Авиаинженер Александр Чайчиц — о том, как в стране удалось с нуля создать собственное производство беспилотников

Взмах крыльев дрона своего

Еще двадцать лет назад о собственных беспилотниках у нас никто и не мечтал. Потом появилась государственная программа по созданию беспилотных авиационных комплексов белорусского производства. Амбициозный и масштабный проект поначалу вызывал у скептиков лишь иронию. Спустя десять лет с момента начала активной работы в этом направлении результаты впечатляют: в ГП «Научно-производственный центр многофункциональных беспилотных комплексов» Академии наук разрабатывают и производят беспилотные авиационные комплексы разного типа. Большинство из них экспортируются в Россию, Туркменистан, Вьетнам и другие страны. Авиаинженер с многолетним опытом Александр Чайчиц — один из тех, кто приложил руку к созданию в нашей стране собственного производства такой техники. Корреспондент «Р» встретилась с разработчиком. 

Сегодня в ГП «Научно-производственный центр многофункциональных беспилотных комплексов» Академии наук разрабатывают и производят беспилотные авиационные комплексы разного типа. 

Дорога в небо

Начиналось все десять лет назад в маленькой лаборатории при Физико-техническом институте НАН. Над проектом работали всего три единомышленника, включая Юрия Яцыну, который сейчас возглавляет ГП «Научно-производственный центр многофункциональных беспилотных комплексов». Вскоре в команду пришел четвертый специалист — опытный авиаинженер Александр Чайчиц. 

В стране нет традиционной школы авиационных конструкторов и дизайнеров. Александр Чайчиц, жизнь которого всегда была тесно связана с самолетами, вспоминает о том, как пришел в профессию:

— Закончил Даугавпилсское высшее военное авиационное инженерное училище имени Фабрициуса. Затем служил на различных должностях в авиационных воинских частях от Дальнего Востока до Беларуси. После окончания Военного авиационного инженерного технического университета имени Жуковского был начальником аэрофотослужбы в командовании ВВС и войск ПВО. В 2012 году после увольнения в запас предложили работу в НПЦ многофункциональных беспилотных комплексов. 

Начинал Александр Чайчиц с должности главного конструктора отдела. Признается, поначалу на новом месте было непросто. Пришлось много читать, изу­чать, осваивать. Иногда возвращался с работы домой уставший настолько, будто вагоны разгружал. Постепенно дорос до должности заведующего отделом испытаний и технического сопровождения. Сейчас он главный конструктор проекта беспилотников специального назначения. Под его началом над разработкой специальных БЛА работает целая команда специалистов: конструкторы, программисты, испытатели, связисты... Вообще, сотрудники научно-производственного центра — универсалы. Одновременно занимаются несколькими проектами как гражданского, так и двойного назначения. 


«Бусел» и «Буревестник»

Заходим на производство. В просторных цехах научно-производственного центра располагается та самая лаборатория, где с нуля создаются новенькие беспилотники. Большая часть компонентов отечественного производства. Собираются БЛА, как и везде в мире, вручную с элементами автоматизации отдельных операций. Неподалеку замечаю новенький «Ястреб». Деталей разработчик пока не раскрывает. Говорит только, что «Ястреб» — самый тяжелый беспилотник — может поднимать в воздух грузы весом до 150 килограммов. Можно установить на него несколько дронов-камикадзе. Планируется, что эта техника специального назначения примет участие следующей весной в параде Победы. 

Самое сложное, по мнению специалиста, — заставить беспилотник самостоятельно анализировать ситуацию:

— Мы разрабатываем как сами летательные аппараты, так и целевые нагрузки к ним, то есть различные типы камер, необходимых для мониторинга земной поверхности. Здесь же создаем наземные пункты управления, с помощью которых беспилотники управляются.

Параллельно специалисты занимаются разработкой и производством БЛА «Бусел» и «Буревестник» и их модификаций, авиационных тренажеров, а также инфракрасных трассеров (мишеней для тепловых ракет). Александр Чайчиц останавливается у БЛА «Бусел-М»: 

— Когда я пришел на предприятие, первый экземпляр «Бусла» уже был. Мы его довели до ума, и так появился «Бусел-М» с радиусом действия около 25 километров. Я занимался его испытаниями и доработкой. Сегодня этот беспилотник эксплуатирует МЧС, в том числе для мониторинга лесных и торфяных пожаров, паводков, поиска пропавших людей. Вообще, мы можем настроить «Бусел-М» на выполнение разных задач, с установкой на него соответствующей целевой нагрузки. Потенциал огромен. Его можно использовать для мониторинга сельскохозяйственных полей, обучения операторов БЛА, патрулирования приграничных территорий, контроля наркотрафика, картографирования территорий и для военных целей…


Слушаю собеседника и вижу, как горят его глаза. Вот что значит человек на своем месте. Александр Чайчиц долго рассказывает, как занимались оптимизацией устройств — уменьшали весовые характеристики элементов, увеличивали дальность полета и связи по радиоканалу, снижали вес целевой нагрузки, расширяли ее функциональные возможности. Стремление к лучшим по дальности, продолжительности и функционалу характеристикам приводит к постоянному совершенствованию систем БЛА.

В интересах МЧС создан принципиально новый беспилотный летательный аппарат «Буревестник». Его заявленная дальность действия — 290 километров. Главное преимущество в том, что он способен летать там, где не может пилотируемый аппарат, например, в зоне радиоактивного загрязнения или большой задымленности. 

Проведением испытаний «Буревестника» руководил Александр Чайчиц. Разработка этого аппарата началась в 2011 году. Спустя девять лет напряженной работы ученых и инженеров можно видеть устойчивый и красивый полет устройства. Наблюдая за «Буревестником» в небе, Александр Чайчиц, долгое время отвечавший за испытания разработок центра, комментирует:

— В 2012 году мы разработали мастер-модель, а уже в 2014-м провели первые облеты БЛА. Сначала отрабатываем полет на виртуальном тренажере, уточняем характеристики и коэффициенты, только после этого приступаем к выполнению испытательных полетов. Испытание нового изделия — это всегда риск. Мы относимся к экспериментальной авиации. В Государственном военно-промышленном комитете разработаны правила экспериментальной авиации. Допустим, нужно проверить управляемость беспилотника на дальности в 70 километров. Сначала заказываем воздушное пространство нужного расстояния. Получив разрешение, проводим полеты. Испытание боевых систем проводится на полигонах по согласованию с Минобороны. 

Александр Чайчиц: «На престижной Международной выставке беспилотных систем и тренажеров UMEX-2018 в Абу-Даби в прошлом году наши разработки произвели фурор».

Стать на крыло

Тем временем заходим в цех, где идет сборка фюзеляжа будущего беспилотника. В больших матрицах выклеиваются консоли крыла, которые затем соединят между собой в единую конструкцию. Узнаю, что изготавливают технику из композитных материалов на основе стеклоткани и углеволокна. Когда разговор заходит о сроках создания беспилотника, что называется, с нуля, Александр Чайчиц акцентирует внимание, что процесс начинается с разработки технического задания и создания конструкторской документации. Затем непосредственно проектирование и изготовление, испытание и доработка обнаруженных в ходе испытаний недочетов. После этого создаются опытные образцы — и снова испытания. В зависимости от типа летательного аппарата и установленного на нем оборудования на создание с нуля уходит около пяти лет. 

Профессия у Александра Чайчица непростая. Помимо знаний в конструировании летательных аппаратов, бортового оборудования, системы ориентирования и навигации, нужно быть математиком, механиком и физиком. Знания нужно регулярно пополнять, ведь технологии не стоят на месте. Александр Чайчиц старается не выпадать из информационного поля:

— Мы находимся в постоянном контакте с нашими иностранными коллегами. На престижной международной выставке беспилотных систем и тренажеров UMEX-2018 в Абу-Даби в прошлом году наши разработки произвели фурор. Недавно вернулись с крупной авиационной выставки в Москве, сейчас готовим нашу технику для выставки в Дубае. 

Юрий Яцына об Александре Чайчице отзывается весьма высоко:

— Отменный специалист своего дела, которых у нас в стране мало. Александр Николаевич очень исполнительный, любое дело доводит до конца, не боится осваивать новое.

Напоследок тем, кто хочет связать жизнь с беспилотниками, Александр Чайчиц сказал:

— Хорошие специалисты нам всегда нужны. Причем как авиационные инженеры и техники, так и операторы БЛА. Подготовкой таких специалистов в нашей стране занимаются Военная академия и Белорусская государственная академия авиации. Молодые специалисты проходят у нас в центре переподготовку и лишь после этого становятся на крыло. В среднем процесс подготовки оператора беспилотника занимает около двух лет.

gorbatenko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА
Загрузка...