Народная газета

Вывести на чистую воду

К чему ведет бесконтрольное бурение скважин

Около десяти лет назад было отменено лицензирование на бурение водоносных скважин. С тех пор утекло много воды. Рынок заполонили мелкие дельцы. Конкуренция настолько сбила цены на услуги, что персональная скважина оказалась по карману практически всем, а процедуры всевозможных согласований по факту были упразднены. В то же время назревает конфликт между обладателями персональных счетчиков учета, вынужденными расплачиваться звонкой монетой за каждый использованный кубометр воды, и владельцами неконтролируемых скважин. Справедливо ли?


Скупой платит дважды

Допустим, у вас нет центрального водопровода или качество воды в нем оставляет желать лучшего. Такие ситуации вполне типичны, например, для многих дачных кооперативов. Раньше проблема решалась подвозом бидонов с жидкостью от ближайшей колонки или колодца. Сегодня проблема все чаще решается по-другому.

Интернет пестрит объявлениями. Сотни, если не тысячи индивидуальных предпринимателей предлагают свои услуги по бурению на воду. Для этого подойдет даже давно списанная на металлолом каким-нибудь солидным государственным предприятием буровая установка на базе древнего КрАЗа. Вот только очень часто бизнесмены понятия не имеют о такой науке, как гидрогеология, и не знают элементарных законов природы.

30-летний Павел после получения земельного участка под строительство дома начал решать вопрос с коммуникациями. Надел его нарезан на краю деревни, где и колодцы-то не в каждом дворе. Значит, пора бурить скважину. Подрядчика Павел выбирал по стоимости услуг. Нашел самого дешевого. На глубине около 40 метров была найдена вода. Но даже без лабораторных проб было ясно: качество ее не лучшее. Бизнесмены предложили расстроенному хозяину “идти” дальше. По рукам ударили легко. Строителям лишние сотни долларов не лишние, а землевладельцу нужен чистый результат. Финал — 108 метров.

Павел через соцсети шумно праздновал победу и нахваливал находчивость подрядчиков. А вот комментаторы разразились укорами. Мол, крутить дырку в земле можно до определенной глубины, потом наступает ответственность по природоохранному законодательству. С предпринимателей — как с гуся вода, а вот хозяин участка может и ответить.

На строительных форумах море специальных тематических разделов. Одна из бурно обсуждаемых проблем — истощение источника. Описываются случаи, когда исполнителей годами дергают недовольные заказчики, заставляют раз за разом приезжать к своему творению и исправлять “косяки”. Как-никак, на каждую скважину должен выдаваться паспорт, а с ним и гарантия. Правда, это в теории, при сотрудничестве с солидными, дорожащими репутацией конторами. А вот Александру Казаку из Логойского района повезло меньше. В последние годы у него что-то случилось с еще дедовским колодцем. Полноводный источник стал приносить все меньше воды. Когда ее перестало хватать даже на банальный полив огорода, хозяин пошел по проторенной дороге. Объявление об услугах аквакоммерсантов нашел в районной газете. Они прибыли буквально на следующий день и за несколько часов добыли воду на глубине чуть более 30 метров. Александр настолько рад был виду неиссякаемого (как его заверяли) ручейка, что без лишних расспросов и не спрашивая никаких документов заплатил требуемую сумму.

А через полгода “ручеек пересох”. Замена фильтра, прокачка и другие стандартные меры по “реанимации” водоносной шахты не увенчались успехом. Когда же решил объясниться с дельцами по недрам, те просто недоуменно пожали плечами: нет документов, не должно быть и претензий. Бывает и еще одна проблема. Ипэшник по результатам работ выдает паспорт скважины, гарантийные документы, все чин по чину. А когда гром грянет, указанные в бумагах телефоны молчат. Ищи ветра в поле.

