Взял в руки «Ромашку» – душа нараспашку!

ХОТЬ сельский артист, он же по совместительству художественный руководитель Великодолецкого СДК, считал, что одному достойный концерт сделать невозможно, совсем недавно случилось в его жизни и такое. Петр устроил настолько великолепное виртуозное представление, что даже в местной газете рассказали об этом. «В моей машине всегда лежит гармошка. В тот день ехал из Витебска. А бабушку положили в больницу. Захожу к ней в отделение, а она уже доложила соседям по палате: «Приедет внук. Артист. Играет на гармошке». Не успел даже спросить: «Бабушка, как дела? Как здоровье?», как она с порога: «Иди за гармошкой!» В палату набилось людей, собралось все терапевтическое отделение! Ну и получился полноценный концерт. Я и в образы входил, юморески и монологи читал, песни с припевками исполнял. Больные даже капельницы срывали и шли на представление», — вспоминает, улыбаясь, Петр АЛЕКСЕЕНОК.

Заведующий автоклубом отдела культуры Ушачского райисполкома Петр Алексеенок поет, танцует, на гармошке играет. И даже валенки валяет

ХОТЬ сельский артист, он же по совместительству художественный руководитель Великодолецкого СДК, считал, что одному достойный концерт сделать невозможно, совсем недавно случилось в его жизни и такое. Петр устроил настолько великолепное виртуозное представление, что даже в местной газете рассказали об этом. «В моей машине всегда лежит гармошка. В тот день ехал из Витебска. А бабушку положили в больницу. Захожу к ней в отделение, а она уже доложила соседям по палате: «Приедет внук. Артист. Играет на гармошке». Не успел даже спросить: «Бабушка, как дела? Как здоровье?», как она с порога: «Иди за гармошкой!» В палату набилось людей, собралось все терапевтическое отделение! Ну и получился полноценный концерт. Я и в образы входил, юморески и монологи читал, песни с припевками исполнял. Больные даже капельницы срывали и шли на представление», — вспоминает, улыбаясь, Петр АЛЕКСЕЕНОК.

«Модная зимняя обувка у мастера — блеск…»

На самородка не нарадуются в районе. Парню в сентябре 2012 года доверили руководство автоклубом. А до этого он был и остается художественным руководителем Великодолецкого СДК, где радуют народ своим творчеством восемь коллективов: драматические, «побытавых» танцев, народной песни и другие. Три из них возглавляет непосредственно Петр.

В данном случае как нельзя кстати подходит известное выражение: где родился, там и пригодился. Петр — из деревни Косари, что в тридцати километрах от райцентра. Кажется, совсем недавно, в 2008 году, после окончания школы поступил на заочное отделение в Витебский колледж культуры и искусств, тогда еще училище. У Алексеенка есть сестра-двойняшка, родителям было не по карману отправить на учебу сразу двоих детей. И парень повел себя по-джентльменски: «Сестра поступила в Витебский медколледж на платное отделение. И у меня просто не было выбора, как сразу пойти работать… Еще есть старший брат. А мама — начальник отделения почтовой связи в Косарях, папа — почтальон».

Петр Алексеенок живет — не тужит, и даже Мельпомене служит в родных местах. Из Косарей им проложен ежедневный маршрут. С утра молодой культработник торопится на работу аж за тридцать километров — в Ушачи. А в Великие Дольцы попадает из райцентра уже на обратном пути. Этот населенный пункт разместился в десяти километрах от родных Косарей.

— До семнадцати часов тружусь в Ушачах, а с шести до девяти вечера — в Великодолецком СДК. Сначала на занятия приходят дети, позже — взрослые. И, бывает, настолько увлечемся, что никто не смотрит, что мое рабочее время уже вышло. А приезжаю домой, силы меня не покидают. Еще дома валяю валенки! — сообщает Петр.

Старинному ремеслу непоседливого и любознательного парня обучил сосед.

— Заглянул как-то к нему, а он валяет валенки. Я заинтересовался, пристал: «Дед, что это такое? Ну, покажи, расскажи». Он как бы отмахнулся: «Как будто ты делать будешь». А я достал шерсть в Миорском районе. Съездил в Бешенковичи — почесал ее. Привел домой деда-соседа, и он мне показал все премудрости. На следующий день не терпелось заняться делом. Дедушку не звал, сам взялся за валяние. Понятно, не всю науку запомнил. Не получалось. Снова ходил на поклон: «Дед, помоги». Он пришел. Посмотрел, что мне интересно, и, уходя, сказал отцу: «Петя валять сможет». И вот уже два года делаю валенки. В нашем Ушачском районе есть и другие мастера, которые умеют валять зимнюю обувь. Но им уже лет по восемьдесят.

Сначала Петр валял модную шерстяную обувку родным, а с осени прошлого года начал ее продавать. На счету у него уже тридцать пар валенок.

— Это мало, за сезон можно больше свалять, — скромничает Петр Алексеенок. — Первые мои валенки жалко было продавать. Сваляю. Стоят. Любуюсь. Сваляю другие — поставлю рядом. И так собралось четыре пары… И тут вышло, что просто необходимо было купить колеса для машины. На рынке простоял где-то минут десять, не больше. Все четыре пары ушли нарасхват.

А еще умелец-энтузиаст увлекается плетением корзин из сосновой щепы.

— Когда-то в школе побывал на экскурсии в Мирском замке. И там мастера продавали корзинки. Меня так впечатлили эти изделия! Родной дедушка плел корзинки, но самые обыкновенные. А к тому времени, когда я подрос и стал их мастерить, он уже умер. Но сосед тоже их делал… Я свои корзинки не продавал, а только дарил. Когда, например, проводили праздники деревень. Сделаю и как сувенирчик вручу тому же старейшине.

«Мой хлеб — моя музыкальная подруга…»

С любовью берет в руки Петр Алексеенок гармошку с поэтическим названием «Ромашка»: «Вот — мой хлеб. Эту гармошку мне подарили давно. Я не умел играть, но мне так нравилось слушать музыкантов, когда с родителями ходили на свадьбы. Хотя бы из дверей посмотреть, как играют! И всю свадьбу отсижу, как приклеенный, возле гармошки. Не могу сказать, что кто-то меня научил, показал, как управляться с народным инструментом. Хоть отец немного играет. Но когда я к нему обращался: «Папа, покажи», то слышал в ответ: «Некогда мне, некогда». Самородок? Наверное. Дедушка мой тоже играл. Его гармошка дома стоит как память. Но он не успел меня научить».

Когда музыкальный инструмент покорился Петру, он стал желанным гостем на сельских «вяселлях», проводах в армию, юбилеях. Деревенский артист не только мастерски владеет гармошкой, но и поет. В его репертуаре — песни периода до 80-х годов. Поясняет: «Эти музыкальные произведения хорошо воспринимаются нашей публикой». Его самое любимое музыкальное голосовое произведение — как и название обожаемого инструмента, из репертуара Николая Гнатюка «Ромашка белая»: «Хороши цветы весной, я люблю их день-деньской. Я смотрю во все глаза, ах какая красота. Ромашка белая, лепесточки нежные. Мне дороже всех цветов, ведь она моя любовь…»

Когда Петр шел играть на первую свадьбу, спросил у мудрой бабушки: «Ты много прожила. Ну, скажи, как людей за душу взять?» — «Маршем». — «А когда спросят, сколько заплатить?» — «Отвечай: «Ваша ласка».

— С того дня так и живу: где бы ни был, никогда не устанавливаю цену. Я ж играю для людей, а не для того, чтобы заработать, мне просто нравится, — признается он.

А между тем покорилась

 «Ромашка» с седьмого класса — играет на гармони с 2004 года. Дома у Петра Алексеенка вся секция заставлена музыкальными инструментами. В коллекции пять гармошек, четыре баяна и аккордеон.

— На аккордеоне играть не умею, но держу. Просто люди выбрасывали музыкальные инструменты, и мне их было жалко. Забирал себе. Сначала не умел чинить, привозил в Дом культуры, в музыкальную школу. Преподаватели помогали. Потом сам разобрался, как их наладить. По очереди играю на своих музыкальных инструментах. На каждую свадьбу и репетицию беру новую гармошку. А первая откуда появилась? Как сейчас помню: на лошадке поехали к родственникам сажать картошку. Смотрю, а у них на шкафу стоит «Ромашка». Я: «Папка, гармошка! Папка, гармошка!» У отца была большая — «Беларусь», а я-то сам малый. Отец попросил родственников: «Дайте хотя бы попробовать. Неделю Петя поиграет, а ничего не получится — назад привезу гармонь». Дня три меха без толку растягивал. Выгоняли даже из дома… Но в результате удалось! Тогда родственники сказали: «Гармонь дарим Петру!»

А позже я с отличием окончил музыкальную школу по ускоренной программе.

Пляши, пляши!

Танцевал Петр чуть ли не с первого класса. Вальс, польку. Тренировался сначала дома со шваброй, веником. Мама, бабушка что-то подсказывали.

А когда повзрослел, искал людей, которые играли именно старинные танцы, чтобы перенять.

— Один из таких — Петр Васильевич Клочок. А народным танцам учила наша заведующая клубом. Она пригласит людей в возрасте. Они ей покажут, а потом она нас научит. Умею и наигрывать, и плясать двадцать два старинных танца — «Краковяк», «Суббота», «Лысый», «Нареченька», кадриль, польку-бабочку, «Месяц». И наш местный танец — косорскую «Сербиянку». Когда стал ездить по республиканским, областным, районным конкурсам творчества детей и молодежи, прислушиваться к музыке, то понял: у других «Сербиянка» называется «Ойра».

Праздник в честь колодца

Возглавив автоклуб, Петр, как всегда, с энтузиазмом взялся за новое дело. В его друзьях немало руководителей сельских учреждений культуры района. Вокруг него быстро сформировалась дружная команда, в которой каждый может участвовать в сценках, блеснуть вокальными данными.

В сентябре сельский артист только приступил к работе в новой должности, а к Новому году уже удивил: организовал 24 выезда автоклуба. Даже в соседнем районе — Миорском — побывали. В январе решили нагрянуть в Докшицкий.

— Петр, вы, наверное, совсем не отдыхаете? — спрашиваю.

— Дома говорят, что пока молодой, то не чувствуется усталости. Не знаю, я не устаю, — отвечает собеседник.

Кстати, он активно участвует и в спектаклях.

— Ездим с постановками по району. И «Збянтэжанага Саўку», и «Паўлінку» ставили. Всех ролей не вспомнишь! Когда подготовили спектакль «Збянтэжаны Саўка», об этом узнала наша Плинская школа: «А вы не могли бы приехать?» — «Пожалуйста».

Еще задумал Петр устроить новый праздник: «В деревнях, особенно отдаленных, колонок нет. Откуда вода? Так что мы должны чествовать и ее. Хочу провести праздник колодца. Надо только начать, а потом еще где-нибудь покажем. Может, и в традицию войдет. И вместе с праздником деревни будем отмечать праздник колодца. Выездные же концерты идут из года в год, а хочется чего-то необычного».

Петр на достигнутом не желает останавливаться. Стремится получить высшее образование. Задумок у него много.

— Чего еще хочется? Гармонь желаю приобрести хорошую. Хочется и в Витебскую ветеринарную академию поступить, и в университет культуры. Можно было остановиться и на валенках, больше ничего не делать. Но когда я освоил гармонь, то в училище пошел на другую специальность — режиссуру народных обрядов и праздников. Всегда интересует что-то новое, — делится планами неугомонный Петр Алексеенок.

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости