Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Речицкие группировки стали последними осколками лихих 90-х на юго-востоке Беларуси

Вымогателей не стало на раз-два-три-четыре

Речица — камерный город на берегу Днепра. Один из живописнейших райцентров Гомельской области. В меру стремительный, в меру насыщенный событиями. Спокойный — вот что ощущается сразу. Сегодня даже трудно поверить, что в конце прошлого века здесь орудовали сразу четыре преступные группировки, подмявшие под себя зарождающийся бизнес во всех его проявлениях. «Крюковские», «военные», «ушатые» и «руслановские» — формирования, ликвидация которых в 2005 году и поставила точку в гомельской бандитской истории 90-х. «Генеральную уборку» тут проводили сотрудники Гомельского областного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. Многие из тех, кто очищал город от бандитов четырнадцать лет назад, и сегодня в строю. Поэтому история речицкого криминалитета 90-х прорисовывается в деталях.


Смутные времена распада Советского Союза прошлись по райцентру катком. Пошатнулись крупные предприятия. Среди таких был оборонный завод «Ритм», где одномоментно не стало работы для сотен местных жителей. Расформировали и армейскую часть. Недавние военные остались не у дел. Люди искали возможность выжить. Многие подались в коммерцию. Вроде все как у всех. Пока в городе на Днепре не появился криминальный авторитет из соседней Брянской области по прозвищу Крюк. 

В Беларусь он подался в бега. Приехал в Речицу к знакомой. И, говорят, очень удивился тому, что бизнес уже есть, а рэкета пока нет. Прямо поле непаханое. Взялся за дело.

— Поначалу «крюковских» было чуть более 15, — вспоминают в областном УБОП. — В основном пацаны с улицы Спортивной. Лидерам — немногим за 30. Остальные — молодежь. 

Силы придавала связь Крюка с брянской группировкой. На любые разборки с участием «крюковских» в Речицу прибывали российские «братки». А Россия — это серьезно. «Крюковские» тоже начинали с крышевания мини-рынков, кафешек, таксистов и малых предприятий. Но потом развернулись: пошли кражи и вооруженные разбои, мошенничества, автоугоны, разорения фирм. Ипэшники должны были платить от 50 до 100 долларов в месяц, валютчики и таксисты — от 10 до 50. Под крышевание попали даже местные грибники. Все, кто всерьез занимался в округе сбором даров леса, получили свою территорию и обязаны были каждый месяц отдавать вымогателям от 10 до 25 процентов прибыли.

Фирменный стиль «крюковских» — циничная демонстрация силы. Коммерсанту, отказавшемуся платить дань, прилюдно накинули удавку на шею — торговки подняли крик и чудом спасли жертву. Предприниматель рискнула проигнорировать сбор «дани» — на следующий день три тонны ее овощей были облиты бензином. Футболиста местной команды «Ведрич» избили на улице за то, что не соглашался ежемесячно отстегивать по 150 долларов. Видимо, начитавшись о завидных гонорарах звезд мирового футбола, «крюковские» решили, что речицкий спортсмен тоже должен делиться. 

Кстати, первые местные частные кафешки не спешили под крыло рэкетиров. Но те заставили: регулярно стали наведываться в заведения, цепляться к клиентам, устраивать драки. В одной из таких потасовок член группировки ударил ножом студента, приехавшего в райцентр из Израиля. Иностранец скончался на месте…  


В Речице «крюковские» считались самыми жестокими. Избить битами и металлическими трубками, поджечь, подорвать — все это было о них. Могли просто так — по ходу движения — задеть случайного прохожего на улице, снять цепочку, вынуть из машины автомагнитолу. Чувствовали себя хозяевами города. Люди опасались обращаться в милицию. Если и писали заявления в горячке эмоций, то потом столь же спешно отказывались от своих показаний.

Появление рэкетиров в штыки встретили недавние военнослужащие расформированной части. На тот момент большинство из них занималось коммерцией. Армейцев объединяли бывшая служба и решение житейских вопросов. Еще прочнее стала связка, когда «крюковские» начали наседать с поборами. В противовес им и появились «военные». 

Благая цель новой группировки — дать отпор головорезам. Но со временем робингудовский порыв утих. Недавние военные, видимо, сообразили, что борьба со злом не приносит доходов. И сами стали промышлять вымогательством. Две группировки разделили город на сферы влияния.

— «Военные» контролировали микрорайон, прилегающий к заводу «Ритм». Это рынки, торговые киоски, частные предприятия, легальные и нелегальные такси, — рассказывают сотрудники областного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией. — Предприниматели, опасаясь за жизнь, а угроза была реальной, молча отдавали деньги.

Впрочем, поначалу были исключения. Один бизнесмен принципиально решил не платить «дань». «Но я очень быстро понял, что этого не стоило делать», — позже рассказывал он во время следствия. Сначала загорелись двери его квартиры, потом взорвался автомобиль, а далее один за другим вспыхнули 7 ларьков.

Уже вслед за «крюковскими» и «военными» подтянулись «ушатые» и «руслановские» — порождения новоявленных криминальных авторитетов. Всем хватило места в Речице. Одним отошел рынок «Славянский», радиотакси и контроль над разборками местного значения, а также Хойникский регион. Другие взяли под опеку не только свою часть райцентра, но и микрорайон Гомеля, расположенный вдоль тогдашней улицы Речицкое шоссе. 

Несмотря на единство интересов, у каждой группировки был свой почерк и стиль. Например, «руслановские», помимо вымогательства «дани» с предпринимателей, владельцев придорожных кафе, проституток, увлекались мошенническими… спектаклями. Так, узнав, что один коммерсант должен другому, приезжали к должнику под видом залетных вышибал, заявляя, что товарищ попал на очень крупную сумму. Бизнесмен бежал к своей крыше, назначалась стрелка. Во время разборок «руслановские» якобы убивали одного-двух из «наехавших». Кровь, трупы — все правдоподобно инсценировалось. Чтобы избежать неожиданных проблем, коммерсанты отдавали все: и деньги, и бизнес, и нажитое добро.

В обратном порядке речицкая бандитская эпопея начала раскручиваться после резонансного преступления 18 февраля 2005 года в Брянской области. 

В этот день в центре города Клинцы на воздух взлетел автомобиль «Москвич». В нем находились руководитель районного УБОП и его случайный попутчик — пенсионер МВД. Оба погибли. 

Российские оперативники вышли на след «крюковских», который вел в Беларусь. Предположительно, заказ исполняла речицкая группировка. По этой цепочке сотрудники Гомельского областного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией вышли на криминальную подноготную всех рэкетирских формирований райцентра. На тот момент у гомельчан уже был опыт работы по преступным организациям «морозовцев» и «пожарников», которые действовали в областном центре. Поэтому речицких задерживали быстро. Податься в бега мало кому удалось.

В октябре 2007 года Гомельский областной суд вынес приговор 32 членам речицкой преступной организации (именно так квалифицировались действия четырех группировок). Двое лидеров были приговорены к 23 годам лишения свободы, менее семи лет не получил никто. В сорока томах уголовного дела значилось более 90 эпизодов, от рук преступников потерпело около ста человек… 

Нынче из членов бывших речицких группировок одних нет в живых, другие еще отбывают наказание, а третьи уже на свободе. Но рэкетом уже никто не промышляет.

В ТЕМУ

Минувшим летом в Приморском крае России задержан один из лидеров банды «морозовцев» по прозвищу Дербень — 52-летний гомельчанин, который значился в розыске с 2005 года. В настоящее время из преступных группировок 90-х, действовавших на Гомельщине, а это в основном члены «морозовцев» и «пожарников», в розыске остается семь человек.

Виктория Николаева

viknik@sb.by
 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...