Лицензия улетела за горизонт

Директор республиканского унитарного предприятия “Белорусский государственный геологический центр” Марина Василюк подобным историям не удивляется. Специалисты резонно считают деятельность по строительству и эксплуатации буровых скважин, предназначенных для добычи подземных вод, одной из самых опасных для природных ресурсов. Ведь при выполнении работ нарушается целостность водоупоров, вскрываются водоносные горизонты с различным составом подземных вод, что чревато их загрязнением. Да и все эти подземные озера и моря, увы, исчерпаемы.

Еще семь лет назад связанная с использованием природных ресурсов деятельность была лицензионной, вспоминает Марина Василюк. Чтобы пробурить в земле скважину глубже 20 метров, оказывающей подобные услуги организации нужно было выполнить ряд условий: зарегистрировать работы по бурению скважин на воду в государственном геологическом фонде с обязательным представлением отчета о проделанной работе по окончании работ, разработать проектно-сметную документацию, получить заключение государственной экологической экспертизы, а также разрешение на эти работы. После их завершения — обязательная процедура передачи-приемки скважины заказчику в присутствии представителей Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды с пакетом документов, одним из которых являлся паспорт скважины на воду. Копия паспорта скважины и схема ее расположения в обязательном порядке передавались в государственный геологический фонд. Кроме того, обязательным условием получения лицензии на бурение скважин на воду глубиной более 20 метров было наличие в собственности оборудования, обеспечивающего выполнение таких работ.

 Иными словами, подрядчику нужно было проделать серьезную работу. Схитрить здесь было невозможно. В случае брака ответственность лежала на плечах бурильщика. Но в начале 2011 года строительство водных скважин было отнесено к нелицензируемым видам деятельности:

— В деликатнейшее дело по добыче полезного ископаемого (а вода относится к ним!) полезли и рак, и щука — все, кто прикупил по сходной цене способное бурить скважины оборудование. Поэтому душещипательным историям об обманутых хозяевах участков я не удивляюсь. И не сочувствую. Ведь остались же у нас серьезные компании, в том числе и государственные, которые выдают весь пакет документов, действуют прозрачно и со знанием дела. Почему так мало людей обращается к ним?

Бизнес тянет на глубину

В чем суть проблемы? Среднестатистическому человеку ведь все равно, кто и какими методами проводит ему коммуникации. Его интересуют лишь цена вопроса и временные затраты. Звоню по объявлениям. Для начала — в несколько безликих контор без сайтов, лишь с номерами телефонов на электронной доске объявлений.

— Бурите?

— Да.

— У соседа хорошая водичка на глубине 100 метров. Осилите? — озвучиваю легенду.

— Мне без разницы, какая глубина. Я же не руками копать буду, — усмехается собеседник. — Погонный метр обойдется примерно в 30 долларов. На объекте можем быть уже в ближайшие выходные. Оплата по факту.

— А вы какие-то документы мне выпишете?

— Если нужно, оформим паспорт. Гарантия соответственно тоже будет.

Оказывает услуги по строительству скважин на воду и республиканское унитарное предприятие “Научно-производственный центр по геологии” Минприроды. Организация старой формации, солидная, проверенная временем. Можно быть уверенным, что она не исчезнет в один миг. Работники научно-производственного центра тоже это осознают, а потому даже после всех послаблений не изменили привычкам и действует по старинке, с осторожностью и основательностью профессионалов своего дела. Иными словами, исключительно в рамках закона.

Стоимость их услуг примерно сопоставима с расценками  мелких частников. А вот условия сотрудничества, признаюсь, могут отпугнуть очень и очень многих ценящих свое спокойствие и время, но недальновидных заказчиков.

— Приезжайте к нам в офис. В информационной базе изучим вашу местность, посмотрим карты водоносных горизонтов. Приблизительно определим глубину залегания воды. Затем проведем геофизические исследования, — диктует условия оператор. — Если есть возможность остановиться на первом водоносном горизонте, проблем нет — заключаем договор и строим.

У меня вопрос: а если бурить глубже — проблемы появятся? Как простой обыватель я, допустим, не хочу пить из одного источника со всеми соседями. Мне нужна самая лучшая вода, а она, как известно, глубоко.

