Жители и уроженцы Симоновичей увековечили память сельчан, погибших в годы войны

Вспомнить всех поименно

Деревушка эта находится в 12 километрах от Дрогичина. В 1970-е годы здесь жило около 1300 человек, сегодня не наберется и 200. В центре деревни — небольшой парк, разбитый местными школьниками полвека назад. Около дороги возвышается обелиск. У его подножия лежат плиты с именами 186 сельчан, погибших в годы Второй мировой войны. Плиты появились совсем недавно, накануне Дня Победы. Так жители и уроженцы Симоновичей увековечили память земляков.


В сельском парке отцветает сирень. В гранитных плитах отражается июньское небо. Возле обелиска мы встречаемся с Галиной Карпович и Раисой Подкасик. Они местные, родились и выросли в Симоновичах.

— Вот, видите, написано: «Попеня Василий Борисович». Это отец моей мамы. Он погиб где-то в Восточной Пруссии. А вот мой дядя Иван Данилович Говин. Его убили в Берлине за несколько дней до окончания вой­ны. Они похоронены вдали от родины, но здесь мы можем почтить их память, — говорит Галина Степановна.

Галина Карпович и Раиса Подкасик ухаживают за мемориалом, поливают цветы, пропалывают клумбы.

Обелиск в центре Симоновичей установили в 1964 году. Повесили табличку: «Памяти воинов, партизан и мирных граждан, павших за свободу и независимость нашей Родины». Сельчанам обещали, что позже здесь появится список с именами погибших.

— Возле обелиска каждый год в День Победы проходили митинги, но какой-то причастности этого памятника к нашей деревне не чувствовалось, — вспоминает Раиса Всеволодовна. — Он был безликим, безымянным. Уроженец Симоновичей Сергей Литвинко взялся исправить ситуацию. Больше года он работал в архивах, разговаривал со старожилами, чтобы установить имена погибших в годы войны. Сейчас здесь постоянно останавливаются автомобили, приходят люди. Многие начали интересоваться историей своих семей именно благодаря тому, что сделал Сергей Литвинко.

На плитах — 186 фамилий. Люди разных возрастов и национальностей. Кто-то из-них погиб на фронте, кто-то был расстрелян или сожжен здесь, в окрестностях Симоновичей. О том, как жила деревня в годы оккупации, хорошо помнит 95-летняя Пелагея Лукинична Степанюк. Ее мы застали за прополкой огорода. Бабушка рассказывает, что посадила в этом году:

О том, как жила деревня в годы оккупации, хорошо помнит 95-летняя Пелагея Лукинична Степанюк.
 
— Здесь бульбочка растет, там — цыбулька, морковка, горох, помидоры, укроп. Теперь нужно за всем этим ухаживать. Мне работа в радость. Движение — жизнь! Знаешь, хоть и 95 лет уже, а пожить еще хочется… В Симоновичах я родилась, тут и живу, никуда не отдалялась. А войну как вспомню, то и сейчас плачу. Два моих брата погибли. Трудно было. Как-то в деревню прибежала женщина и сказала, что ночью придут немцы и спалят село. Все ушли на хутора. Вернулись — а у нас ничего нет. Хорошо хоть корова осталась, благодаря ей и выжили. Многих из нашей деревни немцы убили. Люди целыми семьями гибли. То, что их имена написали на плитах, — это очень правильно...

Помимо огородничества, Пелагея Лукинична любит поэзию. Когда вышла на пенсию, начала писать стихи. Свои произведения помнит наизусть до сих пор:

— Ну, раз вы приехали, то и вам почитаю…

С  инициатором проекта Сергеем Литвинко мы встретились в Бресте. История родной деревни его давно увлекла и до сих пор не отпускает. В архиве Сергея Александровича хранится огромное количество документов, связанных с Симоновичами: карты разных времен, списки, брачные свидетельства, другие документы. Два года назад он организовал в Симоновичах День деревни. На праздник съехалось более 300 человек. В том числе из США и Канады.

История родной деревни давно увлекла Сергея Литвинко и до сих пор не отпускает. 

В родословной Сергея Литвинко — 1465 имен. Свободное время увлеченный краевед проводит в архивах. Например, ему удалось выяснить, что с 1558 года по 2012-й жители деревни Симоновичи упоминались в архивных документах 17 734 раза. Идея увековечить память земляков, погибших в годы войны, у Сергея Литвинко появилась случайно:

— С директором дрогичинского Военно-исторического музея Сергеем Граником мы как-то обсуждали тему сельских памятников жертвам войны. И пришли к выводу, что на многих из них нет ни имен, ни фамилий. Такой же обелиск был в Симоновичах. Я решил исправить ситуацию.

На то, чтобы установить имена 186 сельчан, ушло полтора года. Сведения искали в архивах, в беседах со старожилами, в книге «Память». Изготовление мемориальных плит обошлось примерно в пять тысяч рублей. Собрать средства помог еще один уроженец Симоновичей — генеральный директор «Брестжилстроя» Александр Романюк.

— Можно сказать совершенно точно — список будет пополняться. Поступает много звонков от людей, чьи близкие погибли в годы войны. Разумеется, вся информация будет тщательно проверяться. На данный момент подтверждено уже 187 имен. Заказана еще одна плита. Будем выяснять имена уроженцев Симоновичей, которые в межвоенный период уехали в Северную Америку, воевали в составе американских войск и погибли, освобождая Европу от нацизма.
Сейчас энтузиасты взялись за реализацию еще одного важного проекта. Сергей Граник и Сергей Литвинко намерены открыть в Симоновичах музей Федора Климчука — ученого-лингвиста, который перевел на диалект родной деревни Новый Завет, а также произведения Гомера, Гоголя, Толстого. 
Сергей Граник много лет занимается поисковой работой. Благодаря его стараниям удалось вернуть из небытия имена 200 солдат, партизан, офицеров, погибших в годы Второй мировой войны. Вместе с Сергеем Литвинко он занимался восстановлением имен погибших жителей Симоновичей:

— Мемориальные плиты в Симоновичах — не первый наш проект. Примерно 12 лет назад мы занимались изучение кладбища, где захоронено несколько сотен солдат Первой мировой войны. В народе его называют «немецким», но там покоятся и русские бойцы. К тому же 200—300 лет назад на этом месте находилось старое сельское кладбище. В 70-х годах прошлого века, когда в Симоновичах строили дорогу, кладбище фактически было уничтожено экскаваторами. Мы собрали около десятка надгробий, установили металлический крест, чтобы люди знали и помнили…

Сергей Граник рассказывает, что выяснять имена погибших жителей — дело непростое:

— Перед войной в этих краях было множество хуторов. После освобождения Беларуси не все подали сведения о жертвах войны. По 17 деревням нашего района и вовсе нет никакой информации. Но даже в имеющихся документах допущены ошибки и неточности. Приходилось проверять, уточнять в разных источниках. К тому же мы собирали сведения о тех, кто погиб, сражаясь с нацистами в польской армии, кто был убит во время советско-финской войны. Несмотря на все усилия, «симоновичский список» все еще открыт. Мы продолжаем поиск.

losich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Павел ЛОСИЧ