«Вытащил маму из воды – и тут меня догнала пуля»

РОДИЛСЯ он и вырос в Осиповичах. В 1941 году, когда разразилась война, Анатолию было всего лишь пять лет. Но на его детскую долю выпали страшные воспоминания. …Ужасную весть о начале войны семья Герасимчиков услышала в Белостоке. Отец — Иосиф Михайлович — в 1939 году освобождал Польшу, вот и остался служить в НКВД при таможне, на станции Чижев. Забрал туда и семью: жену, сына и двух дочерей.

Анатолий ГЕРАСИМЧИК собрал богатый материал о деятельности осиповичского подполья, намерен издать книгу, пишет и стихи о Великой Отечественной войне.

РОДИЛСЯ он и вырос в Осиповичах. В 1941 году, когда разразилась война, Анатолию было всего лишь пять лет. Но на его детскую долю выпали страшные воспоминания. …Ужасную весть о начале войны семья Герасимчиков услышала в Белостоке. Отец — Иосиф Михайлович — в 1939 году освобождал Польшу, вот и остался служить в НКВД при таможне, на станции Чижев. Забрал туда и семью: жену, сына и двух дочерей.

Сразу после начала боев Иосиф Герасимчик посадил семью в эшелон, уходивший на Восток, с надеждой, что домашние успеют эвакуироваться. Но поезд разбомбили и оставшиеся в живых спасались как могли.

— Добирались очень долго. Непростым оказался путь домой. Только через несколько месяцев, в декабре, мы прибыли в Осиповичи. Там встретились с отцом. Он был оставлен здесь для подпольной работы, — рассказывает осиповичский свидетель войны.

Отец Анатолия Герасимчика, как и многие подпольщики и партизаны, помогал ковать Победу в тылу врага. Он был связан с разведывательным отрядом «Москва», который действовал в Могилевской и Минской областях. Но о секретной «работе» Герасимчика-старшего мало кто знал в Осиповичах.

Иосиф Михайлович, рискуя своей жизнью, семьи, внедрился в полицию, чтобы добывать ценную информацию.

— В 1943 году отцу поручили задержать карательный отряд. Он встретился на рынке с Еленой Лиходиевской, связной между подпольщиками и спецотрядом «Москва». И женщина передала ему магнитную мину. Отец ушел на задание и не вернулся, пропал, — рассказывает Анатолий Иосифович. — В 1960 году я решил узнать, как погиб отец. Начал собирать сведения, ездить по деревням, встречался с партизанами. Вышел на подпольщиков, они написали в Москву, которая соединила с командиром спецгруппы разведчиков Николаем Суралевым. Этот человек тогда служил в Германии, и он прислал характеристику на отца и написал такие строки: «Ваш отец был мужественным и героическим человеком. Гордитесь им. Он погиб при выполнении задания». Оказывается, отца замучили немцы. Смерть его была страшной.

Не повезло и самому Анатолию Иосифовичу. Когда немцы отступали, он чуть не погиб. Вот как это было.

…26—28 июня 1944 года самолеты с красными звездами ночью бомбили железную дорогу и воинские немецкие части в Осиповичах. От взрывов было так светло, что хоть иголки собирай. По городу поползли слухи, что людей будут угонять в Германию, поэтому часть мирного населения спряталась в подвалах военных строений, часть ушла в лес.

«И мы с мамой тоже ушли в лес, — вспоминает Анатолий Герасимчик. — Когда перестали бомбить, мама решила идти в город, узнать обстановку, но соседи боялись за нее, не пускали. Она все же вышла из леса и увидела на дороге подводу с полицаями. Спросила, есть ли немцы в городе. Те заверили: нет, они убежали, а город горит. Мы дошли до ближайшего моста — через реку Синюю, а там… фашисты. Они схватили маму и сбросили в реку. Мы, дети, бросились бежать, а тут, откуда ни возьмись, наши самолеты. Мы вытащили маму из воды и побежали в город. И тут-то меня догнала пуля. Пробила позвонок и легкие. Я упал. Мама подхватила меня на руки и побежала дальше. Мы добрались до подвалов, где забаррикадировались уцелевшие военнопленные. Подвал был открыт, меня приняли на руки пленные красноармейцы. Только мы в подвал заскочили, услышали грохот. Такой сильный взрыв произошел, что вырвало двери. И на пороге появились солдаты: «Не пугайтесь! Свои». Первым делом спросили, есть ли раненые. Мне сразу оказали медицинскую помощь. С красноармейцами было где-то двадцать девушек. Все мокрые. Они, оказывается, переплыли реку, прошли все казармы, уничтожили немцев. После солдаты, освобождавшие город, рассказали, что в каждом подвале стояла машина с толом. Страшная судьба была уготовлена жителям и военнопленным. Немцы хотели все взорвать…

Вскоре у меня открылось кровотечение. Советский офицер доставил меня на вилиссе в Бобруйск, в госпиталь. Лазарет был закрытый, и, чтобы машину пропустили, мой спаситель сказал, что привезли генерала. А потом решительно велел медикам, чтобы мне помогли, иначе их расстреляет. Так я и остался жив. Правда, провалялся в госпитале полгода».

…Его раны дают знать о себе. Он много пережил. Судьба не баловала, досталось ему и после войны. Когда окончил семь классов, уехал по комсомольской путевке на целину. Работая там чабаном, заразился бруцеллезом. Потерял зрение. Перенес много операций, у него пожизненная вторая группа инвалидности. Обращался по поводу пересмотра выплачиваемой пенсии в разные инстанции, ведь он — член семьи подпольщика. Пока безрезультатно.

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

НА СНИМКАХ:  Анатолий ГЕРАСИМЧИК и свидетельство его отца-партизана.

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости