«Второй», который не стал «первым»

ПОЛИТИЧЕСКАЯ биография Георгия Максимилиановича МАЛЕНКОВА (1902—1988) — феноменальное сочетание взлетов и низвержений. От звания Героя Социалистического Труда (1943 г.) «за особые заслуги в области усиления производства самолетов и моторов в трудных условиях военного времени» до «расстрельных» обвинений «в моральной ответственности» за послевоенные «безобразия» в авиационной промышленности. От официального, по сути, титула преемника Сталина до исключения в 1962 году из КПСС, причем в партии его, в отличие от Молотова и Шепилова, так и не восстановили.

Георгий Маленков, 60 лет назад предложивший эффективный проект перестройки народного хозяйства, удержаться на вершине власти в СССР так и не смог

ПОЛИТИЧЕСКАЯ биография Георгия Максимилиановича МАЛЕНКОВА (1902—1988) — феноменальное сочетание взлетов и низвержений. От звания Героя Социалистического Труда (1943 г.) «за особые заслуги в области усиления производства самолетов и моторов в трудных условиях военного времени» до «расстрельных» обвинений «в моральной ответственности» за послевоенные «безобразия» в авиационной промышленности. От официального, по сути, титула преемника Сталина до исключения в 1962 году из КПСС, причем в партии его, в отличие от Молотова и Шепилова, так и не восстановили.

МАЛЕНКОВ выдержал все эти виражи и, оставшись верным делу, которому посвятил жизнь, многое переоценил. В августе 1953-го, 60 лет назад, он выступил с докладом, в котором предложил новый экономический курс. Вот как оценили его в народе: «Пришел товарищ Маленков, дал и хлеба, и блинков».

Родословная Георгия Максимилиановича неоднозначна. Отец был мелким служащим на железной дороге, но дворянином, потомком выходцев из Македонии; дед был полковником; брат деда — контр-адмиралом, а мать — простая мещанка Анастасия Шемякина, дочь кузнеца. В 1919 году будущий партийный деятель окончил классическую гимназию и был призван в Красную армию. После вступления в апреле 1920-го в партию большевиков стал политработником эскадрона. Так началась его партийная карьера.

В конце 1940-х — начале 1950-х Маленков — второй человек в государстве и партии. 9 марта 1953-го, на похоронах Сталина Лаврентий Берия фактически объявил его преемником вождя. «Второй» был, казалось, готов стать «первым», к тому же самостоятельным в определении как минимум экономического курса. Маленковские реформы, начатые в 1953-м, получили название «перестройки». Но они не имели ничего общего с горбачевскими нововведениями середины 80-х и, если бы не были остановлены, могли серьезно изменить структуру народного хозяйства.

Увы, в феврале 1955-го Маленков был вынужден уступить пост председателя советского правительства Николаю Булганину, «временному союзнику» Никиты Хрущева. А двумя годами позже, после явно запоздалой и потому неудавшейся попытки перехватить власть, экс-преемник, на тот момент союзный министр электростанций, и вовсе был выведен из состава ЦК и «сослан» в Усть-Каменогорск.

Западные советологи вслед за Иосипом Броз Тито утверждали, что Маленков не сумел удержать власть, оказавшись не слишком искушенным в аппаратной борьбе. Это правдоподобное, хотя, на наш взгляд, и неполное видение ситуации в верхах.

При Сталине Маленков двенадцать лет занимался «селекцией» партноменклатуры, возглавляя кадровые службы ЦК, и прекрасно знал, кто чего стоит. Он был опытнейшим аппаратчиком, умел просчитывать на много ходов вперед, к тому же обладал феноменальной памятью. Но, во-первых, личные достоинства вождей по мере отхода от «культа» играли все меньшую роль. Во-вторых, особенность формирования советского синклита в послесталинский период в том, что все потенциальные лидеры — Семичастный, Шелепин, позднее Катушев — пали жертвами скорее собственных взглядов, нежели политических амбиций.

Маленков оказался первым в этом ряду несостоявшихся (по большому счету) вершителей судьбы страны. Разумеется, у него были не только оппоненты, но и враги. С Хрущевым они разнились во всем и, вероятно, испытывали взаимную антипатию.

В ОБЩЕМ, в 1957-м политическая карьера Маленкова неожиданно завершилась. Но это был не последний вираж судьбы: в 1980-е он ищет успокоения в православной вере. По рассказам близко знавших его людей, Георгий Максимилианович не единожды просил прощения у Всевышнего, регулярно слушал христианские радиопередачи из-за рубежа и даже… был чтецом в храмах на тогдашних окраинах Москвы (Маленков сильно похудел, и его не узнавали).

Можно предположить, в чем каялся советский пенсионер, бывший некогда «вторым» и «первым» лицом. Чистки в аппарате Центрального комитета ВКП (б) во второй половине 1930-х происходили как раз в первый период руководства Маленковым отделом кадров ЦК. Летом 1937 года он по поручению Сталина вместе с другими видными партийцами выезжал в различные республики и регионы для «проверки деятельности местных парторганизаций, НКВД, УНКВД и других государственных органов», где проходил массовый террор. На январском пленуме Маленков выступил с докладом «О недостатках работы парторганизаций при исключениях коммунистов из ВКП(б)», а в августе 1938-го — с докладом «О перегибах». Вместе с Берией Маленков принимал участие в аресте Н. Ежова, которого задержали в кабинете Маленкова.

Физическая ликвидация в 1949—1950-м многих партийных и хозяйственных руководителей Северо-Запада РСФСР и, в частности, «ленинградское дело», стали устранением конкурентов, которые могли претендовать на власть в постсталинском СССР. Маленков не был главным вдохновителем расправы, но принимал в ней, как и Хрущев, деятельное участие. И не только по поручению Сталина, но, вероятно, и сводя личные, можно сказать, «карьерные» счеты с тогдашним председателем Госплана СССР Николаем Вознесенским и другими влиятельными деятелями — выходцами из Ленинграда.

Внутрипартийная борьба — так тогда было заведено — велась только на уничтожение.

Но в июне 1957-го не Хрущеву, а Маленкову пришлось объясняться по этому поводу на пленуме ЦК; через пять лет «ленинградское дело» и некоторые другие факты стали основанием для исключения Маленкова из КПСС.

Попытки «ленинградцев» усилить свои позиции в ЦК во второй половине 1940-х фактически поддерживались Андреем Ждановым — вторым человеком в советском руководстве в тот период. Но его внезапная кончина летом 1948-го радикально изменила ситуацию. Что и облегчило победу одной группировки (Маленков, Берия, Хрущев) над другой, ленинградской.

В ТО ЖЕ время страницы биографии Георгия Максимилиановича, запечатлевшие умелого управленца, политика решительного и последовательного, в последние полвека были закрыты для большинства читателей.

Между тем в военные годы он проявил незаурядный талант организатора, стал одним из инициаторов развития танко- и ракетостроения, всячески поддерживал прорывные разработки в этих отраслях. Как свидетельствуют советские и российские историки, Маленков, быстро и профессионально решая кадровые и хозяйственные вопросы, помог Жукову остановить развал Ленинградского фронта, укрепить тылы осенью 1941-го. Годом позже, в августе 1942-го Маленков прибыл в Сталинград, где руководил перегруппировкой военных сил и организацией обороны города, дал приказ на эвакуацию населения. В ноябре-декабре 1942-го добился существенного военно-экономического усиления Астраханского оборонительного района, в частности, пополнения Каспийской и Волжской флотилий вооружением, современными по тому времени катерами и другими плавсредствами.

Генерал Александр Горбатов вспоминал: в штабе Донского фронта, созданного по инициативе Маленкова, между ними состоялся такой разговор: «Скажите, товарищ Горбатов, почему мы оказались на Волге?» — спросил Маленков у генерала.

Поначалу тот отвечал общими фразами, но затем, поверив собеседнику, перешел к сути вещей: «Основной причиной неудач является то, что нам не хватает квалифицированных кадров... Должности командиров соединений и выше занимают люди честные, преданные, но неопытные. Этот недостаток в ходе войны не исправляется, а усугубляется неумелым подбором людей. Кто ведает этим вопросом в Главном управлении кадров НКО?.. Саша Румянцев. По-моему, генерал Румянцев больше подходит для роли следователя, чем для роли заместителя Верховного Главнокомандующего по кадрам... Идет война, соединения несут потери, получают пополнение... Все они способны умереть за нашу Родину, но, к сожалению, не умеют бить врага, и в округах их этому не учат. А происходит все это потому, что этим руководит Ефим Афанасьевич Щаденко. Нужно заменить его седовласым и хотя бы безруким или безногим генералом, который знает в деле толк».

Генералы А. Румянцев и Е. Щаденко от своих постов были вскоре освобождены.

Горбатов также заявил о готовности поехать на Колыму, где сам был на каторге, чтобы отобрать там командиров дивизий, которые «будут творить большие дела». Маленков предложил представить список этих лиц; генерал припомнил и записал восемь фамилий. Но при следующей встрече, уже в Москве, военачальник узнал, что названных им комдивов уже нет в живых. «Поэтому ваша просьба, товарищ Горбатов, мною не выполнена», — сказал Маленков.

