Вторая жизнь короля. Большой орган Белгосфилармонии снова звучит благодаря золотым рукам мастера Станислава Чернявского

Большому органу филармонии, как и ей самой, 42 года. И все это время он находится под присмотром Станислава Матвеевича. Впрочем, срок знакомства мастера с инструментом все же дольше – несколько месяцев вместе с чешскими коллегами Станислав Чернявский собирал и устанавливал привезенный в Минск инструмент. На работу в Белгосфилармонию его специально пригласили из Вильнюса. Профессионалы-мастера, досконально знающие все устройства, механизмы, тонкости настройки и секреты обслуживания органа, тогда, как, впрочем, и теперь, были и остаются в дефиците.
Большому органу филармонии, как и ей самой, 42 года. И все это время он находится под присмотром Станислава Матвеевича. Впрочем, срок знакомства мастера с инструментом все же дольше – несколько месяцев вместе с чешскими коллегами Станислав Чернявский собирал и устанавливал привезенный в Минск инструмент. На работу в Белгосфилармонию его специально пригласили из Вильнюса. Профессионалы-мастера, досконально знающие все устройства, механизмы, тонкости настройки и секреты обслуживания органа, тогда, как, впрочем, и теперь, были и остаются в дефиците. — С чешской фабрики разобранный орган привезли в Минск в шести товарных вагонах. Звонок в филармонию о доставленном грузе привел ее тогдашнего директора в ужас, поместится ли в здании такой большой инструмент? – с улыбкой вспоминает Станислав Матвеевич. Размеры большого филармонического органа, действительно, впечатляют. То, что видят зрители из зала, – лишь небольшая часть музыкального инструмента. Всего в нем три этажа, 12 метров высоты, 15 – ширины, 4 – глубины, десять воздушных мехов, мощные двигатели и шесть с половиной тысяч металлических и деревянных труб. Самые маленькие – высотой в 1 см и диаметром с обычный карандаш, самые большие – восьмиметровые, в охват рук взрослого человека. Но, несмотря на тяжеловесность и большие габариты, орган – инструмент очень нежный, чувствительный и требует тщательнейшего ухода, особенно если место его “прописки” — филармония. — В соборах условия для этого инструмента более комфортные. Там зимой и летом влаги хватает. А в филармонии все же очень сухо, да еще почти постоянно на концертах, репетициях прожектора воздух подогревают. Поэтому для органа в таком помещении влажностный режим нужно дополнительно поддерживать, — объясняет Станислав Матвеевич присутствие замеченных мною на каждом из органных этажей тазиков, наполненных водой. Кроме сухости воздуха, губительны для “здоровья” инструмента перепады температуры, грязь, пыль, вибрации... Именно поэтому только после того, как полностью завершился капитальный ремонт всего здания филармонии, начался ремонт органа. Каждую из шести с половиной его трубок мастеру предстояло вручную снять, добраться до механизмов, все очистить от накопившихся грязи и пыли, вновь собрать, проинтонировать, отрегулировать давление воздуха, настроить... Надо ли говорить, что о своем “подопечном” знает Станислав Матвеевич все до мелочей и с любым его капризом может справиться. Кстати, капризы у короля инструментов случались. Как-то в Белгосфилармонии давал концерт немецкий органист. Все шло хорошо, и вдруг в начале второго отделения буквально после нескольких мощных, взятых музыкантом акккордов орган замолчал – пропал звук. Немец за пультом схватился за голову и только повторял: органу капут, концерту капут... Дали занавес – технический перерыв. А Станислав Матвеевич недолго думая помчался в подвал к органным мехам. Сразу понял – в них причина, и не ошибся. Чтобы вернуть органу голос, потребовалось тогда мастеру всего три минуты. Концерт был спасен и завершился блестяще. Органист потом долго благодарил Станислава Матвеевича и не переставал удивлялся, как же удалось так быстро все исправить. Между прочим, Станислав Матвеевич обязательно присутствует на каждой репеции и каждом органном концерте. Его место — не в зале. Он — внутри органа, внимательно следит, как тот дышит, как звучит. Сюда посторонним вход запрещен. Разве что на время ремонта органа делал Станислав Матвеевич исключение для троих своих помощников, среди которых двое — его сыновья. Кстати, младший тоже профессиональный настройщик и, по мнению отца, все тонкости органного дела знает не хуже его. Эти дни для Станислава Матвеевича особенно волнительные. 19 октября у его “подопечного” большая премьера – первый после ремонта органный концерт, выступление сразу четырех известных белорусских органистов. И если вам посчастливится в этот день попасть в Белгосфилармонию, не жалейте-аплодисментов. Ведь вместе с виртуозами артистами их заслуживает и удивительный мастер Станислав Чернявский.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.67
Загрузка...
Новости