Народная газета

Взять и не отдать

«В 2000 долларов обошлась только подача иска». Кто, как и зачем продает долги в интернете?

Что делать, если на руках расписка, а должник не возвращает деньги в срок? Закон дает четкий алгоритм действий. Однако есть и другой путь. В интернете сегодня можно найти немало объявлений о продаже долгов — причем уступать их отчаявшиеся кредиторы порой готовы за сумму в два раза меньше той, что указана в расписке. Находятся ли покупатели? И не стоят ли за этим новые схемы развода?

Коллаж Олега Попова

Кредит под доверие

Попасть в крутой вихрь денежного круговорота может любой. Одалживать и брать взаймы — дело ведь привычное. Разнятся лишь масштабы: одни оформляют кредит на покупку квартиры, другие “перехватывают” у коллег десятку до зарплаты, третьи пишут расписку друзьям за долг на дело всей жизни. Но не зря ведь говорится: берешь чужие деньги, а возвращать приходится свои. И это порождает порой весьма драматичные коллизии.

Дать взаймы крупную сумму 35-летнюю минчанку Марину убедила парикмахер, с которой та дружила более десяти лет. Однажды во время стрижки мастер сокровенно поделилась: мол, есть у меня очень влиятельная клиентка, большая чиновница. Нужно ей помочь достроить квартиру. В накладе не останешься — она отблагодарит, поможет с трудоустройством. Марина вспоминает:

— Это меня и подкупило. Я учитель, работаю в школе. Парикмахер сказала: сможешь выбрать любое учреждение образования, какое только захочешь, вырвешься из школы, заживешь другой жизнью. Мы созвонились с этой якобы чиновницей и договорились о встрече.

У Марины было 50 тысяч долларов — они достались от мамы, продавшей загородный дом. За год “чиновнице” удалось вытянуть все эти сбережения: сначала — 20 тысяч на строительство квартиры, потом еще 20 тысяч — чтобы рассчитаться по банковским кредитам. За последними 8 тысячами сама она приехать не смогла и отправила подругу, та оформила расписку на себя. Так что фактически у Марины сейчас две должницы. И с обеими дело движется туго:

— Первое время я пыталась решить вопрос уговорами. К слову, квартиры, как оказалось, никакой и не было, а с трудоустройством она поначалу кормила меня “завтраками”, а потом и вовсе замолкла. Когда я поняла, что по-хорошему вернуть ничего не удастся, поехала к ней на работу. Оказалось, она не чиновница, а завхоз в одном из спортивных учреждений. Я пошла к директору. Он рассказал, что я не одна такая, и посоветовал быстрее идти в суд: завхоз собирается в ближайшее время махнуть за границу.  Я собрала остатки сбережений, чтобы оплатить судебную пошлину, которая в моем случае — 2 тысячи долларов, и скорее подала иск.

С мертвой точки дело сдвинулось лишь в прошлом году. Стали поступать выплаты. Но по сравнению с суммой долга — это копейки:

— В общей сложности она мне теперь должна 42 тысячи долларов. Сейчас я получаю половину ее зарплаты — это около 300—400 рублей и 20% пенсии — 30 рублей. А ей уже под 60 лет.

Марина обращалась в милицию с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества. Но, как оказалось, из пострадавших — одна она. Деньгами Марины женщина закрыла долги помельче: перед четырьмя банками и коллегами.

Со второй должницей история еще печальнее. Из имущества — машина, но где она, неизвестно. После описи того, что нашлось дома, выручить удалось пару сотен рублей. Из доходов высчитывать нечего: работает по несколько месяцев, а затем увольняется. Когда данные приходят исполнителям, она уже числится безработной. Марина говорит, что с радостью избавилась бы от этого долга. Собственно, соответствующее объявление женщина и разместила на одном из форумов.



Отдам недаром

“Долг 7000 долларов. Отдам за 3500”,  “Продам долг по алиментам. 10 000 долларов”, “Продам долг физлица 20 000 долларов за 50%. Был договор займа, дело в ОПИ, результата нет” — на тематических форумах и торговых площадках найти подобные предложения труда не составляет. И за каждым — своя история. У жителя Гродно Евгения — целый ворох расписок на общую сумму около 10 тысяч рублей. Отдать готов всего за 2 тысячи “живых” денег. Откуда набралось столько “векселей”? Продавец признается:

— Помните, был бум быстрых займов? У меня имелись свободные деньги, решил немного подзаработать. Поначалу одалживал только знакомым и дела шли неплохо, получалось выгоднее, чем хранить на депозите. Потом стали обращаться знакомые знакомых, пошли невыплаты... В общем, я лавочку прикрыл. А долги так и остались, времени ими заниматься не было и нет. Думаю, может хоть что-то выручить получится без судебных тягот.

Борисовчанка Александра охотно со мной беседует по телефону: она срочно продает за 80% расписку на 2 тысячи долларов:

— Должница — моя коллега. Бухгалтер, получает хорошую зарплату, есть имущество. Через месяц должна начать возврат, еще и 200 долларов сверху. Продаю лишь потому, что переезжаю за границу, деньги нужны очень срочно.

Эксперимента ради тоже размещаю объявление — мол, хочу “продать”  расписку за полцены. Кто они, потенциальные покупатели? Подобных объявлений едва ли нашла с десяток. И примерно треть из них — неактуальны, по указанным номерам абоненты недоступны. А более детальный анализ показал: это телефоны ранее скандально известных юридических фирм, оказывающих услуги по работе с должниками нашим мобильным операторам.

По одному из объявлений трубку снял адвокат — расписки не покупает, но может помочь с обращением в суд. Правда, расходы кредитору предстоят солидные:

— Могу дать подробную консультацию, а там вы уже сами решите, какие услуги вам нужны. Консультация стоит 50 рублей за час. Если решите обращаться в суд, составление иска — от 70 до 150 рублей. Представление ваших интересов в суде — один день — 250 рублей. Есть услуга сопровождения исполнительного производства. Здесь можно оговаривать позитивный результат — при возврате денег оплачивается процент и небольшая сумма за ведение, от 150 до 250 рублей.

Еще один звонок — на другом конце провода мужчина, судя по голосу, в возрасте. Перехожу сразу к делу: хочу продать долг.

— Что за долг? Давайте конкретнее.

Неужели удача? Говорю: расписка на 3 тысячи рублей от знакомого. Собеседник перебивает:

— Работаем только с юрлицами.

— В моем случае очень велика вероятность возврата, — не успокаиваюсь я.

— Долги граждан нерентабельны, оттого и не работаем. Можем оказать только юридическую помощь. Подъезжайте в офис, объясните ситуацию, и мы подскажем перспективы. За возврат берем 25% от расписки.

К слову, продажа обязательств фирмы — дело куда более распространенное, чем в случае с гражданами. Собственно, такой вид бизнеса существует почти во всем мире: предприятию выгоднее избавиться от зависшей дебиторки, пусть и со скидкой, а у коллекторов больше шансов заработать на таком долге. А вот оборот расписок между физлицами — скорее, дело частного порядка. Даже на специализированных российских и украинских ресурсах по торговле долгами такие предложения хотя и встречаются, но нечасто, да и они не пользуются спросом.

Нахожу и такое объявление: “Поможем в возврате долга. Успех гарантируем. Убедим должника в необходимости скорейшего возврата средств. Работаем по всей России, возможен выезд за пределы страны”.  Интересуюсь, какими методами будут “убеждать” должника и в чем заключается гарантия возврата? Ответ по интернету приходит от некоего Мурада Алиева:

— Методы мы с вами оговорим при встрече. Вариантов много, перед тем как что-то предлагать, нам нужно будет изучить информацию о человеке — семья, род деятельности и так далее. Тогда сможем подобрать наиболее убедительный ход. Кому-то достаточно пары личных бесед возле дома.

Оплата: 20% суммы долга, но половину — предоплатой.

Закон перехода наличности

Механизм возврата долга законодательством оговорен четко. Но есть нюансы, которые нужно продумать заранее. Адвокат адвокатского бюро “ДЕ ЮРЕ КОНСАЛТ” Елена Шамко объясняет:

— Еще перед тем, как давать деньги в долг, я рекомендую собрать как можно больше информации о человеке. Например, зарегистрировано ли за ним какое-либо недвижимое имущество или транспортные средства, состоит ли он в браке, как зарабатывает — работает официально или, например, ездит на заработки за границу. Иными словами, заранее нужно понять, за счет чего долг удастся погасить.

Договор займа между физическими лицами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает 10 базовых величин (сейчас это 245 рублей). Но письменную форму лучше соблюдать в любом случае. В подтверждение договора займа и его условий может быть составлена расписка или иной документ, который подтвердит передачу денег. Для кредитора это гарантия юридической защиты, поскольку несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение заключения договора займа на свидетельские показания, объясняет эксперт:

— Оформлять договор займа можно в простой письменной форме. Но лучше обратиться к нотариусу и удостоверить его нотариально. Тогда процедура взыскания долга будет проще: во-первых, сроки по выдаче исполнительной надписи нотариусом существенно короче (один день), во-вторых, меньше расходов — уплачивается только нотариальный тариф, а когда договор займа составлен в простой письменной форме, то для взыскания долга нужно будет обращаться в суд и оплачивать пошлину — 5% от суммы, которую просит взыскать кредитор.

Впрочем, если долг не возвращается, нет необходимости сразу бежать в суд. Первым делом нужно поговорить с должником и выяснить причины. Беседы порой оказывается достаточно, если провести ее правильно. Генеральный директор консалтинговой компании “Коучинг-центр”, психолог, психотерапевт Михаил Дернаковский объясняет:

— Какую стратегию выбрать, зависит от множества факторов. Возьмем классический вариант. Первый этап — выяснить причину невозврата и попытаться договориться. Отсрочка, рассрочка, а иногда, возможно, есть смысл рассмотреть вариант о бартере. Если договоренность снова нарушена, остается работать с эмоциями — человеку должно быть либо страшно, либо стыдно, либо невыгодно не возвращать долг. Так что первое — это максимально пристыдить. Второе — объяснить, почему выгоднее рассчитаться. И тут дело не только в деньгах, человек ведь рушит отношения, а это контакты, связи. Третье — страх. Но устрашение работает не всегда: бывает, оно вызывает лишь агрессию и раздражение, результат в итоге нулевой. Есть всевозможные манипулятивные техники, к которым прибегают в том числе не совсем добросовестные коллекторы. К примеру, когда ситуацию начинают описывать иносказательно, напрямую не угрожают, но делают намеки в духе: “Знаете, а ведь должники сталкиваются с разными проблемами”.

Можно прибегнуть и к юридическим методам: иногда на должников действует письменное требование — претензия, говорит Елена Шамко:

— В претензии рекомендую привести конкретные расчеты и указать суммы, которые будут взысканы судом: штрафные санкции, проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, проценты за пользование займом. А также указать суммы расходов на юридическую помощь. Тогда некоторые должники, понимая, что дело серьезное, гасят долги до обращения в суд. А бывает, должник приходит в суд уже с деньгами.

Если в добровольном порядке долг не возвращен, суд выносит решение и выдает исполнительный документ, на основании которого возбуждается исполнительное производство. Далее с долгом работает судебный исполнитель: он получает информацию о том, есть ли в собственности у должника какое-либо недвижимое имущество, транспорт, есть ли официальный источник доходов. Для возврата долга судебный исполнитель вправе наложить арест на наличные денежные средства или иное имущество должника, находящееся у него или третьих лиц, на счетах, во вкладах или на хранении в банках, а также описать или изъять имущество должника.

Другой вопрос, что делать, если человек гол как сокол — ни имущества, ни счета в банке, ни солидного дохода? Варианты есть, но и они не всегда работают, объясняет адвокат Елена Шамко:

— В таком случае можно обратить внимание судебного исполнителя на имущество супругов: имущество, нажитое в период брака, является общей совместной собственностью супругов. Если должник холост или у супруга ничего нет, можно обратить внимание на других родственников. Например, у близких родственников должника в собственности по несколько квартир или транспортных средств, но при этом соответствующего дохода у них нет. В качестве исключительных мер по обеспечению возврата долга по решению суда могут применяться временное ограничение права должника на выезд из страны, ограничение права на управление механическими транспортными средствами и моторными маломерными судами, ограничение права на охоту и ограничение должника в посещении игорных заведений. Но не на всех это действует.

Бывает, возврат крупной суммы законным путем рискует растянуться на десятилетия. Адвокат приводит такой пример:

— Пенсионер одолжил сумму, сравнимую со стоимостью квартиры в Минске. Деньги не отдает, говорит, их нет. Куда потратил — установить невозможно. Пенсию получает, дома все без излишеств. В результате ежемесячно из его пенсии удерживаются очень скромные суммы и перечисляются для погашения огромного долга.


Что в таком случае делать кредитору — вопрос открытый. Понять тех, кто пытается продать почти безнадежные расписки, можно. К слову, делать это закон не запрещает — правда, юридически это называется иначе, говорит Елена Шамко:

— Можно уступить право требования — это когда вы передаете другому лицу право требовать ваш долг.

Опыт дорогого стоит

Марина, отдавшая “чиновнице” и ее подруге 50 тысяч долларов, говорит, что после объявления о продаже долга на нее вышли несколько по-боевому настроенных субъектов:

— Звонили, рассказывали, что им уже приходилось решать такие вопросы. Описывали методы. Спалить машину, в лес вывезти — в общем, какой-то криминал, я категорически против такого, отказалась сразу. Был еще парень. Мы общались примерно месяц, он помогал, подсказал, как заявление в милицию написать. А потом приехал и говорит — я нашел очень крутых ребят, они обещают 100%-ный возврат долга. Но им нужно заплатить 10 тысяч долларов.

Исход долгих переговоров: Марина давать предоплату отказалась, а парень, когда понял, что дело не выгорит, быстро исчез. Женщина говорит:

— Я с ним разговаривала и думала: вот что мне так везет на всяких разводил? Делюсь своей историей в надежде, что на моем примере кто-то научится. Я неправильно распорядилась деньгами,  и пусть другим это послужит уроком. И хотя мне говорят, что мой случай бесперспективный, я продолжаю бороться.

ИГРА НА ВЫБИВАНИЕ

• В прошлом году на скамье подсудимых оказалась банда вымогателей из Марьиной Горки. Долги они выбивали классическими для криминального мира методами — угрожали убийством, вывозили на кладбище копать могилу.



• Недавний случай: в Витебске задержали  мужчину, согласился помочь земляку в возврате крупной суммы и стал “прессовать” должника. Мера оказалась эффективной: тот испугался и начал возвращать деньги. Правда, до кредитора они так и не дошли — тогда-то потерпевший отправился в милицию.

• Бизнес на долгах вел житель Кричева. Помимо целого арсенала оружия, оперативники обнаружили у него ворох расписок. К тем, кто платить не хотел, кричевчанин применял силовые методы.

Нужны ли нам коллекторы?

Пару лет назад громкая история произошла в Минске. Клиентка одного мобильного оператора выложила в интернет запись разговора с “коллектором”: чтобы разобраться с долгом в 327 тысяч неденоминированных рублей, к женщине обещали выслать “мобильную группу”. В оценках должницы на том конце провода не сдерживались: “вы необразованное позорище”, “не соображаете ничего”. Тогда сотрудницу фирмы за хамское поведение уволили. Но неприятные истории происходят и сейчас. Форумы пестрят сообщениями о том, что коллекторы донимают звонками, угрожают должникам тюрьмой и лишением  родительских прав. С хамством и угрозами столкнулся и могилевчанин Кирилл, у которого скопился долг по рассрочке мобильному оператору около 100 рублей:

— Я работал за границей и не мог рассчитаться. После приезда домой стали названивать коллекторы. В последнем звонке сказали: не верну долг через три дня — в милицию напишут заявление о мошенничестве.

В Министерстве юстиции держат ситуацию на контроле. Правда, с жалобами в ведомство обращаются немногие. Ирина Целиковец,  начальник управления адвокатуры и лицензирования юридической деятельности Министерства юстиции, говорит:

— В настоящее время Министерство юстиции располагает единичными фактами обращений граждан о деятельности в нарушение требований законодательства о лицензировании юридических услуг лиц, имеющих специальные разрешения (лицензии) и оказывающих юридические услуги, в том числе по взысканию с должников задолженности, включая досудебную работу, сопровождение исполнения решений судов и иных юрисдикционных органов. По результатам рассмотрения материалов проведенных проверок по жалобам в отношении юридических лиц, занимающихся деятельностью по оказанию юридических услуг, Министерством юстиции были установлены факты нарушений лицензиатами требований законодательства, в связи с чем вынесены предписания об устранении нарушений.

В центре внимания снова оказались “выбиватели” долгов мобильных операторов. По заключенному договору юрфирмы направляли должникам СМС-сообщения, письменные уведомления и осуществляли автоинформирование по номеру домашнего телефона. При этом  в этих уведомлениях содержалась негативная оценка действий должников, указывалось на возможные финансовые потери и перспективы привлечения к уголовной ответственности, рассказала Ирина Целиковец:

— Это недопустимые методы воздействия. Лица, оказывающие юридические услуги на территории Беларуси, обязаны действовать в соответствии с законодательством и руководствоваться общепринятыми нормами морали, заботиться о престиже профессии и повышении ее общественного статуса, что определено Правилами профессиональной этики лиц, осуществляющих деятельность по оказанию юридических услуг, соблюдение которых является одним из требований и условий, предъявляемых к лицензиатам.

Стоит ли создавать институт коллекторства? Ирина Целиковец говорит:

— Эта тема поднимается давно, но необходимость в таких услугах представляется сомнительной. Во-первых, для этого потребуется нормативное закрепление, регламентация такого вида деятельности. Во-вторых, полномочия, которыми сегодня наделены судебные исполнители, вряд ли получат подобного рода организации. В-третьих — у нас уже есть орган, выполняющий функцию взыскания долгов, и мы не видим необходимости в их дублировании.

Борис Лев, управляющий партнер адвокатского бюро “Лев, Шерстнев и партнеры”, согласен с тем, что выделять коллекторскую деятельность в отдельное направление сегодня нет смысла:

— Что такое коллекторский рынок? По сути дела, под этим понимается типовая работа с массовыми долгами. Как правило, это звонки, сообщения, автоинформаторы. Никто не запрещает это делать уже сейчас, но в рамках законодательства. Требуются ли здесь отдельные нормы? Я пока не вижу в этом необходимости.

— Как быть с фирмами, сотрудники которых по-хамски общаются с должниками? Учат ли у нас где-нибудь коллекторству?

— Это проблема договорных отношений. Фирма, которая заказывает такие услуги, должна четко регламентировать процесс общения с ее должниками. Если она этого не делает, то, вероятно, сознательно, не возражая, чтобы было лишнее психологическое давление. Что касается обучения, то системного нет, но есть специальные семинары.

— Насколько в целом эффективна наша нынешняя система взыскания долгов?

— Она достаточно эффективна, но если говорить о том, чтобы развивался рынок покупки долгов, то его пока нет. Хотя уже появляются нормативные акты в этом направлении. Например, подписан указ о возможности покупки долгов банков с дисконтом. Во всем мире долги являются предметом сделок.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...