Создание холдинга, переход на рыночные отношения и выпуск конкурентной продукции: как будет развиваться кожевенная отрасль

Выделка того стоит

Навести железный порядок в кожевенной отрасли Глава государства поручал не раз. Во всем мире переработка кожи хотя и очень хлопотный, но довольно прибыльный бизнес, однако в нашей стране он должных дивидендов пока, увы, не приносит. Ситуация неоднократно рассматривалась в Правительстве. Недавно на заседании Президиума Совмина детально проанализировали эффективность работы отрасли, ведь, несмотря на принятые ранее решения по ее развитию, эффективность работы кожевенных заводов все еще остается на низком уровне. Что делается, чтобы исправить ситуацию, и как дальше будет развиваться это направление легкой промышленности, выяснял корреспондент «Р».

Среди приоритетов кожевенной отрасли — развитие внутреннего рынка.

Нелучшие времена

Чтобы узнать, какая ситуация сейчас сложилась на заводах, отправляемся на Минское производственное кожевенное объединение. К слову, одно из самых крупных технически оснащенных предприятий отрасли на территории стран постсоветского пространства. Время визита нам предложили на выбор — либо до 13.00, либо после 14.00. Дело в том, что в обеденный перерыв тут происходит пересменка. И уже факт того, что заводчане трудятся в две смены, дает понять: дела у предприятия идут неплохо. Остановка кожевенных предприятий в ряде стран в связи с ограничительными мерами, вызванными пандемией, колебания на валютном рынке дают шанс нашим производителям обу­ви и галантереи заместить импортные поставки. 

После небольшой экскурсии по цехам завода его генеральный директор Ольга Политико признается: несмотря на определенные финансовые трудности, предприятие реализует план по наращиванию выпуска высококачественных кож, в том числе небольшими партиями. Ольга Сергеевна возглавила объединение в начале этого года, и в наследство ей достались проблемы с нехваткой оборотных средств с одной стороны и большие складские запасы продукции — с другой.

— Существенная кредитная нагрузка, накопленная за прошлый год, значительная задолженность перед поставщиками кожевенного сырья, ухудшающаяся платежная дисциплина наших потребителей также создают риски в деятельности предприятия. Но в глобальных проблемах, связанных с COVID-19, мы видим новые возможности. Актуализируем свою стратегию маркетинга. Для наших потребителей важно не только соотношение «цена—качество», но и стабильность этого качества, гарантированность своевременного выполнения заявок по объему и сортности, а еще эксклюзивность. Все производители хотят выпускать коллекции, отличающиеся от коллекций конкурентов. Поэтому мы в работе с нашими партнерами используем индивидуальный подход. Наиболее эффективным является непосредственное взаимодействие с дизайнерами и технологами предприятий-изготовителей в период разработки новой коллекции. Например, на протяжении многих лет мы плодотворно сотрудничаем с ОАО «Галантэя», выпуская кожевенные товары с заданной фактурой и в выбранной цветовой гамме для изготовления галантерейных изделий. Сами предлагаем новые виды продукции, образцы которой видим на различных выставках. 

Несмотря на финансовые трудности, Минское производственное кожевенное объединение реализует план по наращиванию выпуска высококачественных кож, в том числе небольшими партиями.

Ставка на инновации

Также на кожевенном предприятии делают ставку на инновации. У объединения есть экспериментальный участок, на котором отрабатываются методики производства новых видов продукции. Сейчас задача более тесно увязать разработку новых артикулов с современными тенденциями в мире моды, постараться работать на опережение и самим больше предлагать новинок потребителям. К слову, о потребителях. Мы поинтересовались у Ольги Политико, какие шаги предпринимаются для обеспечения потребностей белорусских производителей обуви в необходимом им кожсырье. 

— Выпускать весь ассортимент кожи, производимой в мире, в рамках страны просто невозможно, да и вряд ли целесообразно. А вот закрыть потребность наших производителей в основных, наиболее востребованных артикулах — наша задача. Надо соответствовать требованиям потребителей, быть надежными партнерами, настроенными на взаимовыгодное сотрудничество. Сейчас обсуждается идея создания кожевенного холдинга. Вопрос непростой. Ведь цель создания любого объединения — повысить эффективность совместной хозяйственной деятельности объединившихся предприятий, то есть получить синергетический эффект. 

Рассматриваются два подхода. Первый вариант — холдинг, состоящий только из кожевенных предприятий. Очевидные плюсы такого проекта — увеличение доли холдинга на рынке, оптимизация всех видов затрат, в том числе на сырье и материалы, управленческих расходов, создание единой товаропроводящей сети, возможность специализации. Второй подход — когда управляющей компанией холдинга становится предприятие, являющееся потребителем продукции кожевенных заводов, причем не единственным. Здесь важно избежать конфликта интересов, обеспечить условия для добросовестной конкуренции. Немаловажным фактором является возможность и готовность головной компании инвестировать собственные средства в развитие кожевенных предприятий, внедрять передовые технологии производства кожи, обеспечивать рынки сбыта.


Прорабатывается возможность реализации инновационных проектов по переработке мокросоленых шкур в белковые продукты.

Важно понимать потребности 

Помимо закрытых границ и невозможности взаимодействия с внешними партнерами, наши кожевенники столкнулись с еще одной глобальной, негативной для них тенденцией — сокращением потребления товаров из натуральной кожи. Зеленые идеи вытесняют такого рода сырье из производственной сферы. В структуре потребления за последние годы кожаная обувь потеряла около 30 процентов. Потребитель все чаще отдает предпочтение кроссовкам и ботинкам из тканевых и синтетических материалов. И здесь причина не только в экологических воззрениях, моде, но и в низкой цене. 

Во время недавнего заседания Правительства, где рассматривались вопросы эффективности работы кожевенной отрасли, среди прочего отмечалось, что предстоит работа над повышением востребованности белорусского кожевенного сырья. Дело в том, что два крупнейших производителя обуви страны (холдинги «Белвест» и «Марко») импортируют большой объем готовых кожевенных товаров и полуфабриката. Почему так происходит и что надо, чтобы мотивировать обувщика прийти на отечественные кожевенные заводы, мы решили узнать у одного из крупнейших производителей обуви в стране. 

По словам руководителя холдинга «Белвест» Юрия Суманеева, на ключевых рынках предприятия — в России и Беларуси — спрос на обувь существенно сократился. Все обувщики просели в зимний сезон из-за аномально теплой погоды. Сегодня «Белвест» поставляет продукцию в страны Евросоюза, государства СНГ и многие другие. Но в связи с мировой эпидемиологической ситуацией в настоящий момент предприятию приходится нелегко. Восстановление объемов торговли на традиционных рынках сбыта может занять до полутора лет. И в таких условиях обувщикам самое бы время минимизировать издержки, сократить импорт и переориентироваться на внутренних поставщиков. Но, по словам Юрия Суманеева, есть ряд системных вопросов, сдерживающих этот процесс.

— Чтобы сохранить свою нишу на рынке, мы, к сожалению, в настоящий момент не можем опереться на белорусских производителей кожи. Дело в том, что зачастую тот товар, который необходим нам для пошива обуви и который предлагают кожевенные заводы, — диаметрально противоположные вещи. Могу провести аналогию с автомобильной промышленностью. К примеру, есть шинное предприятие, которое производит разную продукцию: шины для легковых автомобилей, грузовиков, большегрузной техники. И можно сказать, что, мол, вот же шины, есть, берите. Но не каждой технике они подходят. Так вот и наши кожевенные предприятия заявляют, мол, берите готовый наш товар. А реально из этого материала, к примеру, можно выпускать только обувь военную, рабочую или специальную. И требования к ней несколько иные, главное — ее физико-механические характеристики, но никак не органолептические свойства, внешний вид и мягкость, что требуется для обуви более высокого класса, даже повседневной, и особенно модельной. Вот тут у нас основное непонимание или неспособность и нежелание услышать, что одним и тем же термином «кожа» мы называем совершенно разный по своей сути материал.

В структуре потребления за последние годы кожаная обувь потеряла около 30 процентов.

Юрий Суманеев обращает внимание: сегодня кожевенные заводы выпускают самые простые артикулы полуфабриката и готовой кожи. А должны быть ориентация на конкретного клиента, понимание его ассортимента и потребностей:

— Мы еще в 2014 году на площадях «Белвеста» в Витебске создали свой кожзавод последней, третьей, стадии переработки кожи. И производим из полуфабриката вида краст ту готовую кожу, которая нам нужна. И на протяжении последних 6 лет полностью обеспечены готовым кожтоваром. Мы не завозим в страну готовые кожевенные товары, а производим их самостоятельно. На сегодня это около 500 артикулов кожтовара различных цветов, мягкости и структуры лицевой поверхности. Ни один из наших кожзаводов, к сожалению, не может сформировать такое огромное предложение. При этом постоянно приходится сталкиваться с упреками в наш адрес по поводу якобы высокого импорта кож из-за рубежа. Еще раз хочу отметить, что это не готовые кожи, а полуфабрикат для нашего кожевенного производства. Даже этот полуфабрикат мы пытались и заинтересованы приобретать у наших кожзаводов, но на протяжении многих лет ни Бобруйский кожевенный комбинат, ни МПКО не могут на регулярной основе предложить нам данный вид продукции нужного качества, сортности, объемов и по текущей рыночной цене.


«Предлагаем частному бизнесу войти в эту структуру»

Председатель концерна «Беллегпром» Татьяна ЛУГИНА — о создании в стране кожевенного холдинга

В концерне «Беллегпром» еще в прошлом году разработали краткосрочную и долгосрочную программы по стабилизации ситуации на предприятиях кожевенной отрасли. Результат не заставил долго ждать. По итогам первого квартала года запасы шкур на складах мясокомбинатов снизились на 20 процентов. Уменьшилась и дебиторская задолженность перед мясокомбинатами. Мы спросили у председателя концерна Татьяны Лугиной, какие дополнительные шаги предпринимаются для улучшения дел в отрасли.

— Татьяна Алексеевна, понятно, что непростая ситуация, вызванная коронавирусом, внесла корректировки во все отрасли экономики, в том числе и в кожевенную. Сместились ли приоритеты в развитии кожевенных предприятий и какая работа ведется по минимизации издержек заводов?

— Действительно, отрасль находится в непростых условиях. Приостановлена работа с традиционными нашими партнерами в России и Италии. Ищем новые рынки поставок кожтоваров для производства обуви специального назначения. Работа идет не такими темпами, как хотелось бы, но, я думаю, мы активизируемся, когда наладятся рынки и эпидситуация. Сейчас работаем над себестоимостью, затратами, снижением издержек. Среди приоритетов — развитие внутреннего рынка, чтобы мотивировать наших обувщиков. К сожалению, по потреблению кожтовара у них еще большая импортная составляющая. И мы стараемся, чтобы они переходили на материалы наших кожевенных заводов. Работаем и над тем, чтобы цена на отечественную продукцию стала более привлекательной.

Что касается дальнейшего развития отрасли, очевидна необходимость усовершенствования работы всех звеньев, начиная с сельхозорганизаций, которые выращивают крупнорогатый скот, и качественного съема шкур на мясокомбинатах. Мы объехали многие мясокомбинаты, смотрели их сырьевые зоны, как они подразделяются, как организованы процессы заготовки сырья, консервации, сортировки и т.д. От этого в последующем зависит качество кожтовара. 

На самих кожевенных комбинатах стараемся рационализировать процессы сортировки и распределения шкур между переделами. И здесь в первую очередь надо работать над повышением квалификации персонала, который принимает решения о направлении шкур на тот или иной передел. Есть серьезные технологические наработки, после внедрения которых сможем исключить субъективный фактор в определении качества полуфабриката краст, что, в свою очередь, значительно повысит эффективность производства кожевенных товаров.

В программы также включены меры технического характера — модернизация производств. Планируется закупка оборудования, которое позволит на третьем переделе повысить качество переработки полуфабриката и расширить ассортимент готовых кож. Таким образом увеличим предложение для наших обувщиков того товара, который они сегодня покупают в той же Турции и России. 

— Насколько известно, с этого года введен госзаказ на кожсырье, сняты все запреты и предоставлена возможность реализовывать невостребованный ресурс низкосортного сырья на биржевых торгах. Какой эффект принесли принятые меры?

— Введение госзаказа для кожевенных заводов — это абсолютный гарант получения в том объеме и того качества сырья, который необходим для переработки. Существует проблема реализации несортовых и низкосортовых шкур. Но благодаря могилевскому предприятию «Можелит» мы продвинулись в части переработки данного вида продукции на их мощностях. Если, например, в 2018 году переработка обрези на данном предприятии составляла 8—10 процентов объема производства, то в прошлом году достигла 15 процентов. А за 4 месяца 2020 года данное предприятие перерабатывает уже около 50 процентов отечественного сырья. Тем самым решается вопрос импортозамещения. Раньше предприятие завозило большие объемы из Казахстана, Сербии, Италии и Польши. 

Говоря об импортозамещении, следует отметить, что прорабатывается возможность реализации инновационных проектов по переработке мокросоленых шкур в другие белковые продукты, такие как желатин, коллагеновые смеси, белковая оболочка. Проводится маркетинговое исследование, изучается возможность организации соответствующих производств в стране, чтобы не реализовывать остатки шкур. Но опять же надо считать. Потому что добавленную стоимость и затраты, которые нужны для организации производства внутри страны, необходимо сравнить с затратами, с той ценой и добавленной стоимостью при условии реализации мокросоленых шкур. Мировой опыт показывает, что открывается большое количество предприятий по переработке шкур. В Узбекистане за последние несколько лет открылось 9 таких заводов. И два специализируются на переработке мокросоленых шкур в желатин, коллаген и кормовые добавки в виде спрессованных брикетов для кормов животным. Сейчас у нас в стране около 10 процентов сырья продается через биржу. В этом году прошло 10 сессий, и только две были успешными. Рынок сегодня, в принципе, неактивный. И поэтому процессы будут идти параллельно: реализации шкур через биржу и изучение целесообразности организации производства по их переработке. 

— Вы уже упомянули, что отечественные производители обуви импортируют большое количество сырья. Что делается для их переориентации на внутренних поставщиков?

— В этом вопросе, как и в любых рыночных процессах, ключевую роль играет соотношение цены и качества. И сейчас пытаемся найти точки соприкосновения с крупными обувными холдингами. Потому что небольшие наши фабрики потребляют около 70 процентов внутреннего сырья. На встречах руководство крупных компаний говорит, что они готовы повернуться в сторону отечественных поставщиков, но для этого им надо предоставлять востребованный широкий ассортимент, выполнять в сроки их заказы и соответствовать конкурентной цене.

Что касается цен на кожсырье, то с МАРТ велась работа в этом направлении, и сегодня существует формула, по которой устанавливается цена на внутреннем рынке. Она состоит из средней цены, которая складывается на трех мировых рынках — России, Европы и Южной Америки. Пока эта формула находится в рабочем варианте: мы каждый месяц мониторим цены на этих рынках и смотрим, соответствует ли им наша цена. Проанализировали январь — действительно, мы в рынке. Но хочу сказать, что сегодня сложно понять, какая рыночная цена, потому что рынок сильно упал. На той же бирже прошло только две сессии, и мне кажется, они были неудачными из-за того, что цены еще могут упасть, особенно по яловке. Потому что предприятия во всем мире просто были закрыты в условиях пандемии и не было потребления. Поэтому сказать, какая сегодня рыночная цена, очень сложно. 

— Недавно было заявлено о решении создать кожевенный холдинг. Для чего он нужен, кто в него может войти и какие проблемы он позволит решить?

— Эта идея родилась из анализа текущей ситуации и понимания того, что сегодня надо мотивировать наши кожевенные заводы на кооперацию с обувными холдингами. В стране три государственных кожевенных объединения и одно частное предприятие в Могилеве. Существует конкуренция между заводами за одного и того же покупателя, и каждый демпингует, теряет свою маржинальность, а покупатель (условно) бегает от одного завода к другому. И в части эффективности ничего не получается. Производители теряют доходность. И чтобы иметь компетенции на рынке и работать под единым началом, а не конкурировать внутри небольшого белорусского рынка, нами была предложена такая идея. Сейчас работаем в экономической плоскости по этому вопросу. 

Планируем, что холдинг будет осуществлять сбор всего сырья по стране. То есть в структуре холдинга будет сырьевая компания, наделенная функциями сбора, сортировки и перераспределения части сырья на кожевенные товары, части — на производство тех же белковых товаров и части — на реализацию. Ожидаем, что такой комплексный подход позволит упорядочить систему переработки всех шкур в стране. 

В структуру холдинга, кроме кожевенных заводов, должны быть включены наши обу­вные предприятия. Мы предлагаем и частному бизнесу войти в эту структуру, для того чтобы мотивировать их организационно и управленчески приобретать кожевенные товары внутри страны. Поэтому мы предлагаем рассмотреть полную цепочку — от переработки шкуры до готового кожтовара и далее изделий с высокой добавленной стоимостью и глубиной переработки. 

sichevich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК , Татьяна СТОЛЯРОВА , Александр КУШНЕР