Взгляд через призму государственных интересов

ОАО «Минское производственное кожевенное объединение» в Гатово — самое современное предприятие среди подобных в Беларуси и одно из наиболее технически оснащенных на территории постсоветского пространства. Завод построили и ввели в эксплуатацию в 1988 году при участии итальянской фирмы «Concerie Cogolo S.p.a.», его производственные мощности были рассчитаны на выпуск 500 миллионов квадратных дециметров готовых кож и 200 миллионов квадратных дециметров продукции из спилка. Изначально он проектировался для переработки кожевенного сырья фактически всей европейской части бывшего Советского Союза — Украины, Беларуси, трех прибалтийских республик, где было особо развито животноводство, и некоторых областей России. Сырьевая зона простиралась до Москвы. Союзный легпром вполне оправдано создавал концентрацию кожевенного производства, так как в БССР были развиты обувная и галантерейная отрасли. Ежемесячная потребность гатовского завода в сырье по проекту составляла порядка 2500 тонн. После распада великой державы объемы поставки сырья на предприятие, понятно, заметно сократились. А с учетом, что кожевенное производство есть еще в Могилеве, Бобруйске и Гродно, проблема эта приобрела хронический характер. Со временем устаревало и оборудование. Требовались кардинальные решения. После прошлогоднего совещания у Президента по вопросам развития кожевенной и обувной отраслей под гарантии правительства МПКО был выделен кредит в 20 миллионов евро на модернизацию предприятия. В апреле 2013-го здесь сменился руководитель. Каково же видение ситуации нового менеджера? Об этом шел разговор с генеральным директором ОАО «Минское производственное кожевенное объединение» Николаем ЕРМАКОВЫМ.

Генеральный директор ОАО «Минское производственное кожевенное объединение» Николай Ермаков убежден: в ХХI веке торговать шкурами, как при Иване Грозном, Беларусь не должна

ОАО «Минское производственное кожевенное объединение» в Гатово — самое современное предприятие среди подобных в Беларуси и одно из наиболее технически оснащенных на территории постсоветского пространства. Завод построили и ввели в эксплуатацию в 1988 году при участии итальянской фирмы «Concerie Cogolo S.p.a.», его производственные мощности были рассчитаны на выпуск 500 миллионов квадратных дециметров готовых кож и 200 миллионов квадратных дециметров продукции из спилка. Изначально он проектировался для переработки кожевенного сырья фактически всей европейской части бывшего Советского Союза — Украины, Беларуси, трех прибалтийских республик, где было особо развито животноводство, и некоторых областей России. Сырьевая зона простиралась до Москвы. Союзный легпром вполне оправдано создавал концентрацию кожевенного производства, так как в БССР были развиты обувная и галантерейная отрасли. Ежемесячная потребность гатовского завода в сырье по проекту составляла порядка 2500 тонн. После распада великой державы объемы поставки сырья на предприятие, понятно, заметно сократились. А с учетом, что кожевенное производство есть еще в Могилеве, Бобруйске и Гродно, проблема эта приобрела хронический характер. Со временем устаревало и оборудование. Требовались кардинальные решения. После прошлогоднего совещания у Президента по вопросам развития кожевенной и обувной отраслей под гарантии правительства МПКО был выделен кредит в 20 миллионов евро на модернизацию предприятия. В апреле 2013-го здесь сменился руководитель. Каково же видение ситуации нового менеджера? Об этом шел разговор с генеральным директором ОАО «Минское производственное кожевенное объединение» Николаем ЕРМАКОВЫМ.

— Кожевенное сырье во всем мире считается стратегическим. Вместе с увеличением спроса на него наблюдается тенденция к сокращению поголовья крупного рогатого скота. В связи с этим многие страны начали блокировать экспорт необработанных шкур и полуфабрикатов, вводя прямые запреты либо воздействуя косвенно, путем установления высоких пошлин. Индия, Новая Зеландия, Аргентина, Бангладеш, Марокко, Египет, Пакистан и Китай уже сделали свои внутренние рынки закрытыми. Беларусь также пошла этим путем, введя нынешним летом запрет на вывоз шкур из страны. Это временная мера. Но, думаю, и в дальнейшем нам необходимо защищать свой рынок. Иначе кожевенная отрасль останется без сырья.

Я понимаю, что для мясокомбинатов, продающих шкуры на биржевых торгах, проще таким образом заработать валюту. Но проблему экспорта они на таком товаре не закроют все равно. Ведь шкура занимает лишь 3—5 процентов в объеме живой массы животного. Это тот процент скидки с веса животного при его приемке на мясокомбинатах. То есть фактически шкуры для перерабатывающих предприятий ничего не стоят. К тому же проблемные вопросы отраслевой политики не должны замыкаться на узковедомственном уровне, в первую очередь необходимо думать про общегосударственный интерес. Об этом говорил и Президент страны.

Мы должны четко понимать: Беларусь, находящаяся в центре Европы, в ХХI веке торговать шкурами, как при Иване Грозном, просто не может. Тем не менее с 2000-го по 2010 год вывоз необработанных шкур АПК умудрился нарастить аж в три раза. Сегодня необходимо межотраслевые интересы мясокомбинатов и кожевенных предприятий объединить. Нельзя растаскивать общегосударственную тему по ведомствам.

Весь май мы по крохам собирали сырье, производство, по существу, простаивало. В июне переработали тысячу тонн сырья. По данным Торгово-промышленной палаты, сырьевой рынок потенциально составляет порядка 18—20 тысяч тонн шкур. Мы способны перерабатывать 12 тысяч тонн в год. Другим остается совсем ничего. А с учетом того, что проектом модернизации предусмотрено увеличить объемы переработки в полтора раза, мы сможем «поглотить» все сырье. Предстоит выйти на производство и реализацию так называемых финишных кож с большой добавленной стоимостью. К сожалению, так сложилось, что в последние годы предприятие работало с полуфабрикатами, которые продавали на экспорт, чем мы помогали зарубежным производителям. Вся грязь оставалась у нас в стране, на наших очистных.