— Согласно статье 17 Кодекса о недрах собственники земли имеют право строить буровые скважины для добычи воды из первого от земной поверхности напорного водоносного горизонта, — поясняют на том конце провода. — В противном случае понадобится проект на строительство скважины, проект зоны санитарной охраны, горный отвод, геологоразведка, государственная экспертиза проектов...

Нужен исчерпывающий ответ

По поводу истощившейся скважины Александра Казака из Логойского района Марина Василюк говорит:

— Скорее всего, горе-буровик без элементарных знаний в области геологии добурился до небольшой водяной линзочки. Вода пошла, работа выполнена. Но линза быстро иссякла. И теперь Александру придется вновь вызывать буровиков и обустраивать новую скважину. Надеюсь, он научился на своей ошибке и обратится куда следует.

Директор Белгосгеоцентра указывает на один из плюсов сотрудничества с серьезными подрядчиками — они обязательно выдадут паспорт, в котором будет указана подробная информация о местонахождении (координатах), глубине, производительности скважины и так далее. В случае каких-либо проблем выдавшая паспорт организация будет вынуждена переделывать работу. Но здесь есть один существенный нюанс. Добросовестный строитель обязан подготовить паспорт в 3 экземплярах, один из которых передается в Минприроды для ведения государственного геологического фонда и кадастра недр. Иными словами, скважина будет фигурировать в каких-то списках, значиться в реестрах. О ней будут знать контролирующие органы. Есть вероятность, что они когда-нибудь придут и выдадут предписание на оснащение этого источника счетчиками учета, заставят платить за добычу полезного ископаемого по таксе наравне со всеми.

— Специалисты нашего центра считают, что оплата за добычу подземных вод — вполне обоснованное решение, — говорит Марина Василюк. — Как-никак, недра по законодательству принадлежат государству. В том числе и такое полезное ископаемое, как вода. Неужели кто-то думает, что сможет бесплатно пользоваться полезным ископаемым?

Вообще, закон требует вести учет всех скважин. Однако подавляющее большинство предпринимателей не утруждают себя подачей документов о проделанной работе в госреестр. В итоге — официально числится у нас около 52 тысяч скважин на воду. Но в последний раз списки сверялись едва ли не десять лет назад. Как раз в то время, когда было отменено лицензирование. Специалисты говорят, что сегодня неучтенных скважин накопилось как минимум столько же, если не больше. Минприроды еще в 2015 году поднимало вопрос о возврате процедуры лицензирования этого вида деятельности. Однако предложение не было поддержано.

В нашей стране разведано 370 месторождений (участков водозаборов) с эксплуатационными запасами в количестве 6,6 млн куб. м в сутки. Причем нужды внутреннего рынка полностью закрывают лишь 245 месторождений. Фактический водоотбор из скважин для центрального водоснабжения составляет менее 3 млн куб. м воды в сутки. Кстати, с каждым годом воды в нашей стране потребляется все меньше (играет роль модернизация крупных предприятий).

Эксперты ООН констатируют: примерно шестая часть населения Земли не имеет доступа к чистой питьевой воде, а одна треть — к воде для бытовых нужд. К 2025 году, если не принимать срочных мер, без воды могут остаться около 3 млрд человек, а еще две трети жителей земного шара будут страдать от ее нехватки. Первыми под удар жажды попадут Сахарская Арабская Демократическая Республика, Тринидад, Тобаго, ОАЭ, Сингапур, Катар. А вот Беларусь имеет все шансы стать очень весомым игроком на международном рынке пресной воды. И работа в этом направлении уже ведется. Недавно Президент отметил, что есть предложения по поставкам питьевой воды на юг планеты, где ее просто нет. В ближайшее время может начаться и реализация программы экспорта питьевой воды.

Специалист Белгосгеоцентра Татьяна Ковалева еще при Советском Союзе занималась контролем качества пресных вод на территории нашей страны. Она вспоминает, как постепенно деградировали поверхностные источники — водоемы, реки, колодцы — загрязнялись химией с полей. К подземным же водам на протяжении десятилетий отношение было более чем бережное. Но все изменилось:

— Уже около 10 лет назад мне стали попадаться первые признаки загрязнения глубоких горизонтов. Сегодня же плохие пробы воды из недр земли — обычное дело. Показатели ухудшились в десятки, сотни раз. И причина здесь единственная — грубое вмешательство в природные экосистемы. И дальше будет только хуже.

Есть ли выход из ситуации? Теоретически — да. Эксперты сходятся во мнении, что лицензирование опять должно быть введено, так же как и регулярная аттестация работников сферы. Эти меры позволят отсечь дилетантов, которые своими действиями наносят колоссальный вред природным ресурсам.

— Раньше при наличии в поселке центрального водопровода частное лицо не имело права обзаводиться скважиной, — напоминает Татьяна Ковалева. — Бурение проводилось лишь в исключительных случаях, и каждый из них нужно было обосновать целой комиссии.

Позиция Белгосгеоцентра как ответственной за скважины организации жесткая. Все работы, связанные с бурением и оборудованием скважин и иных сооружений в недрах, предназначенных для добычи жидкого полезного ископаемого, должны осуществляться в соответствии с законодательством об охране и использовании вод.

Но пока об изменениях говорить рано. Марина Василюк озвучивает мнение природоохранных ведомств: надо прежде всего информировать население о недобросовестности мелких предпринимателей. Но как быть с тем, что потребитель голосует рублем? В водной сфере действительно накопилось много проблем. Нужна тонкая настройка этого специфического рынка. Вода необходима всем. Частные интересы должны соединяться с государственными. Причем выгода не должна оставлять осадка.

ДВА ВЗГЛЯДА

Георгий Гриц, заместитель директора по науке Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук:

— Несмотря на общий тренд по отмене лицензий, проверок, придания бизнесу большей степени свободы, я склоняюсь к мысли, что на некоторые виды деятельности лицензирование нужно оставлять. В том числе и на буровые работы. Ведь вода — одно из основных богатств страны. Речь идет о защите национальных интересов. Поэтому ответственность бурильщиков нужно ужесточать однозначно. Вплоть до того, что должен быть разработан единый типовой договор, регламентирующий условия оказания услуг. И в случае его нарушения в дальнейшем спрашивать не с владельца скважины (который честно заплатил за все и не обязан знать все тонкости!), а с бурящей организации.

Кроме того, к выполнению работ по строительству скважин ни в коем случае нельзя допускать случайных дилетантов. Этим должны заниматься люди с образованием, после специального обучения или хотя бы специализированных курсов на базе Минприроды или другого заинтересованного ведомства.

Антон Болточко, эксперт по экономике ОО “Дискуссионно-аналитическое сообщество “Либеральный клуб”:

— Рынок имеет свойство саморегулироваться. В любой сфере появление недобросовестных дельцов — вполне логичное явление. Однако потребитель голосует не только рублем. Он смотрит на качество выполненных работ. Если они его не устраивают, некомпетентный исполнитель рано или поздно будет вынужден свернуть свою деятельность. Такой вот естественный отбор.

Буровики могут закладывать себе прибыль в сто и более процентов. Могут не знать природоохранного законодательства. Быть некомпетентными в области геологии. Но качественно выполнить работы, так, чтобы результат устроил потребителя, они обязаны.

Лицензирование, ограничение величины прибыли, другие искусственные регуляторы здесь не помогут. Естественное развитие рынка необходимо. Хотя бы затем, чтобы потребители учились на чужих и своих ошибках и в дальнейшем не попадались на уловки недобросовестных игроков и не давали себя обманывать.

ОПРОС

Платить по счетчику должны все?

Павел Береснев, блогер:

— Я против оплаты воды, если скважина построена человеком на своем участке за собственные деньги и используется только для нужд семьи. Ведь каждый из нас имеет право на глоток свежей воды из недр родной земли. В противном случае можно докатиться и до налога на воздух. Иное дело, если скважина оборудована за счет бюджетных денег и какое-нибудь государственное предприятие ее обслуживает. Тогда оплата выглядит логичной — за сервисные услуги. У каждого человека будет выбор — или единомоментно инвестировать в скважину, а впоследствии самостоятельно ее обслуживать, менять фильтры, насосы и так далее, или заказать эту услугу в организации и платить по счетчику.

Анна Шутова, хозяйка загородного дома:

— С бытовой точки зрения, живя в квартире, мы платим не за саму воду, а за ее добычу, очистку и доставку в дом силами и средствами государственных предприятий, пользование государственной инфраструктурой. Скважину же человек обустраивает за свой счет. Это его недвижимое имущество, следовательно, все работы по водоснабжению дома он выполняет за свой счет. Если рассуждать на тему платного пользования природными ресурсами, то за плавание в озере, выращивание овощей на грядке тоже нужно платить — мы же этими ресурсами тоже пользуемся. С другой стороны, я согласна, что контроль за водопотреблением нужен. По той причине, что неправильные действия при добыче воды несут большие риски для окружающей среды.

Виталий Сирота, инженер:

— Если отбросить все эмоции, то скважина, по сути, просто трубопровод, доставляющий продукт из точки А в точку Б. Трубопровод принадлежит мне, а вот поступающая по нему вода — собственность государства, причем имеющая определенную стоимость. И нужно смириться с тем, что рано или поздно придется за этот продукт платить. Другое дело — насколько чистая нам будет поставляться вода. Прежде чем взимать плату за воду, государству нужно озаботиться качеством поставляемой продукции и, в частности, решить проблему с загрязнителями. Далеко за примером ходить не нужно: в дачных кооперативах массово и с огромным количеством нарушений строятся локальные очистные сооружения и здесь же бурятся скважины... Я готов платить, но только в том случае, если мне не придется нести затраты на очистку поставляемой в мой дом воды.

muravsky@sb.by

Версия для печати
Илона Грищук, Брест
Мы с семьей во время отпуска  отдыхали в Западной Европе. Были удивлены стоимостью обычной питьевой воды — от 1 до 2,5 евро за 0,5 литра! Это ж надо! А в Беларуси воды — хоть отбавляй. Поэтому и не ценим наше природное богатство, разбазариваем?
Мы живем на окраине Бреста в бывшей деревне Ямно рядом с тепличным комбинатом “Берестье”. Не раз слышали от соседей о геотермальном источнике на территории комбината. Еще в 2008 году геологоразведчики пробурили скважину в своих целях на территории “Берестья”. На глубине около тысячи метров обнаружилась вода. Точнее, геотермальный источник с температурой на выходе около
25 градусов. Воду для своих целей стал использовать тепличный комбинат. Лишнюю, уже охлажденную, воду питьевого качества они решили подавать в городской водопровод. Но вода из этой скважины оказалась городу не нужна! У “Водоканала” своих скважин хватает. Вот и приходится этой водой поливать огурцы и помидоры в теплицах. Плохого в этом ничего нет, но вода все равно остается. Чистая! Питьевая!
В 2012 году специалисты “Берестья” подготовили проект цеха бутилирования воды. Но для старта и развития производства у предприятия не оказалось денег. Неужели нет выхода из этой ситуации? Ведь для бурения скважины, установки насосов потрачены огромные бюджетные деньги. Богатая, однако, у нас страна...
Борис Надточий, Минский район
Считаю, что необходимо в кратчайшие сроки вернуть лицензирование на бурение скважин. Это не тот случай, когда стоит либеральничать с малым бизнесом. Все-таки вода — наше природное богатство. Речь идет о защите национальных интересов! Представьте, что в стране разрешили всем, кто хочет, рубить лес на стройматериалы. Ситуация с подземными водами аналогичная.
Полностью согласен с высказанным в статье мнением: к выполнению работ по строительству скважин нельзя допускать случайных людей. Этим должны заниматься специалисты с образованием, которые прошли обучение или окончили спецкурсы на базе Минприроды или другого заинтересованного ведомства.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?