Вверх по Припяти,

или Как корреспондент «БН» оценивала приманку для туристов и изучала технологии народного мебельного промысла...

Продолжение. Начало в номере за 28 июня.

II. С «Торокой» какая морока, морока с рыбаком...

Следующая наша остановка — деревня Конковичи. Она имеет такой же статус, как и Лясковичи, — агрогородок. Но заметно, я бы даже сказала, контрастно, отличается: основные постройки в центре — годов семидесятых-восьмидесятых, но все ухожено, аккуратно: отремонтирован сельский клуб, сельсовет, магазин, новенькая амбулатория, магазин, школа. Нас встречает председатель Конковичского сельского Совета Александр Дриго.

— До Лясковичей нам, конечно, еще очень далеко, но и наш агрогородок примечателен, — говорит Александр Сергеевич и приглашает нас на экскурсию по деревне. По дороге справа — двухэтажная школа, а прямо через массивные деревянные ворота виднеется, естественно, река, большое, деревянное двухэтажное здание, беседки. — Когда-то на этом месте было здание, которое в свое время служило и школой, и колхозной столовой, и сараем для дров. Сейчас здесь туристический комплекс новоиспеченного агротуристического охотничье-рыболовного хозяйства «Торока». Оно было создано не так давно в рамках Госпрограммы развития охотничьего хозяйства на 2006—2015 годы.

Мы — внутри гостиницы. Это большой деревянный дом, шелеванный изнутри вагонкой. На первом этаже — обеденный зал, стены которого увешаны шкурами и чучелами волка, дикого кабана. Охотничий антураж, одним словом.

— Здесь же и оружейная комната, и кухня с русской печью, — эстафету повествования у Александра Дриго принимает администратор комплекса Татьяна Аскерко. — Профессиональные кулинары знают, как удивить национальными белорусскими блюдами туриста, приготовить улов или добычу рыбака или охотника. Благоустроенные номера гостиницы располагаются на втором этаже — всего на двадцать мест. Если кому хочется более экстремального отдыха — милости просим в наши летние домики на две комнаты. Там все по-простому: есть где переночевать, снасти развесить, просушить лодки.

Пока таких домиков в «Тороке» только два (до конца года появятся еще три). Они находятся метрах в двадцати от Припяти. Наверное, настоящий рай для рыбака. И не только потому, что пейзаж живописнейший перед глазами открывается! Главное достоинство здесь — ихтиофауна. Ее состав представлен 47 видами речных и озерных рыб. Основу составляют щука, окунь, сом, судак, жерех, лещ и другие. К слову, на территории хозяйства организована платная, любительская и промысловая рыбалка. Она проводится на участке реки Припять протяженностью 23 километра, а также на прилегающих водоемах общей площадью почти полтысячи гектаров.

— Когда брали в аренду эти земли, приложили много усилий, чтобы очистить реку. Запущенное место было, — вспоминает Татьяна Аскерко и ведет меня вдоль берега к еще одному новенькому зданию. — Сейчас вот завершаем строительство бани, а неподалеку планируем летнюю площадку для танцев, — указывает мой гид на поляну, заваленную дровами и щебнем. За ней и гостиничный домик, с которого начиналась экскурсия.

— А это что за водоем? — указываю я на пруд сразу перед гостиницей.

— Раньше, где-то в пятидесятые годы, на этом месте добывали торф, — поясняет Татьяна Аскерко. — Когда дело это прекратили, здесь образовалось болотце. Мы расширили пруд, окультурили его, почистили и в этом году запустили туда двести тысяч личинок щуки и судака. Есть идея рыбу разводить.

По части охоты «Тороке» тоже есть чем гордиться, ибо большая часть охотугодий — крупные лесные и лесоболотные массивы. Здесь обитают лоси, кабаны, олени, косули, тетерева, глухари, водно-болотная дичь. Охотиться можно с подхода, с вышки, загоном, а в помощь можно взять квалифицированного егеря, знающего эти места как свои пять пальцев. Хозяйство развивает также и экотуризм. Здесь большое количество «краснокнижников» — представителей флоры и фауны Беларуси, занесенных в Красную книгу. Для наблюдений разработаны пешеходные, водные, автомобильные маршруты.

Как приманка для туриста и само название хозяйства — «Торока». Оказывается, это слово из профессиональной лексики охотника. Обозначает ремешки у задней седельной луки для привязывания чего-нибудь, например, дичи.

— Это наш бренд, наша изюминка, — говорит Татьяна Аскерко.

Развитие агроэкотуризма на Петриковщине — одно из основных направлений госпрограммы «Припятское Полесье». Однако пока хозяйство в этот республиканский проект не включено.

...Едем дальше. Останавливаемся в деревне Лучицы. Это фактически противоположная сторона района. Едем туда, минуя Копаткевичи и Челющевичи. Навскидку это еще километров сорок.

— Хочу познакомить вас с уникальным для нашего района мастером, — дает мне своеобразную ориентировку моя провожатая Светлана. — На прошлогоднем фестивале «Зов Полесья» он был отмечен дипломом в конкурсе региональных подворий — за лучший мастер-класс по возрождению редкого традиционного ремесла. Алексей Чернушевич занимается изготовлением мебели из лозы. Его работы украшают многие агроусадьбы и дома не только нашего, но и других районов Беларуси.

Вот мы и в Лучицах. Дом Алексея Михайловича находится в центре деревни. Заходим во двор. Удивительно, но на бельевых веревках вместо постиранного постельного и одежды — коряги и деревяшки. Они причудливых форм — изогнуты то ли полуовалом, то ли кругом. Двери дома открыты: значит, нас ждут. Услыхав заливистый лай собаки, которая чуть ли не выпрыгивает из ошейника, увидав незнакомую делегацию, на пороге показывается плотный мужчина лет пятидесяти. Он приветлив и гостеприимен.

— Проходите, пожалуйста, в мастерскую, — приглашает хозяин.

Минув гостиную, действительно, заходим в комнату, которая лично мне очень уж напоминает школьный кабинет труда. Вдоль комнаты стоят массивные длинные столы, снабженные какими-то, видимо, специальными деревянными формами. На стенах, как в швейной мастерской, висят лекала, в ящичках аккуратно сложены инструменты, по коробочкам-баночкам — несколько разновидностей гвоздиков. С тыльной стороны комнаты — «грубка», на которой расположились две заготовки, напоминающие по очертаниям, если включить воображение, кресла.

— Это будущий дачный комплект, заготовки — четыре кресла и столик, — будто бы читает мои мысли мастер. — Чтобы сделать такой комплект, мне требуется десять дней. Ремеслом этим занимаюсь уже больше пятнадцати лет: рука набита, глаз навострен. Всего ничего надо, чтобы обладать таким мастерством: понимание геометрии, усидчивость, дисциплинированность и строгое соблюдение технологии.

Кстати, в изготовлении мебели из лозы у полешука Алексея Чернушевича своя методика. Ее, к моему удивлению, мастер не замалчивает, а, наоборот, комментирует и критикует.

Лозу Алексей Михайлович собирает на берегу реки Птичь — это один из крупных притоков Припяти, но котором стоят Лучицы. Затем мастер помещает природное сырье в специальную выварку и кипятит семь часов. За время выпаривания дерево выделяет дубильные вещества, поэтому меняет цвет с бледного оливкового на насыщенный желтый, деревянный. И здесь тоже важно не упустить момент: нужно вовремя снять кору с лозы, а затем, пока деревца «еще тепленькие», успеть выгнуть их нужным образом. Вот для чего на рабочих столах в мастерской Алексея Чернушевича есть специальные приспособления. Уже после «полуфабрикаты» из лозы идут на вторичную обработку — полное высыхание. (Как раз эту картину и наблюдали мы во дворе мастера.) Потом ремесленник собирает полуовалы, дуги и окружности вместе — и прутики причудливых форм, как мозаика, складываются воедино, составляя гарнитур из столика и четырех кресел.

— В моей технологии — специальная отделочная лента синтетического происхождения, — комментирует Алексей Чернушевич. — Я умышленно решил совместить этот материал с лозой. Во-первых, чтобы мои изделия вписывались в современный интерьер. А во-вторых, немаловажна здесь и цена вопроса. Кору с дерева снимать очень сложно, и если делать такой комплект из чистой лозы, то за одно только кресло можно выложить двести долларов. Поскольку я предпочитаю делать свое ремесло доступным для простых людей, поэтому такие гарнитуры вы можете найти и у жителей окрестных деревень.

К слову, своим ремеслом Алексей Чернушевич овладел, как говорится, не «из руки в руку» от отца к сыну, а на одном из заводов в Гомеле, где проходил стажировку. На дворе были лихие девяностые. Специализированный цех в областном центре вскоре закрыли. Алексей Михайлович, который работал на тот момент агрономом — начальником участка, предложил сделать мастерскую в местном хозяйстве. Не сбылось. Какое-то время лозоплетение преподавал в школе, а после получения группы инвалидности вместе со станками, приспособлениями, гвоздиками и ленточками перебрался в свой дом.

В ремесленном арсенале Алексея Чернушевича, кроме дачных наборов для отдыха, детские кроватки, подставки для обуви, этажерки, диванчики. Ко второму «Зову Полесья» мастер готовится презентовать свои новые изделия — кресло-качалку и столовую мебель.

— Подробности проекта пока попридержу, — секретничает Алексей Чернушевич. — Сейчас тренируюсь, раскладываю изо дня в день детали предметов мебели, как конструктор. План своей выставки на «Зове Полесья» уже придумал.

— «Зов Полесья» — настоящий праздник, феерия, — вслед за ремесленником говорит моя сопровождающая Светлана. — Удивительно, но фэст впитал в себя эту культуру, быт коренных жителей, которые преданно любят родную землю и живут с ней в гармонии. К слову, о культуре. В рамках госпрограммы «Припятское Полесье» в районе ремонтируется здание сельского клуба в деревне Кошевичи. Там нас уже заждались.

— Не удивлюсь, если до следующей жемчужины Петриковского района ехать еще километров сорок, — вздохнула я.

— Всего-навсего десять километров осталось, — улыбнулась Светлана...

Татьяна УСКОВА, «БН»

НА СНИМКАХ:  мастер по изготовлению мебели из лозы Алексей ЧЕРНУШЕВИЧ делится секретами своей профессиональной «кухни»; администратор гостиничного комплекса агротуристического охотничье-рыболовного хозяйства «Торока» Татьяна АСКЕРКО.

Фото автора

(Окончание следует.)

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости