«Вы сотворили настоящее молочное чудо»

Экспортные перспективы белорусских молочников

Известный аналитик молочного рынка России Марина Петрова: «Вы сотворили настоящее молочное чудо»
Это утверждает известный аналитик молочного рынка России Марина Петрова. Лестная оценка российского эксперта, никогда ранее не расточавшего комплименты в  адрес наших производителей, озвученная на экспортном форуме «Беларусь молочная», не просто дань уважения соседям. Ведь доля молокопродуктов в нашем сельхозэкспорте достигает 70 процентов. В прошлом году «молочка» вошла в пятерку ключевых позиций белорусского экспорта после калийных удобрений, нефтепродуктов и нефти, обойдя тракторы и грузовики. В нынешнем году мы рассчитываем увеличить производство молока в хозяйствах всех категорий на 6 процентов, при этом весь  прирост пойдет на экспорт.



Российские эксперты считают, что в ближайшие пять лет Беларуси стоит делать ставку на рынок стран ЕАЭС. Сегодня поставки нашей молочной продукции сосредоточены на странах СНГ — свыше 96 процентов. При этом российский рынок, как пылесос, втягивает в себя 90 процентов экспорта. Несмотря на риски и потери, связанные с девальвацией рубля, он остается более привлекательным как по логистике, так и по внутренним ценам. Что делать производителям, чтобы позиции не потерять? Знать конъюнктуру и не наступать на старые грабли. 

Эмбарго не помогло российским производителям, констатируют аналитики молочного рынка. Правда, официальные данные и подсчеты экспертов по производству молока в России разнятся. 

По информации Минсельхоза, производство в 2015 году осталось на уровне 2014 года — 30,8 миллиона тонн, тогда как Национальный союз производителей молока «Союзмолоко» сообщает о сокращении объемов до 30,4 миллиона тонн. Низка и товарность: в России этот показатель составляет немногим более 50 процентов, в то время как в большинстве стран мира, в том числе и в Беларуси, она превышает 90. Несмотря на официальные заявления, эксперты причин для роста не видят. Согласно их прогнозам, в 2016 году производство молока снизится до 30 миллионов тонн. Ежегодный дефицит — 8 миллионов тонн, закрыть его получится за  пять—семь лет, сообщил недавно глава Минсельхоза Александр Ткачев. Значит, именно столько времени есть у наших молочников, чтобы закрепиться на полках и удовлетворить пристрастия покупателей. Каковы они?

После эмбарго на потребительском рынке сыра лидируют «Эдам» и «Гауда». Раньше среди завозных наибольшим спросом пользовался «Маасдам». При этом, по словам Марины Петровой, структура российского производства не изменилась: по-прежнему рост отмечен только в категории плавленых сыров, что связывают с возросшим спросом на более доступную продукцию. Недостаток сливочного масла, наряду с нашей страной, компенсировали Аргентина, Уругвай и Новая Зеландия. Из-за падения доходов россияне переходят на спреды или вовсе исключают натуральное масло из рациона. 

Рынок дестабилизировался: часть потребителей вообще исключила из рациона сыр либо стала покупать более дорогую и качественную продукцию раз в месяц. Это ощутили и наши производители как по уровню спроса и цен, так и по своим финансовым результатам. Однако ситуация с эбмарго уникальна, и ею нужно воспользоваться. «Ваша страна, став ведущим экспортером, сотворила  экономическое  чудо  с точки зрения молочной отрасли, — считает Марина Петрова. — Российский потребитель знает и любит  белорусские  продукты. Но сейчас наметился спрос не просто на качественные, а на брендированные продукты».

Замечу: бренд — это не всегда дорого и недоступно. Если добавить к уже имеющемуся качеству грамотный маркетинг, можно занять место на полке вне зависимости от эмбарго. На российском рынке сейчас пустует много ниш, прежде занятых европейскими производителями. Это козьи сыры, настоящий «Пармезан», сыры с благородной плесенью, масло для круассанов. «Потребитель устает от однообразия. Если вы сможете предложить новые варианты уже известных продуктов, это кардинально скажется на отрасли в будущем», — убеждена Марина Петрова. И напомнила об опыте европейских производителей, которые «выращивали внимание и даже спрос на свою продукцию». 

Представители оптовых компаний называют и другие проблемы наших экспортеров. Одна из них в том, что работать не по уникальным продуктам становится крайне сложно. А практически все белорусские заводы производят те или иные разновидности российского сыра. Но даже если придумать для него какое-нибудь фантазийное название, это  еще не создание уникального продукта. Что-то нужно делать и с формой: стандартные круги уже изрядно приелись. Возможно,  надо двигаться в сторону мелкой фасовки. 

Но сегодняшние проблемы — мелочь по сравнению с тем, что нас ожидает на российском рынке после снятия продовольственного эмбарго. А это ни много ни мало — маркетинговая война, считает начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Алексей Богданов: «Мы постоянно думаем об этом. Придут немецкие, голландские компании с более сильными ресурсами, изголодавшиеся по российскому рынку. Они будут вкладывать огромные средства в маркетинг, демпинговать. Мы это все предвидим и информируем наши предприятия». 

Озвучив эту мысль,  Богданов еще раз напомнил о диверсификации экспорта. Хотя ситуация на мировом рынке молока оптимизма не внушает.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ индекс ФАО показывает, что сегодня стоимость практически всех продуктов питания находится на минимальном значении. Исключение составляет сахар. Молоко также идет вниз. Так, по сухому молоку уровень мировых цен упал до минимума 2009 года. Сходная ситуация с маслом и сыром. Сырье никому не нужно, и фермеры выходят на демонстрации. Почему так происходит? Все очень просто.

Российское эмбарго, замедление экономического роста в Китае и отмена квот в Европе привели к падению цены на молоко на  53 процента с начала 2014 года, считает эксперт ФАО Максим Фастеев. Китай и Россия импортировали 28 процентов от глобального производства молочных продуктов в прошлом году, но потребление в этих странах упало приблизительно на 10 процентов. Сейчас предложение молока на мировом рынке превышает спрос, то есть мы столкнулись с перепроизводством. В 2013—2014 годах на рынке были максимальные цены, что стимулировало производителей увеличивать объемы. Отмена квот в апреле 2015 года в ЕС также повлияла на рост производства, что в итоге сделало Европу ключевым источником перепроизводства молока. К примеру, Ирландия за год приросла на 35 процентов, страны Бенилюкса — на 20—25 процентов. В совокупности эти государства производят уже больше молока, чем мировой лидер Новая Зеландия. Та же Ирландия намерена приблизиться к лидирующим позициям на мировом молочном рынке. И хотя закупочные цены в стране уже минимальны, производители не видят причин снижать объемы производства. Эта ситуация немного перекликается с нашей. 

Есть на мировой арене и позитивные сигналы. За два первых месяца нынешнего года Китай  увеличил закупки всех основных продуктов: масла — на 79 процентов, сыра — на 61, сухого обезжиренного молока — на 25, сухого цельного молока — на 22 процента. Оживились рынки Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, куда Европа стала продавать продукцию после эмбарго. Эксперты обнадеживающе утверждают, что в перспективе потребность в молоке будет расти параллельно с ростом населения планеты. А это обещает новый виток ценового роста.

В ТЕМУ

«На долю Беларуси приходится 4—5 процентов мирового экспорта молочной продукции. Республика входит в тройку крупнейших экспортеров сливочного масла — 10 процентов объема мирового экспорта, занимает пятую позицию по поставкам сыров и сухого обезжиренного молока, третье место в мировом рейтинге поставщиков сухой сыворотки».

germanovich@sb.by

Фото БелТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?