Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Я iмя тваё напiсаў на гранiце...

Неизвестные автографы Максима Танка

Неизвестные автографы Максима Танка


О Максиме Танке — тома исследований... Тем не менее не так давно был обнаружен его литературный сценарий художественного фильма «Буря над Нарочью», о чем мы написали в статье «О Буре, Граните и Танке» («СБ», 8.12.2007). Даже автор не смог при жизни его отыскать, а вот взяла и «всплыла» рукопись из архивного моря. Разумеется, не сама по себе, а с помощью ученых.


И вот — новая находка: в Москве обнаружились неизвестные автографы Максима Танка. Их передала в Народный архив, который создается по инициативе газеты «Советская Белоруссия», Марианна Федоровна Модорова.


У каждого уникального документа есть история, уходящая в глубь времен.


Эту историю мы начнем с 1942 года.


...Белорусские земли — под немецко–фашистской оккупацией. Но растерянность первых дней войны прошла, в республике организовывается подпольное и партизанское движение. Процессом управляют Центральный и Белорусский штабы партизанского движения. В Москву съезжаются знаменитые белорусы, от деда Талаша до Михася Лынькова. Действуют правительство республики, Союз писателей. О том времени свидетельствует картина художника Федора Модорова «Штаб белорусских партизан», которая сегодня хранится в Нижегородском государственном художественном музее. В 1946–м ее репродукция была опубликована в газете «Советская Белоруссия» под названием «Белорусские партизаны у начальника штаба партизанского движения генерал–лейтенанта П.К.Пономаренко». Но в послесталинские времена фигура Пономаренко, как и других «старых кадров», не была популярной, возможно, поэтому название поменяли. На картине, кроме Пономаренко, можно видеть Н.Королева, А.Бондаря, деда Талаша, В.Козлова, М.Шмырева (знаменитого Батьку Миная) — все они известные герои войны. Но давайте взглянем на еще один персонаж, который остался за кадром, — автора картины.


От иконописи — к соцарту


Федор Модоров родился в семье иконописцев, учился в иконописной школе братства Александра Невского. Поступил в 1909 году в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, но не смог его окончить, как утверждал, потому, что был слишком занят в иконописной мастерской. Учился в Казанской художественной школе, в 1914 году был принят в Академию художеств, где его учителем стал В.Маковский. Интересно, что в 1918 году Федор Модоров под руководством академика Грабаря принимал участие в реставрации Владимирской иконы Божьей Матери. Все это не помешало Модорову стать пламенным революционером и одним из основателей соцреализма в искусстве. Он рисует вождей советской власти и картины нового быта, заседания и съезды. Поэтому первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко приглашает знаменитого художника для создания большого исторического полотна «Народное собрание в Западной Белоруссии».


Модоров становится частым гостем в республике. А во время войны, сотрудничая с Центральным штабом партизанского движения, создает целую галерею портретов белорусских партизан и подпольщиков — И.Варвашени, П.Пономаренко, Батьки Миная (Шмырёва), В.Коржа, Р.Мачульского, В.Козлова и многих других, всего известно около 40 таких работ.


К сожалению, сегодня картины «партизанской» серии Модорова разбросаны по разным музеям. А местонахождение некоторых его картин и вовсе неизвестно. Например, полотно «Белорусские партизаны на приеме у Сталина», которое Модоров завершил в 1947 году. Конечно, понятно, почему картина оказалась где–то в запасниках...


Марианна, Мар’яна


В апреле 1942 года в управление делами ЦК Компартии Белоруссии в качестве технического секретаря приемной была принята дочь Модорова, красавица Марианна. Впоследствии она вспоминала о том времени: «Партизанские командиры самолетами доставлялись в столицу, а затем — сюда на совещания. Здесь самые храбрые и отчаянные бойцы получали за свои дела высокие награды Родины».


В то время с Марианной и встретился белорусский поэт Максим Танк. Он, как и многие другие литераторы и журналисты, часто бывал в ЦК. Марианне Федоровне тогда только исполнилось 18 лет. Забегая вперед, скажем, что после войны она окончила Щепкинское театральное училище, работала в филармониях Одессы и Владивостока, в 1947 г. вышла замуж за пережившего немецкий плен генерал–полковника Потапова. Все это время она хранила подаренные ей Максимом Танком автографы.


Познакомимся же поближе с раритетами.


Стихотворение, написанное на листочке из тетради в линейку, оставалось до сих пор неизвестным, автор его нигде не публиковал.


Мар’яне.

Апала зорка i на мiг

Здалося мне, што недзе ты,

Сярод сузор’я залатых

Мiльгнула у трыснiк густы.

Я ў човен кiнуў два вяслы,

Бярэма снасцяў рыбака

i, узняўшы ветразi, паплыў

Цябе i клiкаць, i шукаць.

Але, на гладзi вадзяной,

Аж па крутыя берагi,

Убачыў я перад сабой

Адны кругi, адны кругi...


Максiм Танк (здесь и далее — орфография оригиналов. — Прим. авт.)


Не было известно до сих пор и еще одно стихотворение, которое Максим Танк написал на шмуцтитуле книги Генриха Манна «Юность короля Генриха Четвертого» (1939 г., «Художественная литература», Москва). История этого автографа изложена в самом стихотворении:


Мар’яне.

Ты папрасiла напiсаць

Хоць пару слоў табе на памяць.

Ды словы ўсе агнём гараць:

На мармур кiнь — яго апаляць,

Як апалiлi сэрца мне...

А ты ўсё роўна не паверыш,

Што, нат i ў роднай старане,

Дзень без Цябе — днём будзе шэрым.

Я быў бы шчаслiў, калi б смеў,

Таксама не паверыць ў гэта

I твой чароўны, звонкi смех,

Калi смяялася з паэта.

Але вiдаць ўжо лёс такi:

Хто з песняй дружыць — дружыць з горам;

I там, дзе хвалi, чаўнакi —

ёсць мачты скрышаныя ў моры.


Максiм Танк

Масква 8.10.1942.


Два неизвестных стихотворения Максима Танка — это, согласитесь, уже событие. Но даже известные стихотворения могут вдруг получить новый контекст. Вот тоненькая книжечка — издание поэмы Максима Танка «Янук Сялiба», которое вышло в 1943 году в издательстве ЦК КП(б)Б «Савецкая Беларусь». А вот и автограф Максима Танка:


Мар’яне

Я iмя тваё напiсаў на гранiце,

дзе высяцца кручы, прыбрэжныя горы,

каб вечна яго азаралi зарнiцы

i песцiлi хвалi паўдзённага мора.

Я хмельную чару абвiў Тваiм iмем,

Каб вусны заўсёды яго цалавалi,

Калi запалае вiно залатымi

Праменнямi сонца ў празрыстым крышталi.

Разойдуцца хутка дарог каляiны...

I хто, апроч скалаў i хмельнае чары

Мне скажа ў далёкай, у роднай краiне,

Што знаў я цябе на яву, а не ў марах?


Масква, 7.12.1943 г.

Максiм Танк.


Это стихотворение было напечатано в 1945 году в сборнике «Праз вогненны небасхiл», потом вошло во 2–й том собрания сочинений поэта в 2006 году, но все эти публикации были без посвящения «Мар’яне». Теперь мы знаем, для кого Максим Танк писал это стихотворение... Кстати, обратите внимание на первую строчку — «Я iмя тваё напiсаў на гранiце». Дело в том, что в юности Максим Танк какое–то время подписывался «А.Гранiт». И этот факт по–особому «подсвечивает» образ.


Еще Марианна Федоровна передала в Народный архив машинописный вариант перевода стихотворения Максима Танка «Мать», сделанный русским поэтом Дмитрием Осиным. Вот отрывок из этого перевода:


«Седая мать перед лучиной

Всю ночь сорочку сыну шьет,

Узор — зарею соловьиной

В три цвета бережно ведет.

Ушел за Сож он в партизаны

Но день настанет — и домой

В сорочке этой вышиваной

Вернется к матери родной.

А может пуля след узорный

Свой смертный след в нее вплетет,

И кровь из раны, раны черной

На ней, как роза, зацветет...»

Штаб и санаторий


Следующие экспонаты хотя и не имеют отношения к Максиму Танку, но для истории Беларуси ценны. Это — фотография одного из организаторов и руководителей партизанского движения в годы Великой Отечественной войны на территории Могилевской области Петра Яхонтова и репродукция портрета начальника Белорусского штаба партизанского движения, секретаря ЦК Компартии Белоруссии Петра Калинина, написанного Ф.Модоровым. На оборотной стороне фотографии Петра Яхонтова надпись:


«Кристально–чистой девушке Марианне!

Москва — Днепр

Днепр — Москва, 1942/43 г.

П.Яхонтов».


Именно с портрета Яхонтова Ф.Модоров начал серию портретов партизан. Нужно упомянуть, что хранится у Марианны Федоровны и еще один раритет — альбом московского издательства «Искусство» «Партизаны Великой Отечественной войны. Портреты Ф.А.Модорова. Белоруссия. Брянские леса. Украина». В чем уникальность? Это — сигнальный экземпляр. А сам альбом в свет не вышел. Настало «холодное лето 53–го», некоторые портреты изымались из обращения. А поскольку без этих портретов еще недавно нельзя было представить ни одного солидного издания, наверное, альбом Модорова стал «непроходным».


Несколько лет назад в подмосковном санатории «Энергия» была торжественно открыта мемориальная доска в память о том, что на этой территории в годы войны действовал Белорусский штаб партизанского движения под руководством Петра Калинина. Каждый год здесь собираются ветераны, кладут венки к братской могиле воинов, умерших от ран в госпитале, который находился тут же... Приезжает сюда и Марианна Федоровна Модорова–Потапова. Вот только само здание штаба до сих пор находится в плачевном состоянии...


Автографы Максима Танка, еще молодого интеллигентного западнобелорусского хлопца, посвящающего романтические стихи дочери художника, редакция передала в Белорусский государственный архив–музей литературы и искусства. Акция «Создадим народный архив вместе!» продолжается. Если у вас хранятся документы, представляющие интерес для исследователей, вы можете передать раритеты на хранение в архив, где их изучат и, возможно, впишут новую страницу в историю страны, а мы отразим это на газетной полосе.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...