Главный маршал авиации Александр Голованов, в годы войны — командующий Авиацией дальнего действия, вспоминал: «Маленков, как говорят, «курировал» нас, и справедливости ради следует сказать, что получали мы от него большую помощь и поддержку.

Я лично считаю, что это был у Сталина лучший помощник по военным делам и военной промышленности. Незаурядные организаторские способности, умение общаться с людьми и мобилизовать все их силы на выполнение поставленных задач выгодно отличало его от таких людей, как Берия.

Между ними, казалось, не было ничего общего, даже мало-мальски сходного ни в подходе к решению вопросов, ни в личном поведении. Берия был грубым, заядлым матерщинником. От Маленкова я за всю войну не слышал грубого слова. Их характеры явно различались, и меня всегда удивляло — в чем заключалась дружба между этими людьми?»

В 1943-м как представитель ГКО на Центральном фронте Маленков активно участвовал в подготовке битвы на Курской дуге, детально вникая во все вопросы предстоящей операции и ее материально-технического обеспечения. Это было его последнее фронтовое назначение. С созданием Комитета по восстановлению освобожденных районов (при СНК СССР) Маленков стал его руководителем.

После войны он возглавил Комитет по демонтажу немецкой промышленности. Его работа на этом посту подвергалась постоянной критике — влиятельные ведомства бились за то, чтобы получить как можно больше оборудования. У Маленкова возникали острые споры с председателем Госплана СССР Вознесенским, что привело к ухудшению и личных отношений. Для рассмотрения конфликта была создана комиссия во главе с Анастасом Микояном. Она вынесла неожиданное, едва ли не «компромиссное» решение: прекратить демонтаж немецкой промышленности и наладить производство товаров для СССР в Восточной Германии в качестве репараций. Решение было утверждено на Политбюро в 1947 году, несмотря на возражения Кагановича и Берии.

ВОЗВЫШЕНИЕ Маленкова произошло осенью 1952 года. В октябре по поручению Сталина он выступил на XIX съезде КПСС с отчетным докладом. То есть Маленков фактически был представлен как преемник вождя.

Очевидно, что Сталин выдвинул Маленкова (с учетом всех его достоинств и недостатков) как фигуру компромиссную, уравновешивавшую влияние партийной верхушки и, как бы сейчас сказали, силовиков, и к тому же устраивавшую генералитет.

Но первым секретарем Маленков официально не стал. Потому что «подковерная» борьба между «соратниками» Сталина продолжалась, и этот пост в конце концов достался Хрущеву в сентябре 1953 г. Однако уже 5 марта 1953-го Маленков стал председателем Совета Министров СССР.

По его указанию в конце того же месяца были остановлены многие стратегические проекты в экономике, что замедлило дальнейшую индустриализацию производства и экспорта, ускорив их сырьевую переориентацию. Но с другой стороны — новый предсовмина активно выступал за развитие отраслей, выпускающих товары народного потребления; за расширение сферы услуг, понимал необходимость послаблений в «коллективизационном» режиме сельского хозяйства.

В начале июля 1953-го министр финансов СССР Арсений Зверев направил Маленкову проект нового закона о сельхозналоге. В докладной записке, в частности, пояснялось: «Средний размер сельхозналога по СССР вырос за 1941—1952 гг. со 198 до 528 рублей (в сопоставимых ценах), то есть в 2,7 раза. Недоимки прошлых лет к июлю 1953 г. составили по сельхозналогу 528 млн. рублей; значительная часть недоимок числилась за семьями вдов и хозяйствами престарелых. …Систематическое снижение государственных розничных цен в стране (ежегодно с 1947 г.) значительно сказалось на доходности колхозов и самих колхозников. …Предлагаю списать «колхозные» недоимки и заменить действующую систему обложения налогом в этой сфере новой системой по прогрессивным ставкам (в зависимости от размера дохода в каждом хозяйстве). Предусматривающей обложение в твердых ставках с одной сотой гектара участка, находящегося в личном пользовании колхозного двора, рабочих и служащих, единоличных крестьянских хозяйств». Аналогичное предложение было дважды отвергнуто Сталиным, в 1951 и 1952 годах. При Маленкове проект был одобрен.

А 8 августа 1953 года предсовмина выступил на сессии Верховного совета СССР с обширным докладом «О неотложных задачах сельского хозяйства и мерах по дальнейшему улучшению материального благосостояния народа».

Алексей БАЛИЕВ, Константин ВОЛГИН

(Окончание следует.)

 

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?