Народная газета

Выбери меня!

Вебкаминг - самый быстрорастущий сектор глобальной порноиндустрии

Вебкам-моделинг (работа моделью в видеочате) или просто вебкаминг сегодня считается самым быстрорастущим сектором глобальной порноиндустрии. Хотя девушки, оказывающие интимные услуги своим клиентам в режиме онлайн, предпочитают не шутить с законом: сеанс проходит исключительно для двоих совершеннолетних людей, находящихся по обе стороны монитора. В Румынии и России такого рода профессию уже освоили десятки тысяч красоток, многие из них — студентки. Большинство уверены: они не делают ничего предосудительного, просто зарабатывают большие деньги, торгуя красотой своего тела и умением вести беседу с мужчинами.

С 26-летней минчанкой Алисой мы познакомились в социальных сетях. Девушка согласилась рассказать о специфике своей работы только при условии, что я буду максимально осторожна с некоторыми биографическими фактами и, разумеется, не стану называть ее настоящее имя. Дело в том, что самые близкие люди — мама, младшая сестра и бывший муж — понятия не имеют, каким образом Алиса, уехавшая в Россию три года назад, умудрилась за довольно короткое время существенно поправить свое благосостояние.

— Я всегда любила деньги, не буду этого скрывать и строить из себя жертву тяжелых жизненных обстоятельств, — откровенничает девушка. — Рано вышла замуж по расчету за сына состоятельного человека, верила, что благодаря свекру буду жить припеваючи. Но мы с мужем были слишком молоды и эгоистичны, чтобы долго ужиться друг с другом. Продержались всего два года, после чего со скандалом развелись, и мне пришлось после комфортной жизни в отдельной квартире, подаренной нам родителями мужа, вернуться в маленькую двушку к маме и сестре. А я уже привыкла к роскоши, к тому, что могла тратить на себя приличные деньги. Если честно, искала состоятельного поклонника, но как-то не срослось. В итоге решила поехать за границу, работать аниматором в турецком отеле. Нас там собралось пять человек — две белоруски и три россиянки. Проработали три сезона, сдружились. И вот одна из россиянок рассказала мне про вебкаминг, с помощью которого можно быстро заработать неплохие деньги. Я приехала в Минск и сказала маме, что мне предложили хорошую работу в Москве. Она поверила и благословила.

В свои 23 года я была очень самостоятельной, хотя и без высшего образования, зато с непомерными амбициями. Верила, что все у меня получится. Я же красивая длинноногая блондинка. Худой меня, конечно, назвать трудно, тем не менее мужчинам нравлюсь. Почему бы и не попробовать?

Про кастинг в частном агентстве, занимающемся подбором моделей для вебкаминга, Алиса рассказывает неохотно. С первого раза она не прошла. Причем проблема была не в неудачном макияже, не в лишних килограммах (среди моделей есть как откровенно анорексичные барышни, так и пышки, ведь, как известно, о вкусах не спорят). Споткнулась на банальном неумении разговорить собеседника:

— Модель начинает зарабатывать тогда, когда клиент приглашает ее посетить приватный чат. Тогда в отдельно оборудованной комнате ты остаешься наедине с компьютером и собеседником по ту сторону монитора. Но, чтобы это произошло, нужно по-настоящему заинтересовать мужчину. Представь: в чате одновременно общаются более миллиона человек, огромный выбор девушек. Если клиенту кто-то не по нраву, если с моделью скучно, он просто прекращает сеанс. Достаточно одного клика. Получается, ты не только ничего не заработала для себя, но и не принесла прибыль компании. С нами занимались преподаватели — учили психологии, иностранному языку. Потом устроили импровизированный экзамен. Мне нужно было в течение недели завлечь в приват хотя бы пятерых клиентов. Рабочая смена — восемь часов, два выходных. Увы, свое первое испытание я с треском провалила.

Сейчас прекрасно понимаю, какие совершала ошибки. В погоне за хорошими деньгами не стеснялась быть вульгарной, слишком навязчивой. Одного приятного молодого человека отпугнула тем, что не поняла анекдот, который он рассказал. Он просто сказал: “Ну ты и дура!” — и отключился. Да, и такое бывало. Мужчины заходят в видеочат не только ради виртуального секса. Многие хотят просто поговорить. Подружки рассказывали, что среди иностранцев, например, много откровенно пожилых мужчин, инвалидов, которые по состоянию здоровья вообще ничего уже не могут. Но с ними нужно уметь “поймать волну”. Когда слишком большая разница в возрасте, у вас вроде бы нет общих тем для разговора. С одним клиентом мне даже пришлось изображать кого-то вроде глупой дочки, которую мудрый папа учил жизни. Произошло это после того как на студии мне дали второй шанс. Я вела себя совершенно иначе. Была в меру игривой, в чем-то загадочной. Усвоила правило внимательно и заинтересованно слушать собеседника, мило улыбаться, не говорить банальности. И так получилось, что именно этот мужчина-философ стал первым, кто позвал меня в приватный чат. Там уже, конечно, мы не о жизни говорили. Но он заплатил очень хороший гонорар и стал моим постоянным клиентом.

Я уже планировала, как за несколько месяцев накоплю на первый взнос за квартиру в Минске, куда я все равно планировала вернуться через несколько лет, как помогу деньгами маме, сестре. Но меня осадили мои “товарки”: львиную долю заработанных средств пришлось вложить в себя же. Менеджер компании обеспечивал нас необходимой для работы атрибутикой — секс-игрушками, красивым бельем. Остальное — не его дело. Требование работодателя — подтянутое тело. Ты можешь весить 40 килограммов, а можешь — центнер, главное, чтобы это выглядело красиво. Никаких обвисших животов и целлюлита, все должно быть подкачанным, ухоженным. Никаких жирных, плохо прокрашенных волос. Идеальные ногти и макияж. Все это требовало больших денег: три раза в неделю фитнес-центр, спа-процедуры, салон красоты. Пришлось даже окончить курсы визажа. Чтобы отлично выглядеть на камеру, нужно наносить на лицо несколько слоев тонального крема, уметь правильно растушевывать румяна. Дорогущую косметику закупали с девчонками оптом, чтобы хоть немного сэкономить. Это колоссальные суммы. Я поняла, что надо зарабатывать больше. А реально значительные суммы платят не за разговоры. Нужно быть готовой поступиться некоторыми принципами. Сразу скажу, что речи о каких-то фантастических суммах не шло. Самая большая моя зарплата составила 5 тысяч долларов в месяц. Но это было от силы пару раз. Остальное время — примерно в полтора раза меньше.

Алиса искренне недоумевает, почему моделей видеочатов многие называют “виртуальными проститутками”. Она считает, если нет физиологического контакта с клиентом, значит, ничего предосудительного не происходит. Ведь ценители искусства любуются картинами с обнаженными девушками, скульптурами нагих людей и мифических персонажей. И никому в голову не приходит называть это бесстыдством. “То, что мы делаем, это скорее шоу для двоих, но никак не торговля своим телом!” — горячо убеждает меня собеседница. И на вопрос, что именно она в таком случае столь выгодно продает, уверенно отвечает: красоту и интеллект.

— Я провела в вебкаминге два с половиной года. Это относительно большой срок, некоторые девчонки выдерживали только несколько месяцев. Как и в реальных отношениях с мужчинами, все зависит от того, как именно ты себя подашь. Среди моих коллег были и те, кто раз за разом выполнял самые причудливые и непристойные фантазии клиентов. И те, кому через несколько сеансов общения предлагали руку и сердце. А одна история оказалась вообще голливудской, в духе “Красотки”. Очень состоятельный “папик” влюбился в нашу модель, сначала предложил ей встретиться в реале, после чего вообще потерял голову. Они поженились, девушка, разумеется, перестала заниматься вебкамингом...

фото citol.ru

Но были и не столь радостные истории. Некоторые модели, с которыми расторгали трудовые отношения, уходили в проституцию. За время работы они привыкали к безбедной жизни и, оказавшись у разбитого корыта, соглашались лечь под сутенера. Им по 28—30 лет, ничего, кроме обслуживания клиентов, делать не умеют. Накопленные средства имеют обыкновение быстро исчезать. Идти в уборщицы? Или продавцом на рынок? Для них это звучало как приговор.

Еще одна девочка обслуживала “випов”. Называла такие фамилии!.. Не знаю, может, врала. Однако гонорары у нее были намного больше наших. Правда, за год до того, как я прекратила работу, она тоже ушла, причем со скандалом. Подробностей не знаю, но вроде как одному из очень высокопоставленных клиентов что-то сильно не понравилось в ее поведении...

У меня публика была скромнее. Много женатых мужчин. И наши, и иностранцы. Они закрывались ночью на кухне в своей квартире, пока жены спали за стенкой, выходили в чат и там отрывались по полной. Приходилось участвовать в ролевых играх, танцевать обнаженной...

Ушла я из этого бизнеса после некрасивой истории. Встречалась с парнем, который понятия не имел, чем я занимаюсь. Но однажды вечером он оказался в числе клиентов, которые выбрали меня в чате для общения. Это был шок для нас обоих, потому что до того как я вышла в эфир, он меня не узнал по изображению в сети: сценический макияж сильно меняет внешность. После этого он разорвал со мной все отношения — сказал, что не хочет мараться. А мы уже к тому времени жили вместе, планировали съездить с ним в Минск, чтобы познакомить его с моей семьей.

В результате я вернулась на родину со значительной суммой денег, но с разбитым сердцем. Сейчас у меня нет никаких отношений с мужчинами и в ближайшем будущем я их не планирую. Думаю, это психологические последствия моей работы. Я очень устала от всех — и от молодых ребят, и от взрослых дядей. Хочется просто заняться собой. Например, получить высшее образование и открыть свое туристическое агентство.

Жалею ли я о том, что в моей жизни был вебкаминг? Нет. Я хорошо осознавала, на что шла. Просто хотела заработать. А когда получаешь хорошие деньги, приходится чем-то жертвовать — семьей, свободным временем, любимым человеком...

В ТЕМУ

LiveJasmin — крупнейший в мире интернет-хостинг для вебкам-моделей. Ежедневно на него заходят 35—40 миллионов пользователей, в любой момент на сайте присутствуют около 2 тысяч моделей. В целом несложно понять, как и почему в 2016 году LiveJasmin принес своим владельцам около 3 миллиардов долларов прибыли, пишет сайт bbc.com. В свою очередь Studio 20 — крупнейший в мире игрок на рынке вебкам-трансляций. Компания работает по франшизе — у нее девять отделений в Румынии, в одном из которых работают исключительно “камбои” — модели-мужчины, обслуживающие клиентов-геев. Также у компании есть отделения в колумбийском городе Кали, Будапеште и Лос-Анджелесе. В России вебкаминг получил развитие несколько лет назад. До сих пор в сети висят объявления о поиске моделей для работы в студии. Причем потенциальных сотрудниц убеждают: вебкаминг — не проституция, а скорее перфоманс. То, что многие молоденькие девочки не знают даже значения этого слова, только добавляет интриги: звучит по-западному, значит, что-то стоящее.

konopelko@sb.by

Версия для печати
Надежда, 57, гомель
Лучшей рекламы не придумаешь.  А может это и есть скрытая реклама?
Рита, 31, Минск
Да при чем тут реклама - скрытая, открытая. Поздно рекламировать - об этом вебкаминге уже несколько лет пишут в заграничные сайты,  российские газеты. Вот и до нас добралось. Дело морального выбора каждого человека. Просто грустно, что наши красивые девчонки так зарабатывают на жизнь.  
Ольга Сосновская, Могилев
Если кто-то хочет интимно пообщаться в чате, не вижу в этом ничего плохого. В Японии испокон веков гейши — красивые, образованные, обаятельные — пользовались неизменным уважением. Вполне естественно, что иногда хочется расслабиться в таком обществе. К тому же в наше время многим, к примеру, бизнесменам, часто не хватает просто приятного собеседника, с которым можно быть откровенным, который о тебе ничего не знает и никак не сможет тебе навредить. Ведь ближайшее окружение способно повернуть против делового человека каждое неосторожно оброненное им слово.
Другое дело, если кому-то захочется воплотить в виртуальной жизни самые пошлые, низменные фантазии. Этого я, конечно, не приветствую. Но больше всего меня поразила история о парне, который расстался со своей девушкой после того как случайно выбрал ее в качестве виртуальной партнерши и узнал, чем она занимается. Ведь и сам не святой — решил расслабиться в чате, иначе тайное не стало бы явным. Как всегда: ему можно все, а она должна быть образцом кротости и скромности.
И никак иначе. В корне с этим не согласна!
Вообще, в материале только во врезке вкратце упомянуто о моделях-мужчинах. На самом деле их сегодня пруд пруди. Причем не только в вебкаминге: хватает представителей сильного пола и в эскорт-услугах.
А уж про многочисленных альфонсов, живущих за счет женщин, и говорить не приходится. Но вот закон к ним относится снисходительнее.
Я почему-то ни разу не слышала, чтобы представителя сильного пола привлекли к ответственности не за сутенерство, а непосредственно за проституцию или что-то подобное.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?