Второе пришествие Ивана

Иван Тихон: Павел Файдек не выглядит непобедимым

Иван Тихон не чувствует возраста
Узнать, когда волнуется Иван Тихон, невозможно. Как бы ни складывались обстоятельства в метательном секторе или за его пределами, наш молотобоец невозмутим, как скала. Лишь изредка, отправив молот в особенно запредельные дали, он позволяет себе ненадолго дать волю эмоциям и вновь возвращает на лицо спокойную, чуть отстраненную улыбку. 



На недавнем чемпионате Европы в Амстердаме Тихон завоевал серебро. Не самую, объективно говоря, дорогую медаль в его обширной коллекции. Да и результат — 78,84 — далек и от лучшего результата Тихона в нынешнем сезоне, и тем более от личного рекорда, установленного на гроссмейстерской отметке 84,51. Так далеко, впрочем, сегодня не метает уже никто. За те 8 лет, на протяжении которых вынужденный оправдываться, судиться и бороться с системой Иван оказался отлученным от спорта, расклад сил в компании молотобойцев изменился кардинально. И потому появление в секторе (и тем более на пьедестале) чемпионата Европы без нескольких недель 40-летнего спортсмена, имя которого многие уже успели отправить на полку истории, вызвало неподдельный интерес. Вопросов к Тихону накопилось немало. Правда, получить от него ответы не так и просто. Наученный горьким опытом и годами судебных тяжб, Иван запросто мог бы поступать на работу в дипломатический корпус.

— Какие впечатления остались от чемпионата Европы?

— Интересные впечатления. Хороший праздник. В последнее время я нечасто выезжал на большие соревнования и в Амстердаме искренне порадовался за то, какая у нас молодая и талантливая команда. Ребята правильно думают, двигаются в нужном направлении... Думаю, у нас хорошие перспективы.

— Поделись секретом: как в 39 лет привести свое тело в такую форму, которая позволяет быть конкурентоспособным на мировом уровне?

— Регулярными тренировками и службой в «Динамо». Серьезно, есть, конечно, определенные особенности, но в целом рецепт успеха одинаков для всех и в любом возрасте: тренироваться и не лениться.

— В карьере Ивана Тихона было очень много медалей. Нынешнее серебро — особенная награда?

— Каждая медаль особенная, и каждая дается большой ценой. Так что если говорить о каком-то особом ощущении... Понимаешь, я ждал этого момента очень давно, планомерно шел к нему. Для остальных же все случилось только что. В этом большая разница в восприятии и отношении. Для меня занятое в Амстердаме второе место — естественный результат, а кто-то может говорить о неком поворотном моменте.


— Перед Олимпиадой в Лондоне у тебя также были прекрасная форма и хорошие результаты, но потом тебе просто не позволили выступить. Нет опасения, что сейчас в процесс может вмешаться что-то, не зависящее от твоей воли?

— Зачем думать о плохом, ворошить его? Я, например, об этом вообще не думаю. Да, в Лондоне был красивый праздник, на котором я оказался в стороне. Но сейчас все иначе, я готовлюсь и не рассуждаю, что еще может произойти.

— Ты говоришь, что нынешняя медаль закономерна. Означает ли это, что все, что происходило в секторе на стадионе в Амстердаме, как и показанные там метры, вписывается в сценарий, по которому Иван Тихон ведет подготовку к Олимпиаде?

— Результат, конечно, не самый сильный. Даже до своего лучшего в нынешнем сезоне выступления я недобрал. С другой стороны, этого результата оказалось достаточно, чтобы занять второе место. Этим я доволен. Но чувствую, что мне еще есть за счет чего добавлять и к чему стремиться. И конкуренты, кстати, достаточно хороши, чтобы тренироваться еще усерднее и уж точно не расслабляться.

— К слову, о конкурентах: в прежние годы польские метатели молота не самым лучшим образом отнеслись к той ситуации, в которой ты оказался. Как они встретили твое возвращение в сектор?

— Скажем так: соседей не выбирают, а поляки — это все-таки наши соседи. Давайте же их ценить и уважать. Тем более что соперники они действительно достойные: один выиграл чемпионат Европы, второй занял третье место. А я, выходит, в этот раз оказался в золотой середине. Думаю, никто не в обиде.

— Последние пару лет Павел Файдек производил впечатление атлета, к результатам которого приблизиться как минимум непросто...

— Я бы так не сказал. Будет день — будет пища, и мы еще посмотрим, кто и как готов и как в этой жизни случается. Сам же говорил: в 2012 году и я был замечательно готов... А за время моего отсутствия молот остался все таким же железным, и весит он столько же, и метают его по-прежнему люди из плоти и крови.

— Только ты стал чуть старше...

— Это просто борода меня немного солиднее делает. А в остальном... Я не чувствую возраста. Скорее, я стал мудрее, опытнее и ментально богаче.

— Соревнования сейчас и 8 лет назад воспринимаются иначе?

— И тогда, и сейчас любые соревнования — это стресс для организма. И физический, и психологический. Иначе не бывает. А остальное — дело техники. Вот каждый человек утром встает, и перед ним появляются какие-то очередные задачи. И решает их каждый из нас так, как необходимо в данный момент времени и в конкретных условиях. Где-то по-старому, где-то по-новому. Так и я. Приехал на соревнования, вышел в сектор... Где-то что-то заболело. Или не заболело. Ветер справа подул. Или слева что-то шумит. Это не проблемы. Просто обстоятельства, которые я учитываю. Подстраиваюсь под эти факторы и решаю стоящую передо мной задачу. Кстати, получаю от этого удовольствие и, надеюсь, дарю удовольствие болельщикам. Наверное, это и есть тот самый опыт...

komashko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...