Минск
+4 oC
USD: 2.24
EUR: 2.47

Почему на прилавках мало сала, хотя производство свинины развивается неплохими темпами

Высокого сала очень мало

Свиноводство — отрасль, как говорят специалисты, скороспелая. Поросенок на откорме быстро набирает вес, и через полгода его можно сдавать на мясокомбинат. За востребованный продукт платят неплохие деньги. Неудивительно, что сюда потянулись крупные инвесторы, которые создают интегрированные структуры, модернизируют производственные мощности. Некоторые проекты попали в государственные программы, Банк развития выделил на реализацию большую сумму, она успешно освоена. Объемы работ впечатляют: с 2014 года возведены 23 новых комплекса суммарной мощностью более 70 тысяч голов откорма в год. Казалось бы, в такой ситуации нужно радоваться: отрасль, как того требуют Президент и Правительство, прибавляет. Но не все так однозначно.


Предложение свинины зашкаливает: в магазинах любого формата от мясных деликатесов глаза разбегаются. А вот сала мало. Предельная его концентрация, пожалуй, лишь на столичном Комаровском рынке. Продукт, который предлагают индивидуальные предприниматели, высшего качества — так называемое высокое сало. Стоимость — 12—14 рублей за килограмм. Продавцы говорят, спрос невысокий, в день уходит максимум 5 килограммов, потому что такое сало, как креветки или мидии, деликатес.

Для полноты эксперимента мы связались с администрациями рынков в других городах. Где, если не на периферии и в глубинке, должны знать толк в сале? Оказалось, и там его мало. На Бобруйском центральном рынке таким продуктом в основном торгует один из ЧУПов. А вот физлица высоким салом со своих подворий давно не балуют, они преимущественно реализуют мясо птицы. Ближайшие мясокомбинаты и вовсе предлагают лишь продукцию переработки: колбасу, сосиски, ветчину.

На Полоцком рынке в Витебске можно встретить высокое сало, но по большей части российского происхождения. В администрации поясняют: документально это не запрещено, главное — не нарушать ветеринарные правила. Предложение одного из отечественных мясокомбинатов — перекрученный шпик в пленке. Неужели переработчик не может произвести обычное высокое сало и в куда больших масштабах? Оказывается, может, но есть нюансы.

По словам заместителя генерального директора Оршанского мясокомбината по коммерческим вопросам Константина Чеховского, отдельно в сало плохо берут торговые сети, с которыми сотрудничает предприятие. Ссылаются при этом на предпочтения покупателей. Гораздо лучше идет грудинка с прослойками. Для комбината это лучше: львиная доля поступающих на переработку свиней как раз мясных пород.

Словом, сало для переработчика, скорее, важный расходный продукт, который в основном добавляют в колбасные изделия, чтобы извлечь максимальную выгоду. Если что-то и продают, то по остаточному принципу индивидуальным предпринимателям. Острого дефицита сырья нет, но об избытке тоже говорить не приходится. Поэтому готовы принять свинину третьей категории, где шпик толще 3 сантиметров.

Ситуация с дефицитом сала связана с тем, что хряков для воспроизводства закупаем по импорту. Это мясные породы свиней. К тому же некоторые не подтверждают свою линейную чистоту, что указывает на непригодность в селекционном процессе и низкий продуктивный эффект. Три миллиона товарных гибридов на убой получено, по сути, по бессистемному разведению. А вот поголовья белорусской породы, как ни парадоксально, нет. Хотя она эффективна в вариантах межпородного скрещивания. Можно даже получить мраморное мясо…

В селекционно-гибридном центре «Заднепровский» Оршанского района выращиванием как раз такой породы свиней (белорусской крупной белой, которая считается самой сальной) и занимаются. На Оршанский мясокомбинат ежемесячно их поставляют до 100 тонн. Нарастить объемы не получается: из 50 тысяч голов крупной белой здесь немногим более четырех. При этом помещения, где она содержится, старые, еще с 1980 года, и требуют ремонта. Отличительная особенность таких свиней — всеядность и неприхотливость, но, как раньше, ботвой или картофелем их не накормишь. Из-за АЧС изменились требования к содержанию, в рационы веден гранулированный комбикорм. Перед поступлением в кормушки его определенное время выдерживают при температуре плюс 50 градусов, на что требуются дополнительные ресурсы. В новых помещениях условия содержания отличаются.

Еще десять лет назад в СГЦ среднесуточные привесы составляли около 1000 граммов. Хорошо, если бы они вновь стали такими же. Возможно, тогда география поставок сальной свинины увеличилась бы.

— Генетика крупной белой у нас хорошая. Получили новые заводские линии, по ним активно занимаемся селекционной работой. Отремонтировали участок опороса и доращивания. Приплод за прошлый год — 10 тысяч голов. Планируем продолжить реконструкцию и улучшить рационы, — обрисовывает ближайшие перспективы директор СГЦ Игорь Васильев.

СГЦ «Заречье» Рогачевского района сальных свиней поставляет в пределах сырьевой зоны — на Жлобинский мясокомбинат. Главный упор — на рационах и затратах на них.

— Обеспеченность кормами стопроцентная. Стремимся их удешевить еще на стадии закупок. Зерно приобретаем по тендеру, — рассказала главный зоотехник Ольга Гончаренко.

В добрушском ОАО «Красная Буда» ферма для свиней крупной белой не полностью укомплектована. Но директор Сергей Пашко уверен: заниматься породой выгодно. Она дает такое сало, которое любит наш потребитель. За 180 дней поросенок вымахивает до 120 (!) килограммов, толщина шпика намного больше 3 сантиметров.

Впрочем, это одновременно достоинство и недостаток. Такая свинина относится к мясу ниже второй категории, и хозяйство получает меньше выручки от реализации. Затраты на корма немаленькие. В прошлом году даже пришлось обращаться к государству за помощью: не уродили зерновые. Сергей Пашко считает, что цену на мясо белорусской крупной белой необходимо установить не ниже, чем у мяса второй категории, как и на йоркширов, дюрков и ландрасов.

Попутно узнаю от собеседника, что белая крупная со временем переедет в соседнее хозяйство ОАО «Утевское» для воспроизводства. В нем недавно начали готовить площадку под строительство нового свинокомплекса на 12 тысяч голов. Заведующий лабораторией разведения и селекции свиней РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству» Николай Лобан добавляет: новые помещения с нуклеусами построят также в ОАО «Племзавод «Тимоново» Климовичского, СГЦ «Заречье» Рогачевского районов.

Ученый называет такие планы началом возрождения белой крупной породы, численность которой за 10 лет сократилась на тысячи голов:

— Удастся сохранить племенное ядро — можно будет за два-три поколения увеличить поголовье. Крупной белой создадут такие же условия, как импортным мясным йоркширам, дюркам и ландрасам.

Планируемая мощность одного нуклеуса — 500 свиноматок. В новых помещениях популяция, уверен ученый, раскроет потенциал и станет экономически выгоднее. Но как знать: захочет ли привередливый покупатель много высокого и толстого сала, как остро встанет вопрос со сбытом? Продукцию и рынки необходимо просчитать заранее. Тогда продукт будет востребованным.

Николай Лобан считает, что с разведением крупной белой открываются большие перспективы:

— Кроме высокого сала получим еще один собственный бренд — вяленые окорока типа хамона, аналог пармской ветчины и тушенку. Это продукция с высокой добавленной стоимостью. Рецептуры новых продуктов уже разрабатываются.

kovalev@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
Загрузка...