Второй пик первого типа

Почему молодеет «несладкая» болезнь

Сахарный диабет уже диагностируют не только у подростков, но и дошкольников
При лечении сахарного диабета первого и второго типов объединяют усилия  взрослые и детские врачи. Эндокринологи объясняют это тем, что болезнь нередко начинается с детства, но им не заканчивается. И очень важно для здоровья пациента, чтобы был контакт между специалистами, единый подход к проблеме. Но сегодня с главным внештатным детским эндокринологом Министерства здравоохранения доктором медицинских наук Анжеликой СОЛНЦЕВОЙ обсудим, почему особую тревогу у специалистов вызывает именно сахарный диабет первого типа у детей.



— Анжелика Викторовна, врачи замечают, что сахарным диабетом (СД) второго типа чаще рискуют заболеть взрослые и дети с избыточной массой тела, ведущие малоактивный образ жизни. Но с первым типом все гораздо сложнее... 

— Всего 17 подростков у нас под контролем со вторым типом заболевания. За прошлый год взяли на учет пятерых. Взрослых с таким диагнозом 268 тысяч. Что касается первого типа, ситуация иная: взрослых около 17 тысяч, детей — 1860. Причем в 2004 году на диспансерном учете у детских эндокринологов состояли 1367 юных пациентов с таким диагнозом. Рост очевиден. Мы начали замечать это лет пять назад. Думали поначалу: неудачный год. Сегодня сталкиваемся с тем, что несколько последних лет в республике фиксируется рост первичной заболеваемости сахарным диабетом первого типа в детском возрасте. Сразу скажу: мы не уникальны в этом плане. Картина характерна для большинства развитых стран, где в последние 20 лет отмечен рост случаев заболеваемости на 3—4 процента именно у детей. Увы, недуг молодеет. Еще 10 лет назад мы четко выделяли один пик начала проявления болезни — подростковый возраст. А сегодня говорим уже о двух пиках проявления сахарного диабета первого типа, который диагностируем у дошкольников и даже у детей в возрасте до двух лет. К 2020 году, как прогнозируется, в мире количество дошколят с  таким недугом, по сравнению с 2005-м, удвоится. 

— Но в отличие от СД второго типа первый если и заявляет о себе, то фактически без предупреждения. Что вдруг происходит? Почему для многих родителей, чьи дети вполне активны, не любят сладости, этот диагноз становится громом среди ясного неба?

— Очень сложный вопрос. Это заболевание многофакторное, связанное с взаимодействием генетической составляющей, внешней среды. В результате его развития разрушаются бета-клетки поджелудочной железы, что, в свою очередь, приводит к абсолютному дефициту инсулина.

Более чем в половине случаев развития недуга прослеживается генетический фактор.  Однако если бы все зависело от генетики, было бы очень печально. Ведь наши пациенты становятся взрослыми, заводят семьи. На самом деле установлено, что в 85 процентах новых случаев СД 1-го типа развивается у детей, которые не имеют родственников первой степени родства с таким заболеванием. Опять же риск развития заболевания у родных братьев и сестер больного ребенка составляет 5—6 процентов. Если такой же диагноз у матери — от 1,5 до 4 процентов, если только у отца — до 9 процентов. 

— Но реально ли как-то предупредить развитие болезни?

— На появление СД первого типа, помимо генетической предрасположенности, могут влиять и внешние факторы. К примеру, питание ребенка в грудном возрасте, раннее введение смесей на основе коровьего молока и продуктов, содержащих глютен, энтеровирусные инфекции, дисбаланс витаминов, особенно Д, изменение микрофлоры кишечника, ряд химических веществ, так называемых дизраптеров. Исследования доказали, что на детей с высоким генетическим риском развития первого типа диабета грудное вскармливание оказывало защитный эффект при введении раннего прикорма кашами, которые содержали глютен. Но еще раз обращу внимание на такой момент: помимо внешних факторов, должна быть генетическая предрасположенность. 

— Анжелика Викторовна, чем опасно проявление заболевания в раннем возрасте?

— Ребенок может заболеть в 2 года, 5 лет, в подростковом возрасте. Представьте, если это произошло  в дошкольном возрасте, то каким его стаж сахарного диабета будет в 18 лет? Другое дело, если диагноз установлен в 17 лет — завершились рост и половое созревание. Сахарный диабет в детском возрасте опасен развитием хронических микрососудистых (ретинопатии, нефропатии, нейропатии) и острых осложнений. Несмотря на рост числа пациентов, показатель хронических осложнений этого заболевания не увеличивается. Мы активно обучаем ребят и их родителей знаниям и навыкам для самостоятельного ведения сахарного диабета, оценке основных показателей метаболического контроля, психологической адаптации. Для успешного лечения, предупреждения осложнений важно, чтобы изменился образ жизни не только пациента, но и его семьи. Сегодня в республике в каждом областном центре и на республиканском уровне открыты детские амбулаторные и стационарные «Школы диабета». В целом детские эндокринологи стараются снизить развитие хронических осложнений диабета. Например, если взять почечную недостаточность, то у нас вообще нет детей с сахарным диабетом на гемодиализе. Это говорит о правильно выбранной стратегии в лечении таких пациентов, эффективности скрининговых мероприятий.

— С каждым годом все более доступны высокие технологии.

— Да, например, метод длительного мониторирования гликемии. Причем не только в стационаре, но и в амбулаторных условиях это исследование доступно на республиканском, областном уровнях, в некоторых крупных районных центрах. С каждым годом все активнее применяется инсулинотерапия с использованием специальных помп. Сегодня более 60 детей находятся на таком способе введения инсулина. Эту практику планируется расширить. Но всякая новая технология без обучения, мотивации и самоконтроля не даст результата. С июля этого года за счет бюджетных средств юные пациенты имеют 3 тест-полоски в день для самоконтроля. Раньше была одна... Все дети получают инсулины. Это бесплатно и гарантируется государством. Примерно 70 процентов находятся на традиционных генно-инженерных инсулинах, около 30 — на аналогах инсулинов, которые позволяют более точно имитировать физиологическую секрецию инсулина. 

С моей точки зрения, один из важных моментов понимания и принятия семьей этого заболевания — исчезновение чувства вины родителей или других членов семьи за развитие сахарного диабета у ребенка. Многие родители попадают в своеобразную ловушку, пытаясь проверить наследственность или найти виновного, сделавшего что-то плохое, отчего вдруг болезнь проявилась. В возникновении недуга нет ничьей вины или ошибки! 

korenevskaja@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?