Выпустить пар на волю

Почему сельские предприниматели в Ивацевичском районе, заинтересованные в развитии «банного дела», не могут развернуться

О предпринимателях Василии ФИЛИПЧИКЕ и Андрее СЕЛИВОНЦЕ, благодаря которым в банях ивацевичских деревень Воля и Алексейки по субботам имеется крепкий пар, я рассказала в статье «Только в Воле вволю пара. Правда, частного…» (№100 за 31 августа 2017 года). Напомню – в 2014 году банные услуги исключили из перечня социально значимых. Дотаций не стало, и цена помывки кое-где взлетела с одного рубля до 10. На Брестчине 172 бани из 283 постепенно закрылись — уж больно кусался пар ценой. Но! Нашлись шесть энтузиастов, которые при весьма скромных доходах от банного дела не дают зачахнуть сельским парилкам. Ивацевичские бизнесмены Василий Филипчик и Андрей Селивонец тогда вздыхали: баньки просят ремонта, выкупить бы их — в свое дело смело вложим душу и средства. ЖКХ с продажей тянуло. К теме решила вернуться, будучи в командировке в этом районе. Дай, думаю, позвоню банщикам. Тем более что с недавних пор предпринимателям, особенно на селе, зеленый свет. Что изменилось за полгода?


Деревянные окна «сифонят», внутри помещения – полумрак. Помывочная просит ровный пол и новую плитку, сантехника устарела. Даже если котел кипит, батареи в раздевалке ледяные. Пар идет в холодное помещение, и одежда посетителей напитывается влагой – даже самому неприхотливому клиенту такое не по душе! А еще из-за перепада температур в раздевалке по субботам то и дело «стреляют» зеленые стеклянные оконца, Андрей Селивонец «замуровывает» дыры тряпьем. Бочка, что греет парилку и воду для душа, со дня на день навернется. Туалет в поле, без освещения, уйдешь и пропадешь. Проблем в бане в Алексейках много, но бизнесмен тянет малоприбыльное дело. И верит, что рано или поздно станет полноценным хозяином и приведет разваливающийся комплекс в порядок. Жена – почтальон, но и ей здесь нашлась бы работа — кассиром, уборщицей. Такой вот перспективный семейный подряд.

Баню в Алексейках у ЖКХ Андрей Селивонец взял под свое крыло на безвозмездной основе – теща подбила заняться бизнесом, когда пар из села «ушел». Но доход банщика едва покрывает затраты. 92 рубля платит налог как ИП, 35 рублей — в фонд соцзащиты, около 100 рублей за амортизацию здания, воду, электроэнергию, налог на землю, на недвижимость. В месяц 250 рублей расходов. И это без дров, их за четыре субботы сгорает до семи кубов. Заготавливает их сам. Недавно сельсовет разрешил спиленные вдоль трассы деревья забрать — за 12 рейсов на машине перевез их в котельную. Хоть в чем-то сэкономил!

Андрей СЕЛИВОНЕЦ.

В месяц удается выручить примерно 400 рублей. Сеанс в бане – 5 рублей. Цена сформировалась по законам рынка: столько же стоит и у конкурента Василия Филипчика в Воле. Василий еще ребенком ходил с отцом в сельскую парную, а последние 11 лет работал в бане истопником. Когда убыточный комплекс в ЖКХ решили закрыть, открыл ИП и взял ее под свое крыло. Раньше баню обслуживали пять человек, всю работу бизнесмен сейчас тянет сам. Помогает семья: жена-бухгалтер и дочь с документами и уборкой, сыновья – с заготовкой дров. С виду баня в Воле смотрится солиднее, чем в Алексейках: бетонный забор, отремонтированное коммунальщиками в 2010 году здание. Но и здесь работ хватает: комната для отдыха не благоустроена, бассейн почти разрушен. 

Будь я жителем Ивацевичей, между двумя сельскими банями выбрала бы ту, что в Воле. Но есть загвоздка – с начала января она на простое. Бочка, что грела парилку и воду для душа, прогорела. Кто возьмет на себя ремонт? В ЖКХ кивают на предпринимателя – мол, нужен доход, пусть и покупает новую. А банщик показывает договор безвозмездного пользования: я обязан делать текущий ремонт — белить потолки, окрашивать двери, подоконники, полы, радиаторы, оклеивать стены, но не покупать новую бочку. Хотя подходящую уже присмотрел в Слонимском районе за 500 рублей.

— Будь баня моей – купил бы бочку в считаные дни, и никакого простоя. В планах окна поменять, бассейн отремонтировать, комнату отдыха довести до ума, установить диодное освещение. Только недавно ЖКХ подало документы на стоимостную оценку объекта, стали готовить на продажу. Приедут оценщики: ага, бочка новая, везде ремонт, новые окна, включат это в стоимость. А мне дважды, выкупая баню на торгах, плати? — рассуждает сельский предприниматель.

Василий ФИЛИПЧИК.

В деревне живут 500 человек, кафе нет. Люди готовы арендовать на пару часов баню — и попариться, и душевно посидеть. Введет бизнесмен в строй бассейн – от посетителей отбоя не будет. Тем более что ради крепкого пара в Волю едут из соседних Яблонки, Серадово, Баранов, Михновичей, Стаек, Ивацевичей. Среди клиентов немало владельцев личных бань, но они в субботу в толоке парятся — веселее, пообщаешься, новости узнаешь и веничком по тебе пройдутся… 

Безусловно, и у Василия Филипчика, и у Андрея Селивончика – предпринимательская жилка пульсирует. Они видят перспективы своего бизнеса: можно веники заготавливать, простыни парильщикам предлагать, беседку поставить и мангал для шашлыка, самовар, телевизор установить и баранками угощать. Баня вполне может стать досуговым центром села. Так почему же бизнесмены висят на крючке у ЖКХ, когда по закону могут стать полноправными хозяевами комплексов?

Заместитель директора фонда «Брестоблимущество» Надежда Стрельцова приводит такие цифры:

 — Начиная с прошлого года, стали активно оптимизировать систему ЖКХ. Выставляются на продажу пустующие бани, котельные. С годами объекты приходят в негодность, почему бы не предложить их населению? В одних районах делают эти шаги смелее, в других осторожнее. В прошлом году в Брестской области продали 22 бани, 14 из них - за одну базовую. В октябре 2017-го с молотка ушли сразу шесть бань ЖКХ в Барановичском районе. Самым дорогим проданным комплексом стал в Ольшанах Столинского района – 7000 рублей и 30 копеек, это минус 80 процентов от первоначальной стоимости.

Бассейн в Воле просит ремонта.

На этот год уже запланировано 79 бань на продажу, в том числе 16 в Кобринском районе, 10 — в Березовском, 7 – в Малоритском и те самые две в Ивацевичском, объявления об аукционе которых так ждут Василий Филипчик и Андрей Селивонец. Процедура четко разложена по полочкам в Указе №294 от 4 июля 2012 года. На первом аукционе баню выставляют по полной стоимости. Не выкупили, проводят второй – с 20-процентной скидкой. Третий – стоимость уменьшают наполовину от первоначальной. Четвертый – минус 80 процентов и пятый – за одну базовую. Кстати, в прошлом году 17 сельских бань даже за одну базовую так никого и не заинтересовали.

Но если уж достался комплекс почти даром, ИП обязан вести банное дело, а физлицо приспособить под жилье или для личного подсобного хозяйства. На раскачку, как правило, дают около года – чтобы закрутить дело или стать новоселом. 

Что же говорят в Ивацевичском ЖКХ? По всей видимости, та самая прогоревшая банная бочка в Воле и подтолкнула коммунальщиков выставить объекты на продажу. 

— Арендатор пользуется зданием безвозмездно. Прогорел нагреватель, а нам изыщи средства на недешевый ремонт. Мы уже заказали оценку стоимости бань, будем продавать их на аукционе, — не скрывает гендиректор Ивацевичского ЖКХ Александр Кисель. В районе из 30 сельских бань, что на балансе ЖКХ, выжили и действуют девять, но и они, за исключением одной, убыточны. За 2017 год 109 тысяч рублей в минус. Сеанс стоит 3,9 рубля, а себестоимость – около восьми. В прошлом году одну баню в деревне Ходаки продали, местный житель может открыть в ней любой объект – хоть увеселительное заведение.

Но так ли выгодно ЖКХ распрощаться со зданием, которое пусть даже в безвозмездном пользовании? Раньше плата за ту же амортизацию бань от ипэшников была в доходной строке бухгалтерского баланса, это около 60 рублей в месяц с одной и 25 — с другой. Плюс за объектами ухаживали, а местных жителей не нужно было возить за паром в соседние деревни — расходы лежат на коммунальщиках. Выкупят баню больше чем за одну базовую, могут что угодно открыть. А пока «арендуют», пар из деревни не уходит.

Сейчас ЖКХ нужно тратиться на подготовку предпродажных документов. Деньги за проданные бани пойдут в госбюджет, но не на счет самого ЖКХ. Вдобавок ко всему бизнесмены-банщики – тоже конкуренты коммунальщикам. Многие парильщики городским баням предпочитают те самые частные, маленькие, уютные, с крепким паром. Сделают  такие филипчики и селивонцы толковый ремонт и мангал поставят – и вовсе клиентов переманят.

Всего же на Брестчине 283 бани, только 111 из них работают в городах и крепких деревнях. Но и они денег не сулят. Как по мне, сделать банное дело прибыльным смогут как раз энтузиасты-бизнесмены. Пока таких в области всего шесть – двое в Ивацевичском районе, трое в Барановичском и один в Брестском. А почему при ЖКХ были в минусах? В Воле баня содержала истопника, директора, инженера, курирующего баней. Бизнесмен занимается делом в одном лице. Так почему не создать человеку условия, чтобы он трудился, об этом не раз заявлялось на высшем уровне? В плюсе останутся все – и он при деле, и люди, которые хотят  парную и готовы за это платить.  

ostapchuk@sb.by

Фото автора



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости