«Я из Одессы, здрасьте!»

Олимпийский  чемпион  Геннадий  Авдеенко  променял  город  на  Черном  море  на  белорусскую  деревню  Копачи

Олимпийский  чемпион  Геннадий  Авдеенко  променял  город  на  Черном  море  на  белорусскую  деревню  Копачи

На тренировке в легкоатлетическом манеже Молодечненской детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва №1 девочки-новички  буквально внимали каждому слову своего тренера. Еще бы! Их наставник — чемпион мира и Олимпийских игр по прыжкам в высоту Геннадий Авдеенко.  Геннадий Валентинович живет сейчас в деревне Копачи, что под Молодечно. Купил там дом, ездит в город на работу. 

— В Беларусь переехал из Одессы после сеульской Олимпиады, — рассказал корреспонденту «Р» Геннадий Авдеенко. — Женился на белорусской легкоатлетке Людмиле Петрусь. Жили в Минске. Теперь у меня другая семья. Уехал из столицы. Облюбовал молодечненские края. Перевез в райцентр из Одессы родителей.  

— В Беларуси, кроме вас, в деревне живет лишь один олимпийский чемпион — стрелок Александр Газов, ушедший из армии в отставку и поселившийся в соседнем, Вилей­ском, районе. А в Рогачеве директором спортшколы работает гребец Николай Горбачев. Все остальные – в столице, областных центрах или за границей…  

— Моя родина — Одесса. Там во втором классе и пошел в легкоатлетическую секцию. Но у судьбы извилистые дорожки... И сейчас меня устраивает жизнь.  Нет суеты, которая присуща большим городам.  

— Вас называли великим чемпионом. А сами довольны  своей спортивной карьерой? 

— А как же! О титулах чемпиона мира и Олимпийских игр многие могут лишь мечтать! Жалею о том, что не выступил на Играх в Лос-Анджелесе. Политики их украли у нас.  Единственное, чего не достиг, – мирового рекорда. 

 — Довелось читать, что ранние успехи надломили вас психологически… 

— Успехи, наоборот, окрылили. Дело в другом. Выступая по молодости в Минске,  прыгнул на 2,26 метра. Когда смотрели видеозапись этой попытки, специалисты определили, что мог преодолеть планку на высоте как минимум 2,40… И от меня на каждом турнире ждали рекорда, как говорили, космического достижения. Это ожидание давило психологически. Все считали, что мировой рекорд могу побить только я. И когда Игорь Поварницын на второстепенных стартах преодолел 2,40, тренер сборной СССР Игорь Тер-Ованесян, который был с нами на сборах, просто не поверил. Помню, он даже закричал: «Не может быть! Ведь Авдеенко здесь!»  А у меня лучший результат – 2,38.  

 — Но вы остаетесь самым молодым чемпионом планеты  по прыжкам в высоту… 

— В 1983 году в Хельсинки проходил первый чемпионат мира по легкой атлетике. В гостинице жил вместе с Сергеем Бубкой. Нам тогда было по 18. Можно сказать, желторотые птенцы. И взяли нас в Финляндию авансом. Помню, 13 августа занял первое место. После награждения  быстрее в гостиницу. А в коридоре номера увидел записку от Бубки с просьбой не беспокоить, так как он выступает завтра. Не стал его будить. Продремал всю ночь в ванной…      

— А не тянуло ли в баскетбол с вашим ростом – 2,05? 

— Были предложения. Однажды в шутку тренеры мадридского «Реала» приглашали…  Однако начал с легкой атлетики, так и остался в ней. Правда, одной высотой не ограничивался. Долго прыгал тройным, выполнил даже норматив кандидата в мастера спорта, любил шест, барьеры… Часто использовал на занятиях акробатику. И теперь мои ученики и в длину прыгают, и тройным, и барьеры преодолевают… Нужно давать детям разностороннюю подготовку. 

— И каковы успехи на тренерском поприще в Молодечно? 

— Передал перспективного парня в Минск известному белорусскому барьеристу Виктору Мясникову, подрастает хороший прыгун тройным. Есть на примете и прыгуны в высоту. Думаю, зарплату не зря получаю. Но очень сложно. Может, в столице легче, но в райцентре не хватает инвентаря, нет и должных условий для тренировок. 

Руководство нашей федерации снимает сливки. Завоевали девять медалей на чемпионате Европы. А сколько наград будет через три года или пять? Никто к нам из федерации не приезжает, нашими делами не интересуется.  У моих столько желания заниматься! Постоянно спрашивают: «Когда будут соревнования?» А что ответить? Вот паренек неплохо тройным прыгает. Но получится ли из него хороший атлет? Как проверить?  Главный экзамен и стимул для юных спортсменов – соревнования. Если бы в детстве не участвовал в многочисленных стартах, чемпион бы из меня не получился. Пусть ребята посостязаются в городе, с соседними районами. Помню, нам, юным победителям, вручали шиповки. Как тогда мы рвались тренироваться! Наш тренер Леонид Артемьев этим летом повез бегунов на турнир за свою зарплату.   Легкоатлетический манеж в Молодечно уже не отвечает требованиям. Когда его отремонтируют, неизвестно. Летом должны были открыть детский оздоровительный лагерь. Меня назначали его директором. Побыл на совещании в гороно. Дают копейки, а ответственность возлагают на миллионы. Но как можно работать эффективно, если нет надлежащей материальной основы? 

— А вы обращались к тем же руководителям федерации? Все же авторитет олимпийского чемпиона мог посодействовать. 

— Побывал там  и понял: бесполезно.  В нынешнем году белорусские юниоры на главных стартах выступили неважно. Бросать начатое в Молодечно дело не собираюсь. Мальчики и девочки верят в меня. И самому хочется что-то из них вылепить. 

— Но все же, живи вы в столице, внимания больше было бы?! 

 — Слава – штука не вечная. У каждого человека есть талант, пусть даже нереализованный. И выделять себя потому, что  прыгал тогда лучше всех, не хочу. Олимпийский чемпион  не свадебный генерал, нельзя кричать об этом на каждом углу. Меня не тянет к столичной суетливой жизни. Из истории легкой атлетики фамилию Авдеенко не выбросишь. Меня помнят в международной и европейской федерациях, приглашают на турниры. Уважают в Молодечно, в спортивной школе,  любят, надеюсь, ученики… Буду счастлив, если они пойдут по стопам своего наставника.   

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.66
Загрузка...
Новости