Я люблю вас, мальчики, я люблю вас, девочки

Чудесный новогодний подарок — двухэтажный коттедж — получила многодетная семья

Чудесный новогодний подарок — двухэтажный коттедж — получила многодетная семья...

Чудесный новогодний подарок — двухэтажный коттедж — получила многодетная семья Татьяны и Михаила Магилиных из Могилевского района. В новом доме с уютной гостиной, комнатами для мальчишек и девчонок, игровой и кухней теперь живут десять человек — папа, мама и восемь ребятишек. Причем прибавление в семействе — сразу трое детей — случилось незадолго до новоселья. Из приюта Михаил и Татьяна взяли двух сестер и их брата. Теперь в большой семье две Тани и две Насти.


Татьяна Магилина признается: о детях мечтала всегда. И в 21 год, когда медики поставили ей диагноз–приговор «своих у вас никогда не будет», решила усыновить ребенка. В Оршанском детском доме — Татьяна родом с Витебщины — увидела годовалого Петеньку. И сердце зашлось: «Сынок!» Как подхватила на руки, оторвать от себя уже не смогла. Сегодня Пете 17 лет, учится в техникуме в Могилеве. Правду о своем появлении на свет знает — Татьяна не стала ее скрывать. Но искать биологических родителей не хочет: «У меня есть семья. Самая лучшая на свете».


Через 9 лет после появления Пети Татьяна, к тому времени перебравшаяся на Могилевщину и работавшая медсестрой в Дашковской больнице, отправилась с мужем в Могилевский дом ребенка. На семейном совете супруги решили: один ребенок — мало. Дом должен быть наполнен детским смехом. Так в нем появилась Лера, которой теперь 8 лет. Прошло еще немного времени, и уже Михаил загорелся: «Хочу еще одного сына!» Трехлетний Никита к Магилиным переехал не один. Оказалось, у мальчика есть 4–летняя сестренка Настя.

То, что супруги одного за другим усыновляют чужих ребятишек, у большинства из которых были отклонения в развитии, их родню не смущало. Напротив, родители и Татьяну, и Михаила поддерживали. Но чуть больше года назад, когда Таня привезла из детдома кроху Сашеньку, ее мама расплакалась. Татьяна признается:


— Когда сама его, четырехмесячного, увидела, еле сдержала слезы. Лежит, как ниточка: ни ручками, ни ножками не шевелит. Еду с трудом глотает. Мне говорили: подумайте, ребенок тяжелый и вряд ли из него что получится, а у вас и так четверо... Но за меня все сердце решило. Не смогла я без Сашеньки уйти.


Каждый день — утром, в обед, вечером — Татьяна Петровна сама делала Саше массаж, разрабатывала ножки–ручки. Учила держать головку. И впервые разрыдалась, когда «безнадежный» малыш самостоятельно стал садиться в кроватке. От радости. Наверное, только мать больного ребенка может до конца понять и прочувствовать, что творится в душе, когда дитя, у которого столько нехороших диагнозов, делает первые робкие шаги, впервые произносит «мама».


Сегодня Сашка внешне ничем не отличается от своих сверстников. Татьяна настаивает: не отличается и в развитии, несмотря на медицинское заключение «умственная отсталость».


Казалось бы, зачем ей еще дети? Но, глядя на нее, понимаю: вопрос неуместен. Татьяна Петровна сияет, как прозрачный сосуд, наполненный солнцем:


— Когда в райисполкоме нам предложили создать детский дом семейного типа, сомнений не было. Тем более что открыть его собирались в Могилевском районе. В Дашковке у нас свой домик. Но без удобств. А тут, в агрогородке Вейно, все блага, жилье просторное. Школа, детский сад рядом. Опять же до Могилева — рукой подать. А муж как работал механизатором, так и работает в райтопсбыте. Единственное, о чем волновалась, как примут меня дети. Взрослые ведь уже, у каждого свой характер, свои привычки. Росли в семье, только недавно, когда их родителей лишили прав, перебрались в приют. Но увидела их и отлегло от сердца — такие милые, нежные. Три дня прошло, как они у нас поселились, а младшенькая 9–летняя Настенька (чтобы не путаться, мы их теперь дома так и зовем: Настюша старшая, Настюша младшая) уже стала называть меня мамой. Ее 12–летний брат Максим и 15–летняя сестра Танечка обращаются по имени–отчеству. Но на днях Таня тоже растрогала меня до слез. Подошла тихонько, притулилась: «Я вас так люблю, даже слов таких нету...»


На Новый год в доме Магилиных соберутся гости. Человек тридцать. Родители Татьяны и Михаила. Танин родной брат с семьей, крестная из Могилева. Всем не терпится поздравить супругов с прибавлением, новосельем и познакомиться с детьми. А пока родители выбирают подарки. Игрушки — само собой, но новеньким надо купить много одежды. Для себя под бой курантов Татьяна попросит лишь одного — здоровья, чтоб успеть поднять на ноги всех своих ребятишек. А для каждого из них — простого человеческого счастья. Счастья, которое (она об этом и не задумывается) они с мужем им уже подарили — родной теплый дом, любящих и заботливых родителей... А еще — веру. В то, что на свете нет ничего невозможного и, если очень хотеть, мечты обязательно сбываются.


Справка «СБ»


Детский дом семейного типа в Вейно — юбилейный, сороковой по счету на Могилевщине. И это отличная альтернатива традиционным детским домам. С 2006 года в области таких закрыли уже шесть. Между тем количество детей, от которых отказались родители, за 2013 год уменьшилось в 7 раз. Начальник отдела воспитательной и социальной работы управления образования Могилевского облисполкома Елена Симакова говорит, что сегодня в области около 300 детей воспитываются в детских домах семейного типа. Галина Афанасьева из Могилевского района, Маргарита и Сергей Кундиковы из Кличевского уже воспитали — каждая семья — более 30 ребятишек. Помимо этого, на Могилевщине более 600 приемных семей, где воспитываются полторы тысячи детей, и 1,5 тысячи — опекунских, в которых около 1.400 детей. Всего же 80 процентов сирот ныне проживают в семьях.


Фото Ольги ЕМЕЛЬЯНОВОЙ и Николая ТИТОВА.

 

Советская Белоруссия №246 (24383). Вторник, 31 декабря 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости