«Я надолго. А может быть, и навсегда»

Герой Соцтруда Генрих Михайлович Третьяк был одним из лучших руководителей хозяйств Беларуси

Герой Социалистического Труда Генрих Михайлович Третьяк колхоз имени Ломоносова на малой родине в Ляховичском районе поднял из руин и сделал миллионером, долгие годы успешно совмещал работу руководителя и ученого. Уйдя на пенсию, занялся восстановлением старинной усадьбы Бохвицев.


ГЕНРИХ Михайлович родился 29 июня 1937 года в деревне с «соседским» названием Литва Даревской гмины Барановичского повета Новогрудского воеводства Польской Республики. Сейчас это Коньковский сельсовет Ляховичского района. О своем детстве, хотя было оно нищим и голодным, вспоминает с теплотой:

— Отец был бедняком, родом из местных Кореней. Окончил Ляховичскую гимназию, работал на железной дороге. В 1927 году его избрали войтом гмины, через год из Польши на свою родину приехал мой дед Ян, привез жену и 16-летнюю дочь. И папа, которому на тот момент было 32 года, влюбился в девушку и женился на ней. Купили дом в Литве, родили 6 детей. Я четвертый. Детство прошло, как у всех ребят того времени, ходили голые и босые. В 1944 году я не пошел в школу, не было чего надеть. Пришлось три класса дома учиться, но семилетку в Дарево все же смог осилить.

Объезд полей с бригадиром колхоза имени Ломоносова Вячеславом ГЛОБУЗОМ, 1969 год.

Уже в 15 лет пошел рабочим в колхоз, одновременно умудрился получить аттестат о среднем образовании и водительские права, окончив очно-заочную школу в Барановичах. Три года служил в армии, там, возможно, и остался бы, но комиссовали из-за серьезной травмы руки.

Вот так, сам того не сильно желая, Генрих Третьяк стал в 1963 году студентом Горецкой сельхозакадемии, осваивал специальность агронома-химика, всерьез занялся наукой, на пятом курсе сдал кандидатские экзамены и стал соискателем звания кандидата наук. Академию окончил с отличием, год проработал в Горках на опытном поле, получал Ленинскую стипендию. Женился в 30 лет на ассистентке кафедры химии. Лариса Павловна родом из Питера, окончила Витебский пединститут. Познакомились на новогоднем вечере в 1967 году. Расписались и, как шутит Генрих Михайлович, находится в плену больше 50 лет.

Председатель с колхозной бригадой льноводов, 1989 год.

МОЛОДАЯ чета с шестимесячным сыном Димой приехала на побывку к родителям в Ляховичский район. Природа, красота потянули главу семейства к родным полям. Спросил у жены: «А что, если мне остаться здесь председателем колхоза?» Боялся, что коренная горожанка не согласится. Но супруга поддержала, и Генрих Михайлович пошел к первому секретарю райкома Николаю Степанюку проситься на должность. Почему сразу взял такую высокую планку? Считал, что, если станет агрономом, на опыты времени не останется, будет просто пропадать с утра до ночи на полях. Тем не менее оказался в колхозе имени Ломоносова именно главным агрономом. С многообещающим условием: будут видны результаты, будет и перспектива стать председателем. В новую должность заступил в феврале 1969 года.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей ГРОМЫКО вручает Звезду Героя Соцтруда, 1988 год.

— После Горок мне казалось, что попал на необитаемый остров. Не было ни машин, ни дорог. Стерню косили, чтобы скот прокормить. Хозяйство большое, но одно из самых слабых в районе. Руководитель днем еще работал, а вечером с механизаторами по чарочке. Кто его слушался как начальника? До меня был агроном, но не выдержал издевательств, удрал. Со мной этот номер не прошел, а со временем и поддержкой колхозников заручился. Сразу присматривались, конечно. Надеялись, что как пришел, так и уйду. Я ответил: «Не думайте, я надолго. А может, и навсегда».
Главный агроном накануне уборки льна. Обряд «подвязывания поясом», 1969 год.

Третьяк сразу же заложил опытное поле в 10 гектаров, стал изучать эффективность внесения минеральных удобрений под зерновые. Результаты проявились осенью того же года. Люди со стороны наблюдали и не понимали, почему на разных делянках все по-разному растет. Многие попросту считали это глупостью. Но если накануне урожайность составляла всего 9,3 центнера с гектара, то первый урожай нового агронома дал уже 18 центнеров на круг. Не хватало даже амбаров, чтобы засыпать зерно, тока им все были завалены. Получили хорошие урожаи свеклы, картофеля, заготовили свое сено. Правда, тем же трактористам, не привыкшим до этого столько работать, пришлось поднатужиться. Даже пользоваться плугами по-другому научились. И колхозники поняли, что нужно иметь именно такого председателя. Руководство области инициативу поддержало, и осенью того же года Генриха Михайловича избрали руководителем.

— Если нужно было, я садился сам за руль трактора или комбайна, чтобы показать, как правильно работать. Доярка одна взбунтовалась: «Не буду работать». Я в ответ: «Иди, сам подою». Подключил аппарат и стал доить. Ей, видимо, стыдно стало. Вернулась и извинилась, больше вопросов не возникало. Когда требовалось, одевался красиво. Но по полям и фермам ездил в обычной одежде. Если нужна была помощь, когда телилась корова, например, тащил теленка вместе с дояркой. Нужно навоз грузить — значит, становился и махал вилами. Как я мог иначе повести людей за собой? Ни разу домой не принес бесплатного куска мяса, яиц с колхозной птицефермы, стакана молока. Покупал как все, за личные деньги. Знал, что иные доярки комбикорм воровали. Не разрешал, гонял за это. На ферме родственник работал, чтобы задобрить, принес мне как-то чемоданчик с провизией. Прогнали его с супругой с тем чемоданом. Даже пообедать не пригласили от злости. Всех колхозных гостей угощал за свои деньги, еще жена помогала. Что было дома, то и подавали. Бывало, супруга ругала: не предупредил заранее о гостях, есть только соленые огурцы, сало, хлеб, картошка, луковица… Я ей отвечал: «Не переживай, главное, чтобы ты улыбалась и людям приятно было в доме находиться». А вообще, работал легко и с удовольствием. В 1975 году защитил кандидатскую диссертацию. Мне говорили: «Ну теперь ты остепенишься». Ни за что, я еще больше «обнаглел», все поля сделал опытными. И если во время защиты ученой степени зерновых получали 34 центнера с гектара, то в 1987-м уже 62. В 1988-м поехал в Москву за Звездой Героя Социалистического Труда.

С женой и сыновьями Дмитрием, Виталием и Михаилом, 1978 год.

МЫ прожили с женой счастливую жизнь. У нас родились Дмитрий, Виталий и Михаил. Все пошли по моим стопам: два агронома и один инженер. С детства, кроме поля ничего не видели, зернышки из колосков вынимали, считали их. Знали и любили работу в сельском хозяйстве. И могу точно сказать, они влюблены в свою малую родину.

Двадцать восемь лет Генрих Михайлович руководил хозяйством. Ушел на пенсию в 1997 году, выкупил небольшой трактор, сеялку подарили на опытнической станции. Работал на земле, только уже на личной, приобрел с сыновьями три гектара. Сеял пшеницу, морковь, картофель сажал, излишки продавал в Барановичах. У многих, кто его знал, был шок: «Как так, Герой Соцтруда, а стоит на рынке?» Директор рынка даже решил денег с него не брать за место: мол, это станет хорошей рекламой.

С директором совхоза-агрокомбината «Мир» Барановичского района Героем Соцтруда Александром ДУДУКОМ, 80-е годы.
В Фалерьяново, центральной усадьбе колхоза имени Ломоносова, Третьяки так и живут до сих пор. После него сменилось пять председателей, которые ничего не достигли. Земли впоследствии присоединили к другому хозяйству, название другое – ОАО «Путь Новый» с центром в деревне Новоселки. Конечно, Генрих Михайлович переживает за свое детище, в которое вложил столько души и сил.

Но у него появился другой интерес, занимается восстановлением старой усадьбы Бохвицей, в которой некогда размещалось правление колхоза. В 2011 году за свои средства Третьяк ее выкупил за одну базовую. Реставрирует своими руками: красит, штукатурит, ремонтирует… Проводит литературные чтения, планирует открыть музей, собирает экспонаты, приглашает экскурсии. В апреле 2011 года рядом с усадьбой «прописались», дали второе дыхание и хозяевам, и усадьбе сто молодых дубков.

ГЕНРИХ Михайлович столько интересного рассказывал и вспоминал, что понадобился бы роман с продолжением. Но хотелось послушать, что скажут его бывшие подчиненные, например, Владислава Антоновна Глобуз из деревни Корени, которая в колхоз пришла в 1962 году, намного раньше знаменитого председателя:
Определение зрелости почвы, 1989 год.

— В хозяйстве я работала главным экономистом. Во всем районе была низкая урожайность, но при Генрихе Михайловиче показатели сразу пошли вверх. Цифры не назову, плохо помню. Мы уже знали его немного заочно, с одних же краев. Доверяли как ученому и агроному. Возраст у него был недетский, все слушались. Вежливый, скромный. И жена интеллигентная такая, учительница и всеми уважаемый человек. Сначала они поселились на съемной квартире в Божках, в простой хатке с бабушкой-хозяйкой. Да и я как специалист своего жилья еще не имела. Тогда мало у кого оно было. Потом председателю дали небольшую комнатку в старом доме в Фалерьяново. Отремонтировали немного после прежних хозяев. Семья его в роскоши не жила, не выделялась среди других колхозников. С ними он разговаривал всегда культурно, умел выслушать, понять и помочь. Необязательно нужно было идти к нему в кабинет, мог выслушать где придется, и помогал всегда. Старался никого не обидеть, но гонял за нарушения. Правда, я не помню, чтобы грубо с человеком разговаривал, даже если тот провинится. Мог спокойно сам закатать рукава и сесть за руль трактора или взяться за лопату, если у кого-то не получалось. Только мало сейчас людей, как раньше, которые не корону на голове носили, а старались вилы или лопату в руки взять да вперед пойти. Когда он уходил, нашлись и «доброжелатели», нового руководителя ринулись поддерживать, думали, что жизнь легкой станет. А может, и работать не нужно будет, кто его знает. Только за несколько лет все рухнуло, от колхоза ничего не осталось.

ОДНИМ из тех механизаторов, которых Третьяк учил, как нужно правильно пахать, был Владимир Михайлович Побегайло из деревни Урожайная:

Семья Генриха Михайловича и Ларисы Павловны ТРЕТЬЯК

— Я работал в хозяйстве где-то с 1962 года. Генрих Михайлович пришел к нам агрономом, стал по-особенному поля засевать, учил нас, как нужно работать. Тяжело было с ним, не скрою. Но не в том плане, что он к людям плохо относился, нет. Просто оказалось, что пашем не так, сеем не так. А мы так привыкли, кто там знал и разбирался в каких-то экспериментах? Только со временем увидели, что дают колхозу эти опытные участки. Конечно, и наша жизнь изменилась. Когда работаешь и знаешь, что за свой труд получишь хорошую зарплату, разве не это главное? Председатель даже к доярке или механизатору на «вы» обращался, люди чувствовали уважение к себе. Он ученый, а я простой тракторист. И что? Между нами не было разницы, никогда не смотрел свысока. Если надо, то погоняет. А как без этого? Дисциплина должна быть, конечно. Третьяк ушел на пенсию, а я еще поработал в хозяйстве, даже с другим названием. Да его как-то быстро переименовали. Пусть что было, останется в памяти каждого. Нам есть с чем сравнивать.

chasovitina@sb.by

Фото из архива семьи ТРЕТЬЯК.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...