Вышла в свет монография Ксении Селицкой-Ткачевой «Барыс Аракчэеў. Этапы вялікага шляху»

136-страничная монография, написанная с любовью и тщанием, – безусловный вклад в белорусскую культуру, не столь уж богатую подобными трудами.

– При жизни художника да и после его смерти не было каких-либо цельных, комплексных работ касательно его жизни и творчества, – рассказывает Ксения Селицкая-Ткачева. – Да, был ряд статей в газетах и журналах, было множество телевизионных сюжетов…

Были и книги, как подсказала старшая дочь художника Алена Борисовна. В 1978 году 28-страничную брошюру опубликовал известный белорусский искусствовед Борис Крепак, а в 1993 году был издан альбом с обстоятельным предисловием Галии Фатыховой. Но больших работ на белорусском языке, посвященных Аракчееву, до сих пор не было.

– Идея написания монографии относится к 2016 году, когда мы вместе с семьей Аракчеевых организовывали большой проект, посвященный 90-летию со дня рождения художника, – вспоминает Ксения Селицкая-Ткачева. – Думаю, многие помнят грандиозную выставку работ Бориса Аракчеева, посвященных городу Минску, которая была организована в галерее Савицкого 1 сентября 2016 года. Были и другие выставки на различных арт-площадках, в том числе в областных и районных городах.

Заслуженный деятель искусств Борис Аракчеев, скончавшийся в 2013 году, оставил большой след не только в живописи, но и в судьбах своих учеников, друзей, коллег.

– Не о каждом, даже очень значимом художнике у нас в Беларуси есть достаточно весомая монография, но Борис Владимирович Аракчеев ее заслужил, – утверждает видный белорусский художник, профессор Георгий Лойко. – Это очень содержательный, интересный живописец, который был еще и человеком с большой буквы. Он мог доброжелательно поддержать, но мог и четко направить. Мы, молодые художники, видели, что этот человек делает современное искусство. Любое его произведение на республиканских выставках было узнаваемо безо всякой подписи. Это много значит и дорогого стоит, когда за художника говорит его живопись.

Ксения Селицкая-Ткачева подробно и вдумчиво анализирует огромное количество картин Бориса Аракчеева. В поле ее зрения попадают не только большие тематические полотна, но и пейзажи, натюрморты и даже этюды.

При этом ее описания зачастую проницательны и красивы. По мере сил она старается раскрыть те внутренние конфликты, на острие которых рождалось творчество художника. Родившийся и выросший в Ярославской области, он прожил жизнь в Беларуси, и этот мотив «двух родин» пронизывает его творчество на протяжении пятидесяти лет. Отсюда и особая привязанность к реке Березине, и цикл картин о Богдановиче. Он постоянно пытался объединить статичность «сурового стиля» и трепетную подвижность пленэрной живописи, которой в совершенстве овладел в те трудные годы, когда у него не было собственной мастерской. Его современность – не поза, а итог внутренних исканий.

И все это можно прочесть в монографии Селицкой-Ткачевой, несмотря даже на то, что книга выдержана в типично советском соцреалистическом стиле. Не знаю, считать это достоинством или недостатком, ведь и сам Аракчеев – соцреалист даже в самых авангардных своих работах. Но, стилизуя книгу под соцреализм, надо чувствовать советские реалии. Понимать, к примеру, что советские люди не имели возможности выезжать на оздоровление куда-нибудь дальше Сочи. Или знать, что в нынешней галерее Савицкого находился призывной пункт.

Очевидный недочет – утверждение о том, что диорама «Минский котел», созданная бригадой художников в составе Петра Крохалева, Владимира Лагуна, Леонида Оседовского и Бориса Аракчеева в 1969 году, является первым произведением этого жанра на территории Беларуси. Ведь еще в 1957-1958 годах белорусский художник Петр Дурчин в одиночку создал диораму «Оборона Брестской крепости», из-за чего его прозвали «крепостным художником». Помимо этого, буквально через год после реабилитации подвига Брестской крепости Дурчин создал целый ряд работ, растиражированных в открытках и во многом повлиявших на трактовку этой темы Борисом Аракчеевым. Да, творчество Дурчина в 1970-1980 годы замалчивалось, но сегодня его творческий подвиг известен и специалистам, и публике.

Тем не менее, труд Селицкой-Ткачевой заслуживает огромного уважения.

– Если бы был жив отец, он бы, конечно, очень вас благодарил, – сказала дочь художника Алена Борисовна Аракчеева. Ее поддержали все, кто присутствовал на презентации монографии в Национальном историческом музее Республики Беларусь.

В добрый путь, книга!

Фото Олег Леус


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи