Взгляд за горизонт

Вчера в Могилевском государственном университете имени Кулешова Александр Лукашенко общался со студентами...

Вчера в Могилевском государственном университете имени Кулешова Александр Лукашенко общался со студентами. Хотя его пресс–служба назвала это мероприятие «выступлением Президента», несколько часов между Главой государства и молодыми белорусами шел откровенный и, как мне показалось, с обеих сторон заинтересованный диалог. Сначала говорил Александр Лукашенко. Затем студенты задавали ему вопросы — Президент отвечал. Он и сам часто переспрашивал, что–то уточнял у парней и девушек, которые просили микрофон. Они именно общались, несмотря на то, что ребята в это время сидели в зале, а Александр Григорьевич стоял за трибуной. Интересно, что сцена Могилевского госуниверситета вчера была украшена не только президентским штандартом, как обычно на мероприятиях с участием первого лица, но еще — и по–моему это было в новинку — белорусскими рушниками. Красная вышивка на белом полотне — такие ткали наши бабушки в деревнях...


Президент продолжил практику лекций перед студенческими аудиториями, хотя сам он попросил не воспринимать его как лектора. «Кто–то может подумать, ну что такое выступать в университете по сравнению, допустим, с трибуной Объединенных Наций, — признался Александр Лукашенко. — Но я приехал в родной город. Это мой первый вуз... При подготовке я основывался на социологических исследованиях — я просто хотел ответить на вопросы, которые волнуют сегодня молодежь, посмотреть, как молодая Беларусь воспринимает проводимую в стране политику».


И все же Александру Лукашенко пришлось вспомнить о своей первой специальности историка. Дело в том, что большинство людей, которые вчера сидели в зале или слушали Президента благодаря интернет–трансляции (она была организована для двух других могилевских вузов), приблизительно одного возраста с белорусским государством и по понятным причинам не помнят первых лет независимости.


«Я многого не знал, — делился со мной впечатлениями от встречи пятикурсник Вадим. — По правде, даже не ожидал, что Президент будет таким откровенным с нами. Он честно обо всем рассказывал, иногда даже просил журналистов не цитировать его, а когда не мог о чем–то говорить, то тоже в этом признавался. Мне понравилось».


Вначале было... дело


По словам Президента, сегодняшняя рецессия в первую очередь продемонстрировала миру, что нельзя государству полностью уходить из экономики.


«Универсальных и идеальных моделей нет. Грубейшей ошибкой является слепое копирование чужого опыта, — сказал Александр Лукашенко. — Какой путь выбрать — с таким вопросом столкнулся я, когда только стал Президентом».


Он напомнил ребятам о том, что, наверное, рассказывали им родители: о введении карточек на товары — «как будто идет война», о том, как в один день цены на хлеб поднялись в 18 раз, и о других приметах того смутного времени.


«Российская Федерация тогда пообещала, что она не выйдет из зоны хождения советского рубля. Что у нас будут ходить старые деньги. И мы спокойно торговали... Что сделала Москва — неожиданно ввела российский рубль. И мы остались с ворохом никому не нужных бумажек. Нам остались все должны, потому что мы поставили товары», — рассказал одну характерную историю Александр Лукашенко.


В ту пору в Беларуси даже ни у кого мысли не возникало о возможности идти собственным путем. Все советники Президента предлагали идти по пути России — шоковой терапии и «прихватизации». Для многих было очевидно, что частные кафе, магазины, мастерские лучше, чем государственные. «Но то, что приемлемо для мелкой собственности, не совсем верно для крупных предприятий, — считает Александр Лукашенко. — Трактор «Беларус» и холодильник «Атлант» исчезли бы как некогда популярные прибалтийские радиоприемники «ВЭФ» или автомобили «РАФ». Если бы мы продали МАЗ, то сейчас бы в Минске красили кабины, а главное производство было бы в Детройте либо на «Мерседесе» или «Вольво». Мы бы были придатком, а вслед за этим и мы стали бы придатком какого–то государства».


Даже такой специалист по постсоветскому пространству, как Джордж Сорос, в своей книге «Открытое общество» вынужден был написать: «Мне пришлось признать, что на смену закрытому обществу после его краха вовсе не обязательно приходит открытое: напротив, коллапс может привести к разрушению власти и дезинтеграции общества».


Беларусь же по общепринятому показателю (так называемому коэффициенту Джини) является относительно эгалитарной страной, где нет резкого расслоения общества по имущественному принципу. Это очевидно каждому, кто приезжает в Минск, особенно если он едет через Москву или Киев. И это является прочной опорой построенного в Беларуси государственного здания...


Президент не избегал острых вопросов и, можно сказать, сам провоцировал аудиторию на дискуссию. «Вы справедливо спросите, почему же у нас нет такого уровня жизни, как в Западной Европе? — говорил он. — А вспомните, сколько лет шли к своим высотам Англия, Франция или Германия».


Здесь и сейчас


«Если кто–то думает, что либерализация — это как когда–то сделали в России: всю собственность порезать и продать, — то он заблуждается, — заявил Александр Лукашенко. — Либерализация — это высвободить частную инициативу». Сегодня государство уже окрепло настолько, что может ограничить свое прямое присутствие в некоторых сферах. Александр Лукашенко называет это эволюцией белорусской экономической модели.


Страна сегодня готова к приватизации, но, как заметил Президент, «наш принцип — продавать дорого». Свой тезис он пояснил чуть позже, когда одна из студенток Белорусско–Российского университета спросила о том, продаст ли Беларусь свои нефтеперерабатывающие заводы, если Россия пообещает загрузить их беспошлинной нефтью.


Александр Лукашенко под всеобщие улыбки предположил, что ее попросили задать этот вопрос олигархи, — слишком уж тяжело было поверить, что эта тема действительно так сильно волнует хрупкую девочку, — но признал, что проблема очень серьезная. «Они нас приперли к стенке, — сказал он. — Они все просчитали: по той цене, которую нам предлагают, нам невыгодно перерабатывать нефть... Если нас будут так «наклонять», мы уйдем от зависимости от России по энергоресурсам...» И все же Беларусь не против продажи акций своих НПЗ по хорошей цене...


Страна развивается, ничего не стоит на месте, руководство реагирует на меняющиеся условия, и то, что было невозможно еще вчера, может быть воплощено уже сегодня. Это, пожалуй, и так очевидно. Но хороший пример — сотрудничество с МВФ.


Раньше они обставляли свои кредиты такими условиями, что Минск при всем желании не мог на них пойти. Сейчас, по выражению Президента, западный фонд просто спас страну в тот момент, когда золотовалютный резерв был вымыт (осталось порядка 500 миллионов долларов), а Россия отказалась дать обещанный кредит. «Учтите, что все эти деньги, которые дал МВФ, находятся в Нацбанке как резерв, — мы их не проели», — подчеркнул Президент.


Сейчас в России высказывается мнение, что МВФ это сделал неспроста. Но, как любил говорить Конфуций, не важно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей. Однако со стороны России к нам, ее ближайшему и проверенному союзнику, такая позиция понимания зачастую не находит.


То, что кредиты были предоставлены, говорит о том, что ведущие мировые экономисты верят в белорусскую экономику. Александр Лукашенко уверен, что сотрудничество с этой организацией не помешает выполнить обязательства по повышению средней зарплаты в стране до 500 долларов, а вместе с ней и стипендий...


Вопрос — ответ


Александру Лукашенко задали множество вопросов — о внешней политике и о том, что волнует студентов, — общежитиях, распределении и учебных планах. Вот пару диалогов:


— Почему в школе стал меньше объем преподавания нашей истории?


— Мы изучим этот вопрос. Для нас это очень важно. Нельзя упрощаться по гуманитарным предметам и прежде всего по истории. Если мы хотим, чтобы в стране росли патриоты...


— Какие у вас установились отношения с Виктором Януковичем?


— Если кто–то думает, что это пробелорусский или пророссийский президент, — это неправда. Он — проукраинский. Все, что нам нужно, мы с Украиной решаем — даже неприятный в некоторой степени для России вопрос с поставками венесуэльской нефти.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Николай
Отличная беседа со студентами.<br /> <br />
Все правильно сказал президент, и не надо юлить по газу по нефти и так далее. <br /> <br />
Что Россия заработала то и получила.<br /> <br />
По поводу интернета. <br /> <br />
Ох какая радость типа была. Какое то время назад через шлюз на Москву можно больше гигабит в секунду пропускать. <br /> <br />
Но ведь это наша независимость плюс большие деньги.<br /> <br />
Внутренний интернет неплохо у нас развивается, но какое торможение при открытии наших сайтов. Почему Московские ресурсы в десятки раз быстрее открывается чем наши.<br /> <br />
Что то здесь не так друзья, не специально ли делают такими тяжелыми, что пропадает всякая охота наши ресурсы смотреть.
Александр
Я хочу что бы лето не кончалось...
Бузурбай
<p>Что Россия заработала то и получила.<br /></p><p>Мне вот давно интересно - во всех конфликтах с Россией всегда виновата одна Россия, только Россия, никто, кроме России? <br /></p><p>А Беларусь ничего не нарушает, не препятствует, всё соблюдает, вовремя оплачивает, способствует, помогает...?<br /></p><p>Нимб голову не жмёт?<br /></p><p>Что Россия заработала то и получила.<br /></p><p>Да помним, помним! </p>
Александр
Кто что заработал осенью и зимой посмотрим. Ну Вы меня расхохотали с внутренним интернетом....
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?