Вызваленне

В деревушке, от которой до Национального аэропорта рукой подать, помнят и оккупацию, и освобождение

Бедная Настя

Очевидцев военных событий здесь почти не осталось. Напоминают о прошлом лишь таблички со звездами на домах: «Здесь живет участник Великой Отечественной войны». Вместе с председателем Пекалинского сельсовета Юрием Науменко заходим в дом семьи Калеко.

— Когда началась война, мне было четыре года, — вспоминает Николай Васильевич. — Из Минска начали приходить беженцы. К нам за помощью обратилась 16-летняя евреечка Настя. Родители ее приютили. А потом пришло извещение, что евреям надо стать на учет. 

Глава семьи Василий Калеко понимал: если девушка станет на учет, ее отправят в гетто. Посоветовал уйти к партизанам. Настя Нехайчик так и сделала. Через четыре месяца партизаны зашли в деревню помыться. Вместе с боевой подругой Настя решила навестить семью Калеко. 

— У нас как раз был обед, девчата сидели за столом, — продолжает Николай Васильевич. —  Но люди были разные. Одна сельчанка разбудила пьяного полицая и доложила, что у нас еврейка-партизанка. Разъяренный, тот толкнул мою мать, выбежавшую ему навстречу. Настю гад знал, а про ее спутницу подумал, что это сестра моей матери. Схватил евреечку, стукнул пистолетом по голове.

Девушку отправили в Минск, скорее всего, в гетто.  Так она и сгинула.

«На Могилевке»

Во время оккупации отец  Николая Васильевича остался в деревне. У родственника в соседних Смиловичах был радиоприемник. Все новости Василий Калеко передавал в лес.

— Он отправлял партизанам и продукты, а для прикрытия часто брал меня с собой. Однажды об этом доложили полицаям. Но папу вовремя предупредили: «Тебя уже ждут на Могилевке». Это дорога на Могилев, куда мы и ехали. Пришлось убегать через канаву, кобылка еле тянула, отец, дядя толкали, и даже я, мальчишка, своими тонкими ручонками помогал им. Как только преодолели этот участок, направились в обход.

Кровавая земля

Запомнились восьмилетнему мальчику события во время Минского «котла». В деревню пришла разведка, жителей попросили не выходить и запастись водой. Прошли связисты, провели кабель по улице.

Колонна солдат шла по деревне всю ночь. Сельчане  давали им пить.  Немцы сопротивлялись, но кольцо сжималось еще сильнее. По данным историков, 35 тысяч фашистов из Минского «котла» попали в плен. Семидесяти тысячам  не удалось выбраться.

После окончания операции трупный запах не давал сельчанам покоя. Наших солдат хоронили специальные подразделения. А немцев местные засыпали землей. «И в этом вот смысл войны?!» — с горечью восклицает собеседник.

Звери пришли

На выезде из деревни по направлению к Пекалину — дорога, на которой и была разбита знаменитая 9-я немецкая армия во главе с генералом Траутом. В центре Пекалина — братская могила. После войны останки наших солдат, найденные в районах близлежащих населенных пунктов, перезахоронили здесь. На этом месте мы встретили еще одного очевидца тех страшных событий.

— Во время войны мы хоронили боевых товарищей где приходилось, без гроба, — рассказывает ветеран Адам Адамович Криштапович. — Я хорошо помню, как отец моим братьям, сестре и мне, старшему сыну, сказал: «Не стоит думать, что к нам идут хорошие люди. Идут звери, и они будут издеваться». Знал он это не понаслышке, воевал с немцами в империалистическую войну. Наши войска отступали, а мы, детвора, подбирали и прятали оружие. Когда пришли немцы, молодежь стали призывать уезжать трудиться в Германию. Были такие, кто попался в эту ловушку, но в основном почти все знали, что  верить фашистам нельзя.

Семнадцать эшелонов

Трофеи мальчики отдали партизанам. Но кое-что Адам приберег. А 10 марта 1943 года он пошел в партизанский отряд в диверсионно-подрывную группу.

На счету у ветерана 17 подорванных эшелонов. Железная дорога Минск—Орша тщательно охранялась. Диверсионная группа должна была разведать подходы и подорвать эшелон.

— Правда, я не минировал, — скромничает Адам Адамович, — а с ручным пулеметом охранял подрывную группу.

Смелого паренька заметили после тринадцатого эшелона. Решили назначить партизанским комендантом в деревню Великий Лес, на месте которой после войны построили аэропорт. Он должен был следить за порядком. Партизаны ведь тоже были разные, некоторые мародерствовали. Поэтому в 1943—1944 годах населенные пункты были четко распределены между отрядами. И партизан из одного не имел права брать продукты, скот в деревне, подначальной другому отряду.

— Один отряд насчитывал около 400 человек. У нас была кухня, повара, и на такую команду надо было готовить запасы, не ходить же постоянно по домам в поисках еды, — рассказывает Адам Адамович. — Делали большие скрыни, складывали туда продукты и замаскировывали. О том, где находится склад, знали только некоторые партизаны.

Как-то в районе деревни Шипяны немецкий отряд двигался к деревне Доброводка. Партизаны сделали засаду и разгромили противника. Бой длился два часа, забрали трофеи — немецкую пушку, два танковых пулемета, взяли в плен 18 человек.

И у нынешнего агрогородка Слобода партизаны атаковали карательный отряд немцев. Тогда убили боевого товарища Адама — Георгия Щербицкого, брата будущего первого секретаря ЦК Компартии Украины Владимира Щербицкого. Тот приезжал в конце 70-х годов в Пекалин, поддерживал дружеские отношения с Адамом Криштаповичем.

Партизанский марш

Большую помощь войскам по освобождению Беларуси оказали партизаны, только к Минскому «котлу» было стянуто около 30 бригад. После разгрома фашистской группировки Адам Адамович вместе с другими партизанами отправился в Минск, 16 июля они маршем прошли по городу. А в конце июля его отправили на фронт в Прибалтику. Попал в третий гвардейский Котельниковский танковый корпус. Был ранен, после выздоровления воевал в пехотной 24-й Краснознаменной Евпаторийской гвардейской стрелковой дивизии.  13 января 1945 года она перешла в наступление в рамках Восточно-Прусской операции. На второй день прорыва Адам Криштапович получил тяжелое ранение, войну пришлось заканчивать в госпитале.

Священную память храня обо всем

В Смолевичском  районе осталось 67 ветеранов. Из них 50 участников войны, 17 инвалидов. На территории Пекалинского сельсовета — 8 ветеранов. Заведующая отделом социальной помощи на дому ГУ «Смолевичский территориальный центр социального обслуживания населения» Марина Штанюк рассказывает:

— Районные власти посещали ветеранов накануне праздника, вручали юбилейные медали и поздравительные письма от Президента. Все ветераны стоят на медицинском учете, регулярно обследуются. Если возникают какие-то проблемы, решаем их оперативно.

По словам председателя Пекалинского сельсовета Юрия Науменко,  в Вызваленні сегодня 44 дома, 20 из них используются под дачное жилье. В деревне зарегистрирован 51 человек, из них 17 человек пенсионного возраста. Трудоспособные в основном работают в аэропорту Минск-2, который находится в 15 километрах. Раньше  вызваленцы трудились в  Пекалине, в колхозе имени Тимирязева. Сейчас примыкающие к деревне поля, на которых растет рапс, пшеница, обрабатывает ИП «Штотц Агросервис». Местные на земле не работают.

Коренная жительница Вызвалення Валентина Лещик всю жизнь отдала сельскому хозяйству, работала дояркой, теперь на заслуженном отдыхе, в свои 57 лет гордится, что стала прабабушкой.

— Деревня у нас маленькая, но, думаю, будет жить. Мы ведь недалеко от столицы, половина усадеб — дачные участки. В конце 90-х здесь проживало 149 человек, работали магазин, школа. Сейчас два раза в неделю приезжает автолавка. Конечно, здесь далеко до удобств, которые в городе, — нет отопления, водопровода, но мы привыкли. Да и свои плюсы есть — природа, своя земля. Детям и внукам есть куда приехать.

Виктория КОРШУК, «СГ»

Фото Павла ЧУЙКО, «СГ»

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?