— Но обувщикам, галантерейщикам важно иметь не просто хорошо изготовленные кожи, но и их широкий ассортимент: по цветам, толщине, фактуре.

— Объединение выпускает весь спектр натуральных кож: для верха и подкладки обуви, подошвенные кожи, кожевенные товары для производства одежды и галантерейных изделий, протезов, музыкальных инструментов, мебели различных цветов, методов отделки, хромового и безхромового методов дубления, из бычьего, коровьего, конского и свиного сырья. Импортное технологическое оборудование и самые современные химические материалы, новейшие технологии обработки кож, наличие экспериментальной базы и высококвалифицированный персонал служат залогом эффективной работы организации на внутреннем и зарубежном рынках кожевенных товаров. Например, недавно выполнили заказ для ОАО «Галантея» по представленному галантерейщиками образцу. В ближайшем будущем за счет модернизации решим две главные проблемы: импортозамещение и получение конкурентоспособного кожевенного продукта с выходом на внешние рынки. Основная концентрация усилий у нас на отделочном участке. Главная задача модернизации — сделать углубленную переработку сырья. Не только высокосортных кож, но и низкосортных.

— И что для этого необходимо? Новое оборудование?

— Особенность предприятия такова, что здесь изначально применялись современные европейские технологии и оборудование. Отдельные участки сегодня требуют его замены. Недавно установили линию по производству мебельной кожи. Мы единственные в стране, кто занимается этим. Наш партнер — ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев» — доволен качеством продукции объединения. А оно в какой-то мере сейчас законодатель мод на рынке кожаной мебели. Сейчас мощности выводятся на нормальный живой уровень. Поэтому и модернизация предполагает уплотнение производства. Некоторые машины демонтируем. Главная задача — научиться глубоко перерабатывать сырье и получать нормальный конкурентоспособный конечный продукт. Для этого необходимы не только оборудование, но и различные новейшие химикаты, красители. Посему пытаемся наладить контакты с итальянскими, турецкими производителями кожи, отрабатываем технологии.

Почему-то обувщики ставку делают на импортную кожу. Но ведь мы имеем огромный потенциал. Взять, к примеру, наши нубук — кожу хромового метода дубления со шлифованной лицевой поверхностью, барабанного метода крашения, гладкую или тисненую. Или «магию софти» — с естественной подшлифованной лицевой поверхностью, с разбивкой в барабане, гладкую, блестящую, с перламутровым или металлоэффектом. Они ничем не хуже ввозимой в страну.

Тогда почему бразильская кожа все же приходит к нам? Например, «Отика» работает с Бразилией. Дело в цене. В июле килограмм сырья там стоил 0,98 цента. Но купить сырье или полуфабрикат там нам невозможно. В мае-июне на биржевых торгах в нашей стране килограмм шкур стоил около 3 долларов. А сырьевая составляющая в стоимости кожи — от 45 до 65 процентов. Поэтому мы никак не можем поднимать цену на свою продукцию: она станет неконкурентоспособной. И не только кожа, но и обувь, мягкая мебель, галантерейные товары.

— Каковы, Николай Иванович, перспективы у предприятия в связи с созданием Таможенного союза?

— Недавно делегация Российского союза кожевенников и обувщиков во главе с директором Ярославского кожевенного завода Нелли Николаевной Мякуновой приезжала к нам. Главная цель визита — объединить усилия в рамках Таможенного союза и решить проблему с окончательным запретом на вывоз сырья за пределы ТС. Все сегодня понимают, что оно является стратегическим. Производители обуви в России также начали ощущать дефицит кожи, так как большая часть сырья уходит за границу. В связи с этим Министерство промышленности и торговли разработало проект закона, который вводит запрет на экспорт необработанных шкур. В России же ситуация складывается следующим образом: почти 100 процентов кожевенных предприятий работают с сырьем, которое в России же и производится. При этом в год им необходимо около 200 тысяч тонн шкур. Заготовители способны предоставить лишь 130 тысяч тонн, 30 процентов из которых в настоящее время продается в другие страны.

Запрет распространится на тот период, когда в России будет осуществляться забой скота. Вероятно, аналогичные решения станут принимать и в будущем. Запреты предполагается вводить до тех пор, пока дела в отрасли не наладятся.

Эксперты предполагают, что блокировка экспорта повлечет за собой снижение стоимости сырья. Это позволит обувщикам, мебельщикам, галантерейщикам увеличить объемы производства конкурентоспособной продукции. И все мы будем покупать качественные и доступные по цене белорусские товары. Думаю, это главный эффект запретительных мер.

Еще раз подчеркну, если сегодня размышлять действительно с государственных позиций, то мы должны понимать: необходимо четко определиться с сырьем. Сегодня картина очень непростая. Хотелось бы понимания мясокомбинатов.

— В чем же выход?

— Установить госзаказ на поставку кожевенного сырья. И еще. Мы благодарны Минскому облисполкому за то, что подставил плечо в реализации инвестпроекта на нашем предприятии. Я знаю одно, если наше сырье не уйдет за пределы страны, то и турок, и итальянец приедут к нам и разместят здесь заказы на производство кожи. А у нас в стране растет поголовье скота. Политика нашего Президента действительно направлена на то, чтобы почувствовать себя европейцами — раз, и второе, такие мощности не должны простаивать.

Елена КЛИМОВИЧ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости