Выход в космос

Интересны ли этнографам сегодняшние белорусские деревни?

Сотни часов песен, сказок и преданий старины глубокой, уникальные вышивки и покрывала, сохранившиеся на Сморгонщине с давних времен, обогатили собрание аутентичных артефактов Республиканской молодежной общественной организации «Студенческое этнографическое общество», начало которой было положено еще в 1995 году, во время первой этнографической экспедиции. «Ёсць, што збiраць, i пакуль так будзе, нашы сябры маюць намер працягваць гэта рабiць» — говорит Ирина Павлович, руководитель завершившейся в эти дни «вандроўкi» по деревням Сморгонского района. Этно–архив СЭТ («Студэнцкага этнаграфiчнага таварыства») на сегодняшний день — один из крупнейших в Беларуси. И один из самых открытых — для серьезных ученых, краеведов и всех, кому интересна эта тема. Информация о готовящихся экспедициях распространяется через интернет, позволяя практически любому (быть студентом в данном случае необязательно) отправиться в наше глубокое прошлое. Все еще настолько обширное и не до конца изученное, что в соцсетях фото участников этих путешествий во времени то и дело сопровождаются подписями «белорусский космос».

Участники экспедиции «Смаргонь-2018» (в центре — Ирина Павлович)

В июне этнографы и примкнувшие к ним волонтеры изучали деревни в окрестностях Березы и Дрогичина. А сейчас две недели провели в районе, информация о котором в исследованиях их предшественников до сих пор не может считаться исчерпывающей. Какими конкретно путями формировалась песенная традиция на Сморгонщине, еще предстоит выяснить. Ну и сам по себе регион любопытный — как любой другой, где так тесно переплелись традиции и легенды разных народов. Причем некоторые из обычаев живы здесь до сих пор.


— Нават нягледзячы на заўважную ўрбанiзацыю раёна, — замечает Ирина Павлович. — Асабiста мяне моцна ўразiла, што вясельны абрад у некаторых тутэйшых вёсках дагэтуль захоўваецца ў традыцыйнай форме. Няхай сабе ўборы маладых ужо цалкам сучасныя i модныя, але брамы з нагоды вяселля тут аплятаюць зелянiнай гэтак жа, як i сто гадоў таму. Таксама нечаканасцю было даведацца, што традыцыйны абрад хрэсьбiнаў, падчас якога бабку–павiтуху возяць па вёсцы (калiсьцi такое было распаўсюджана амаль па ўсёй Беларусi), па мясцовых звычаях часам завяршаўся тым, што тую бабку «тапiлi». У некаторых вёсках давозiлi яе да рэчкi i разварочвалiся, а дзе–нiдзе захавалiся ўспамiны, як ахвяравалi вадзе яе кофту цi нават саму бабку даставалi з возера.

Бабушки Ванда, Чеслава, Ганэфа, Ядвига, Станислава — одни имена этих и других долгожительниц Сморгонского района подтверждают, как тесно переплелись здесь не только языческая и христианская культуры, а и польское с белорусским. И в результате появилось свое, свойственное только этой местности. К слову, факт того, что людей 90 лет и старше в здравом уме и твердой памяти тут можно встретить чуть ли не в каждой деревне, Ирину не удивляет. Говорит, что для Беларуси за городской чертой это обычное дело:

— Часам 95–гадовы чалавек мае настолькi светлую галаву, што цяжка ўтрымацца, каб не папрасiць яго даць парады, як годна дажыць да такiх гадоў. Звычайна адказваюць, што ўсё гэта праца i сумленнае жыццё.

Эти бабушки и дедушки еще способны на многое. И вспомнить, и спеть, порой даже сплясать. Но и через много лет, убеждена Ирина Павлович, поводы приехать сюда с этнографической экспедицией, скорее всего, останутся:

— Як i мы, этнографы напачатку ХХ стагоддзя хвалявалiся, што тэма адыходзiць, выслiзвае прама з рук, але ўсё перацякае ў iншыя формы. I многiя з тых, каму зараз 60, 50 гадоў, з’яўляюцца носьбiтамi не толькi гiсторыi савецкага жыцця, але i той мiнуўшчыны, пра якую даведалiся ад старэйшых. Вiдавочна па ўсiм, што на Смаргоншчыне ўсё добра з разуменнем таго, што даўняя гiсторыя вартая захавання. Нават мяркуючы па тэкстылi (гэта адна з маiх улюбёных тэм). Дзецi, унукi захоўваюць у шафах посцiлкi i iншыя працы сваiх бабуль, i не гатовыя нi аддаць, нi прадаць сваё багацце нi за якiя грошы. У ранейшых вандроўках сустрэць падобнае было хутчэй выключэннем, а тут гэта распаўсюджаная традыцыя. Такое вельмi радуе.



Результаты прошлых экспедиций в Пружаны, Кобрин и Ганцевичи уже воплотились в сборники песен, которые опубликованы в свободном доступе. Однако своими скромными силами с количеством всего того, что привозят из деревень, энтузиасты СЭТ не справляются. Говорят, если у кого–то есть желание и инициатива использовать их архив для издания буклетов, книг или чего–то еще, будут только рады. К слову, нигде больше в одном месте не собрано столько обстоятельной информации в том числе о порядке вещей в этнографических уголках при школах и детских садах (которые на деле иногда оказываются гораздо интереснее местных музеев). И, разумеется, о краеведах, сотрудничество с которыми не ограничивается обменом информации — кому–то СЭТ помогало еще и оцифровывать старые магнитофонные записи с голосами давно ушедших бабушек.

Маршруты будущего лета уже намечены. Работы много, ведь сколько бы ни изучали наше прошлое большие ученые и этнографы–любители, пока не открыли им всех своих тайн наши деревни. Абсолютно уникальные и непохожие одна на другую, даже если расположены по соседству, подтверждают участники экспедиций СЭТ.

cultura@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...