«Я бы хотел устроиться на работу...» Социальный репортаж из неблагополучных квартир Минска

Такие люди есть в каждом городе. Они днями пьют, нигде не работая. О них знают участковые и постоянно держат на контроле: проводят профилактические беседы. Если надо, отправляют подлечиться в ЛТП. Вместе с бывшим участковым инспектором Фрунзенского района, а ныне заместителем начальника ГОМ-3 Русланом Багуцким, мы навестили квартиры, жители которых давно не работают, чтобы понять, как они умудряются выживать в таких условиях и почему выбрали такой образ жизни. 



Эти адреса Багуцкий знает наизусть. За 12 лет работы участковым в районе он не раз навещал эти квартиры. В них его узнают и с энтузиазмом открывают двери. 



Первой встречаем пенсионерку Татьяну Марковну. Она узнает Багуцкого еще на улице и спешит поздороваться. При этом сетует, что сын все никак не может устроиться на работу. Заходим в гости. В зале на аккуратно застеленном диване смотрят телевизор ее сын и его друг.



50-летний Марат не работает уже полтора года. Хотя сам по образованию строитель и одно время успешно трудился. Татьяна Марковна все не может понять, почему сын не работает, а лишь живет за счет ее зарплаты. Говорит, что сама всю жизнь проработала на одном из минских предприятий и не оставляла работу даже спустя 10 лет после выхода на пенсию. Друг Марата, 39-летний Виктор, работает в России. Говорит, что трудится две недели через две барменом в одном из малых городов. Зарплата не сильно устраивает. Мечтает работать водителем погрузчика. Даже нашел курсы, на которых могут этому обучить. Но практику на них не дают. Ее можно получить на предприятии. Однако и там на работу берут лишь тех, у кого есть как минимум один год другого стажа. А где ж ему взяться? К разговору подключается Марат. Говорит, что вроде как нашел какое-то предложение «у китайцев»: «В «Великий камень» на работу зовут. Говорят, там легко устроиться».

Татьяна Марковна пожимает плечами и неуверенно смотрит на Багуцкого. У Марата проблема с рукой — когда-то была серьезная травма, и сегодня пройти медкомиссию он может далеко не на каждую работу. Может быть, в «Великом камне» ему повезет. 



В следующей квартире нас встречают оптимистичные 50-летний Игорь и его сожительница Татьяна. Они рады увидеть Багуцкого. Слышали, что он больше не работает участковым в их районе. 

«Руслан Ростиславович, ну, может, хоть вы повлияйте! Позвоните там кому-нибудь», — упрашивают они милиционера. Говорят, уже не раз ездили в местный центр занятости, но вакансий для них нет. Игорь уверяет, что уже ходил и на прошлое свое место работы, но там также дали от ворот поворот: даже вакансии дворников или сторожей заняты. То же самое говорят и в территориальном центре занятости. Пока беседуем о работе, в углу тихонько смотрит телевизор пожилая женщина после инсульта. Ее пенсия, считай, единственный доход этой квартиры. При этом около 150 рублей они отдают на оплату коммунальных услуг: в свое время владелец квартиры не приватизировал ее — и теперь она перешла в разряд коммерческого жилья. Отсюда и такие большие суммы. 



«Да я уже не могу дома сидеть, — в сердцах восклицает Игорь. — Мне бы хоть куда, лишь бы хату оплачивать». Под эти разговоры из кухни выходит притаившийся друг семьи. Ситуация с работой у него точно такая же. Правда, говорит, слышал, что до 1 мая обещали всех трудоустроить, и с надеждой смотрит на Багуцкого.



По третьему адресу нас встречает Олег. Правда, открыть дверь он сразу не смог. И не потому, что в ней нет ручки и замка. А потому, что она не висит, а стоит, прислонившись к стенке.



Олег не сразу пускает нас к себе. Сначала пугается вспышек фотоаппарата. Но со временем привыкает. В квартире — бардак и грязь. Ее можно было бы назвать типичным притоном, если бы не рассада перцев на окне и книга про Анжелику и короля на столе.



Олег не работает уже давно. Уверяет Багуцкого, что у него украли все документы. Осталась только корочка работника Большого театра оперы и балета, которую он получил давно. В то время когда работал там обувным мастером. По его словам, за свою жизнь он сделал не одну пару обуви для чиновников высокого и очень высокого ранга. Его модели туфель не раз выигрывали золотую Амфору. Был заслуженным работником. А теперь уже не первый год без работы. По словам Багуцкого, Олег — тихий алкоголик. Он не устраивает пьянки-гулянки, на него почти никогда не вызывают милицию соседи. 



«Я бы хотел устроиться на работу... Но куда? В мастерскую по ремонту обуви что ли? После того, как я делал обувь знаменитым людям?», — слава прошлых лет явно не дает ему покоя.



Багуцкий говорит, что все эти люди уже давно без работы. Кому-то не хватает желания трудоустроиться, кому-то физических возможностей. Милиционер в свое время помогал им как мог. Сейчас вместо него это делает другой сотрудник. Но Багуцкий уверен, что помощь милиции в этом деле не главное. Главное все же желание самих людей. А с этим у многих есть сложности. 

1/
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Александр,Карелия
И что эти люди регулярно по воскресеньям ходят на митинги?
Может за этих гордых граждан, дорожащих своей свободой и правом на отдых, бьются на митингах работающие граждане мечтающие перейти в разряд "отдыхающих"?
Не верю! Надо об этом смело разговаривать с протестующими, лучше, конечно, в студии, чтобы бал порядок, а не крик. Пусть выкладывают аргументы.
Как человек живёт без средств, на что покупает продукты, как оплачивает жильё.
Если на Западе, кто-то живёт в картонных коробках, может это расплата за свободу от работы?
Провинциал
Этих безработных ещё можно куда - то пристроить, не совсем пропащие, а есть же те, кто уже отвык от трудовой дисциплины, у которых руки трясутся и ноги подкашиваются после перепоя. Их как приобщить к труду?  
Сафонов Анатолий
Александр,Карелия, Да, Александр, те, кто ходит на митинги, об этих (как и остальных) людях думают меньше всего... Они думают лишь о власти и не факт, что когда они придут к власти, будет лучше...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?