

– говорит молодой белорусский художник Александр Салтавец из Греска, что в Слуцком районе.

За его работами в Греск, что в семнадцати километрах от Слуцка, приезжают ценители искусства даже из-за границы. Канада, Франция, Германия, Испания, Украина, Россия — страны, куда в частные коллекции уехали его картины. Тридцатилетний Александр САЛТАВЕЦ — художник-самородок. Его талант сравним, пожалуй, с талантом Александра Исачева и Николая Селещука…

Ирония судьбы

Работы Салтавца я впервые увидела весной этого года на одной из столичных выставок. Привлекли картины, которые заметно отличались от других яркими красками, нестандартными сюжетами. И в каждом образе, будь то человек или пейзаж, была какая-то загадка. Мне тотчас захотелось взглянуть в глаза человеку с таким необыкновенным мировоззрением.

Знакомство с Александром Салтавцом произошло в его мастерской — небольшом уголке кухни трехкомнатной квартиры в Греске. На тумбочке у мольберта лежала палитра, десятки кисточек и тюбиков с красками. Художник писал очередную картину. Ее рабочее название «Артисты комедийного жанра».

— Александр, вы создаете очередное полотно-«сказку»? Это о средневековых артистах цирка? — задаю вопрос, понимая, что стиль новой картины схож с теми, что видела на выставке.

— Нет. Герои сюжетов — люди, характеры которых встречаем в реальной жизни. У каждой работы свой маленький мир. Там нет серости, повседневности, суматохи. Я не пишу с натуры, поэтому все, что ложится на холст, — из души. Часто картины просто снятся мне. Тогда важно не упустить момент, сесть за мольберт и воспроизвести увиденное. Поэтому люблю работать по ночам, сидеть до утра, встречать рассвет.

Александр Салтавец — человек с необычным мировосприятием и нестандартным художественным почерком. Хотя в работах есть, например, сюрреалистические и импрессионистические интонации. Мастеру где-то близки по духу художники этих авангардистских направлений. (Вершиной в живописи Александр считает гениального Рембрандта.)

— Может, стоит уехать в столицу, заявить о себе, поработать там, как это делают многие художники из провинции?

— В Минск, честно говоря, даже не стремлюсь, — говорит Александр. — Ирония судьбы, наверное, ведь я родился в этом городе. Было начало восьмидесятых. Родителям давали квартиру здесь, в Греске — и мы переехали сюда жить.

Не хуже Джоконды!

Любовь к рисованию появилась у Александра еще в детстве. В 12 лет мальчик был уверен, что кисть и краски — его призвание, дело всей жизни. После окончания художественной школы он поступил в Мирское художественное училище, а в 1999 году вернулся в родную деревню как молодой специалист. В 18 лет стал преподавать живопись и композицию в Гресской школе искусств.

— Даже не предполагал, что мне настолько понравится работать с детьми, — удивляется Александр. — Самое интересное — смотреть, как ребенок постигает азы, а потом, прибавляя к таланту трудолюбие и усидчивость, растет и растет профессионально. Горжусь, что некоторые из моих учеников получили образование и работают по специальности, учатся в «творческих» вузах нашей республики.

Работа преподавателем принесла Александру еще одну удачу — знакомство с будущей женой Натальей. Они вместе уже больше десяти лет. Сегодня супруги работают в одной школе: Наталья — учитель музыки по классу баяна.

Жена для Александра — это все: критик, финансовый директор, единомышленник, надежный тыл.

— После учебы в худучилище я копировал того же Шишкина, Айвазовского. Это ремесло пользовалось хорошим спросом. Но когда у меня появилась семья, понял, что нужно и после себя что-то оставить. Имя хотя бы. Безумно хотелось поставить на холсте подпись — Салтавец... Меня вдохновляет жена. Первую оценку картин всегда дает она: я, по сути, и пишу для нее. Работаю-работаю ночью, утром она просыпается, а я ей — новую картину. С нетерпением жду, что скажет. Если супруге не нравится холст, пусть даже еще сырой, уничтожаю его.

— А Наталья, хоть и критикует, дает вам полную свободу для творчества?

— Именно. Честно сказать, больше ничего и не умею, кроме как рисовать. Не знаю даже, сколько стоит булка хлеба. Так получается, что весь быт налаживает Наташа, родители мои помогают. Поверьте, я так далек от цен, магазинов… Но одно знаю точно: хочу жену написать! И чтобы не хуже Джоконды была!

Деревня — для жизни, город — для выставок

Идей для будущих картин у художника предостаточно, главное, как говорит, «чтобы жизни хватило».

— Знаете, не понимаю, зачем молодежь стремится в города? — задается вопросом Александр. — Те же деньги можно зарабатывать и в провинции. Главное — делать свою работу качественно. Бывает, выйду на улицу, посмотрю, какая удивительная природа у нас, какие необыкновенные люди — и от понимания этого душа замирает. Жить в деревне, особенно для творческого человека, — безусловное преимущество. Пиши и пиши картины, создавай свои моря, артистов, сказку… Поэтому жить нужно в деревне, чтобы чувствовать себя свободным, а выставляться в городе.

К слову, у тридцатилетнего художника прошло уже почти десять персональных выставок. Правда, пока только в райцентрах Беларуси. В Минске работы Александра Салтавца бывали несколько раз в составе сборных экспозиций.

— Неужели вы никогда не сталкивались с таким понятием, как «художественная зависть»? — любопытствую я.

— Меня научили обходиться без этого унизительного чувства, — отвечает Александр. — Художественная зависть есть у многих коллег, особенно в больших городах. Знаете, в общении с ними чувствуется налет «столичности». Не люблю в художниках одно: работы моей кисти — гениальны. На дух не переношу, когда все начинают друг с другом «мериться»: кто больше «продался», кто лучше «выставился».

Ключевое слово в характеристике Александра Салтавца, на мой взгляд, — свобода. Художнику не нужно признание: грамоты, дипломы, союзы, премии. Оценку его творчеству должны дать люди. Что, кстати, сейчас и происходит. Скоро у Александра появится своя мастерская в Гресской школе искусств. Кто знает, может, это событие даст толчок для нового витка в карьере художника…

Татьяна УСКОВА, «БН»

Фото Николая ЛЕОНОВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?